22 января 2019
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Финка Кертту Матинпуро — об атмосфере в рюмочных и чебуречных, прогулках по Таврическому саду и плацкартных вагонах

Кертту Матинпуро переехала из Хельсинки в Петербург почти семь лет назад. После учебы на подготовительных курсах в университете ее по ошибке отправили учиться в Москву, где она прожила пять лет. Год назад она вернулась в Петербург — и теперь работает в Институте Финляндии.

Кертту рассказывает, как научилась терпению и русской смекалке, зачем ходит в петербургские общественные бани и чем хороши «не хипстерские» рюмочные и чебуречные.

Возраст

Неизвестно

Род деятельности

Координатор проектов в Институте Финляндии в Петербурге

В Петербурге

2 года

Я родилась в Хельсинки и прожила там до 2012 года. Я часто бывала в других европейских странах, но мне всегда хотелось чего-то необычного, нового, незнакомого. Самым подходящим вариантом мне показался Петербург — плюс он недалеко от дома. И я уехала в Россию, чтобы учиться в вузе.

Первое время я была на подготовительном курсе, где преподавали русский язык и предметы школьной программы: от биологии до математики. Я гуляла по городу, и для меня всё было экзотичным. Например, я хотела купить почтовую марку, но не знала, где именно это сделать. По сравнению с моим родным городом Петербург очень большой: здесь живет столько же людей, сколько во всей Финляндии. Мне открылся другой мир.

В Петербурге я впервые в жизни жила в общежитии с тараканами. Но мне не казалось это чем-то плохим: чистота, хотя я ее люблю, для меня не показатель счастья. Хельсинки с его упором на чистоту даже в какой-то степени стерилен. Я полюбила Петербург таким, какой он есть. Хотя до сих пор не понимаю, почему некоторые люди оставляют пакеты с мусором у подъезда, не донося до бака.

Я планировала продолжать учиться в СПбГУ, но мои документы на поступление случайно попали в какую-то другую папку. За две недели [до начала учебы] мне позвонили и сказали, что у меня есть выбор либо переехать в Москву, либо вернуться домой. Я согласилась на Москву с мыслью, что в любое время могу вернуться в Финляндию и получить образование там. Первое время мне было непонятно, как люди добровольно туда переезжают: к сумасшедшему ритму, жилым массивам и расстояниям в три часа от учебы до дома.

На удивление, я достаточно быстро нашла в Москве свою компанию, места, которые мне нравятся, привыкла к расстояниям и новостройкам. И сейчас, прожив там пять лет, думаю, я больше считаю Москву своим российским домом, чем Петербург.

Примерно год назад меня пригласили на практику в Институт Финляндии в Петербурге. Это то, чего я давно хотела, — использовать полученные в России и Финляндии знания и поддерживать связь между двумя странами. Я переехала в Петербург и теперь занимаюсь проектами института.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

В Финляндии меня часто спрашивают, что меня держит в России. А я уже не могу сказать: я привыкла здесь жить, мне гораздо сложнее будет вернуться обратно. 

Россия научила меня, как и многих других, терпению и смекалке. К импровизации русские, кажется, очень приспособлены. Мои финские друзья замечают, что у меня изменился даже тип мышления: теперь в критической ситуации я ищу способы обойти преграды и правила.

К тому же здесь я стала понимать жизнь больших городов. Что-то переняла у русских: например, в баню я теперь хожу только в шапке — хотя в Финляндии это не принято. В России я хожу по дому в тапочках — в Финляндии такой практики тоже нет.

Не знаю, можно ли сказать, что в России единый менталитет: здесь огромные расстояния, живет очень много людей — и все разные. Но при этом я вижу, что у россиян часто сильный характер. Мне это нравится.

Кто сыграл для вас важную роль?

В разное время в России мне помогали разные люди. На первых порах — финны из общежития: с ними мы делили опыт знакомства с городом. В Финляндии мы вряд ли бы встретились: они из разных городов, ходят в разные места и вращаются в разных кругах. А здесь мы познакомились и сошлись, до сих пор общаемся.

