Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Француз Мариус Сиже — о петербургском стадионе, атмосфере «Голицын Лофта» и выставке, посвященной его предкам

Мариус Сиже — потомок белогвардейцев, эмигрировавших из России в Гражданскую войну. В 90-е его бабушка и дедушка вернулись на историческую родину, и это подтолкнуло его переехать в Петербург. Сейчас Мариус учится в магистратуре и стажируется в Эрмитаже.

В рассказе француза читайте, чем хорош пляж Петропавловской крепости, что отличает российские музеи и за что он любит сырники.

Возраст

27 лет

Род деятельности

Студент

В ПЕТЕРБУРГЕ

9 месяцев

Я родился и прожил 17 лет в Париже, потом поступил в Питтсбург в Университет Пойнт Парк в США. Мой отец из Америки и часть моей семьи — брат и сестра — живут там.

Из США я вернулся во Францию с огромными планами работать по специальности и столкнулся с суровой реальностью. Работал официантом в ресторанах, консультантом в магазинах. Когда понял, что стою на месте и пора что-то менять, я поступил в университет в Санкт-Петербурге. У меня тут живет бабушка, поэтому я не долго думал, куда ехать.

Я считаю, что у меня сейчас лучшее время в жизни. Я закончил первый курс магистратуры в НИУ ВШЭ по специальности «Сравнительная политика Евразии». Было всего три бюджетных места для иностранных граждан — и мне повезло. Еще я прохожу стажировку в Эрмитаже, мы готовим разные фестивали. Мне нравится — это всё довольно познавательно.

Вообще, у меня русские корни — мои прабабушка с прадедушкой были белогвардейцами во время гражданской войны в России. После поражения белых они эмигрировали, жили в Марокко, а уже потом во Франции. И только в 1991 году, когда Советский Союз развалился, дедушка с бабушкой смогли вернуться в Россию. Всё стремительно менялось, и у них появилась возможность купить дешевую по тем временам квартиру.

Бабушка с дедушкой — люди старой закалки, истинные патриоты. Они всегда хотели вернуться на родину. Это была настоящая семейная трагедия. Дедушка много рассказывал об истории, говорил, что Россия — лучшая страна в мире. Говорил, что наши предки были очень здесь важны. Например, прапрадедушка был известный коллекционер и предприниматель Дмитрий Петрович Боткин. Другой прапрадедушка — Шидловский — политический деятель, написал книгу о революции.

Мне хотелось побывать на родине предков. Это очень интересно — изучать свои корни. Даже немного безумно: обнаружить всё это, побывать на выставке «Дом Боткина» в музее-институте семьи Рерихов, подержать мемуары прадеда в руках. Не у всех есть такая возможность.

Чему вас научила Россия?

Терпению. Чтобы собрать все бумаги на визу, надо быть очень мотивированным. Это не трудная, но долгая работа. А еще обязательно нужен тест на ВИЧ и флюорография.

Я стал закаленнее, но сначала был шокирован баней. Во Франции тоже есть бани, но нет парилок, веников. А еще же нужно окунаться в купель! Я будто родился заново.

Очень хочется выучить русский, но это сложно. Хотя мне, например, легко читать по-русски: у каждой буквы свой звук. Во французском у буквы «е» около шести разных звучаний в зависимости от позиции в слове.

Меня немного раздражает, что когда я говорю, что живу в пяти минутах от Эрмитажа, русские люди думают, что я богат. Иногда такое чувство, что место, в котором я живу, имеет больше значения, чем я сам. Ты что-то рассказываешь про себя, но в итоге интересно только то, что ты живешь в центре и что ты француз.

С другой стороны, меня удивляют российские СМИ — им зачастую интересна история отдельного человека. Иностранца, русского из глубинки, москвича. Не представляю себе такую ситуацию в Америке. У вас делается уклон на личность, на то, какой человек. Совершенно другой менталитет.

Кто сыграл для вас важную роль?

Бабушка. Благодаря ей у меня появилась возможность переехать в другую страну, в красивейший город. Это в свое время был глоток свежего воздуха. Она разрешила пожить в своей квартире и поначалу сильно помогала: подсказывала с визой, сим-картами, как добраться на метро. А ведь ей уже 90 лет, и сейчас она живет рядом с моей мамой во Франции. Это хорошо, когда есть кто-то, на чью помощь ты всегда можешь рассчитывать.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Здесь нет нормальных стейков. В Париже много достойных, практически в каждом ресторане все виды, а в Петербурге ни разу не было вкусно.

Еще во Франции мягче климат и больше света зимой. Первое время я чувствовал себя здесь зомби.

Пять находок в Петербурге

  1. «Голицын Лофт»
    Там совершенно особая атмосфера. Это просто, не пафосно — ты можешь прийти как есть, в обычной футболке, с рюкзаком и кучей пакетов. Им всё равно, как ты выглядишь. И там есть место с классной музыкой, где можно потанцевать — Wonderland.
  2. «Зенит-Арена»
    Я был на матче «Зенит» — «Росенбург», и атмосфера мне очень понравилась. Очень напряженно, оттого и интересно. Я бывший футболист. Когда я был подростком, часто посещал футбольный стадион в Париже — «Парк де Пренс», и поэтому мне так важно было попасть на «Зенит-Арену».
  3. Петропавловская крепость
    Мне нравится пляж — будто ты на море. И люди, загорающие там в любое время года, и кричащие чайки… Сам я никогда не загораю, просто люблю район «Горьковской».
  4. Сырники
    Творог смешивается с мукой, яйцами — и на сковородку. Бабушка часто жарила, может, оттого так и вкусно.
  5. Дружелюбие и безопасность
    Петербуржцы очень мирные, спокойные и доброжелательные. К примеру, три-четыре часа ночи, девушка одна гуляет по Невскому — это считается нормальным. Много полицейских на улицах. В Париже надо быть аккуратным, несмотря ни на что, а в России я чувствую себя в безопасности.

Зачем вы здесь?

Наверное, русские корни всё же дают о себе знать. Я скучал в Париже, и мое недовольство собой, мой кризис 25 лет подтолкнул меня на переезд.

В следующем году я получу степень магистра, надеюсь, это откроет мне новые возможности. Пока что я хочу сосредоточиться на стажировке в Эрмитаже. Хочу помогать людям приобщаться к искусству.

Я вижу, что становится всё больше заинтересованных молодых людей, не боящихся нового взгляда на музеи, театр и на то, что уже считается старомодным. Санкт-Петербург — очень прогрессивный в этом плане город. И это меня радует.

Интервью проходило на английском языке

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.