В Москве меня очень поддерживали друзья, а также мой молодой человек из Финляндии: он приезжал ко мне, и я не чувствовала расстояний. Мне очень нравилось, что все уже тогда приняли, что я живу в России. В то время я еще занималась на курсах по режиссуре документального кино в школе Марины Разбежкиной и Михаила Угарова — именно Разбежкина и студенты там стали причиной, по которой я осталась в Москве после окончания учебы.

Сейчас одними из самых важных для меня людей стали коллеги из Института Финляндии. Я люблю ходить на работу, зачастую мы все занимаемся одним проектом: выставкой, концертом или приездом того или иного писателя, художника или эксперта.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

В первую очередь я подумала о еде. Но я ее привожу из Финляндии: например, сыр и хлеб. В повседневной жизни же я не особо задумываюсь о финской еде — не думаю, что сильно скучаю.

В последнее время завидую тому, что в Финляндии идут серьезные дискуссии об экологических проблемах, а в России этого нет. Хочется, чтобы здесь на публичном уровне обсуждали изменения климата и предлагали свои пути выхода из ситуации. Неважно, кто это будет: философы и ученые или школьники и супермодели.

К тому же хочется, чтобы люди могли свободно высказываться на интересующие их темы. Скучаю по свободе слова в широком смысле этого слова.

Пять находок в Петербурге

  1. Библиотека Института Финляндии
    Я очень скучаю по финским библиотекам. Недавно в Хельсинки, например, открылась библиотека, где есть швейная машинка и 3D-принтер. Там сидят и беженцы, и директора институтов, и пенсионеры. У Института Финляндии в Петербурге есть маленькая библиотека, которая стала для меня местом отдыха. Там книги не только на финском, но и на русском, а еще есть настольные игры — мы пытаемся делать ее современной.
  2. Общественные бани в Петербурге
    Мне очень нравится общее женское отделение Мытнинских бань. Я люблю приходить туда одна: завожу разговоры с незнакомыми людьми, расслабляюсь. С компанией туда тоже здорово ходить.
  3. Маленькие рюмочные и чебуречные
    Я не очень люблю хипстерские бары — мне больше подходят маленькие заведения типа рюмочных или чебуречных, куда люди приходят на 20–30 минут и бегут по своим делам. У них особая атмосфера: они очень искренние, настоящие, как будто для народа, для обычных людей. Это колоритные места, где всегда можно познакомиться с интересными людьми, потому что там комфортно: это не в стиле кого-то, а так, как есть. Иногда мне просто интересно наблюдать за людьми: у них очень интересные лица и жесты.
  4. Плацкартные вагоны
    Мне кажется, в России есть культура плацкарта, совместного пути. Я очень люблю и одновременно ненавижу эти поезда. Мне нравятся ситуации, когда не всё удобно и комфортно, но ты едешь уже сутки — и всё еще в России.
  5. Таврический сад
    Я живу недалеко от Таврического сада и люблю там гулять: это одно из немногих мест в городе, где ты близок к природе. Вообще, мне не особо нравится жить в туристическом центре, а в Москве я и вовсе привыкла к жилым массивам. Но здесь мне это нравится, потому что здесь есть какая-то настоящая чистая природа, хотя это и сад. Если я иду по городу, то пытаюсь пройти через Таврический — это сразу поднимает настроение.

Зачем вы здесь?

Ближайший год я точно планирую провести в Петербурге. Потом — посмотрим. Есть ощущение, что в какой-то момент я все-таки перееду обратно в Финляндию. Может на год-два, а потом снова в Россию. Но мне хочется там пожить, потому что за первый год в Петербурге я очень много поняла о Финляндии. И мне кажется, что, пожив в Финляндии, я узнаю что-то новое о России. Но не знаю, как всё сложится.

«Бумага» благодарит за помощь в организации фотосъемки Оранжерею Таврического сада

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.