15 января 2019
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Эквадорка Карла Корнехо — о депрессии из-за русской зимы, петербургской полиции и походах по Ленобласти

Карла Корнехо с детства слышала истории про Ленинград от отца-эквадорца, который в молодости путешествовал по Советскому Союзу. Четыре года назад она переехала в Петербург, чтобы изучать историю искусств. Здесь Карла познакомилась с будущим мужем, и вместе они завели ютьюб-канал о путешествиях, в которых разрушают стереотипы о разных странах. 

Карла рассказывает, как боролась с депрессией в первую зиму в России, чем эквадорские семьи отличаются от русских и за что полюбила купол Исаакиевского собора.

Возраст

29 лет

Род деятельности

Преподаватель испанского языка, блогер

В Петербурге

4 года

Во времена СССР мой отец учился в Баку. На каникулах он ездил в Россию, в том числе в Ленинград и Москву — и был очень впечатлен. Вернувшись обратно в Эквадор, он часто вспоминал тот период и рассказывал, какие русские открытые и добрые, как он готовил пельмени, каким бывает снег. Мой отец, кажется, до сих пор остался коммунистом. Благодаря ему я в детстве читала «Анну Каренину» Толстого и «Преступление и наказание» Достоевского. 

Я никогда не думала, что буду жить в России. К 2014 году я уже работала в Эквадоре, у меня было образование в сфере туризма. Затем мне захотелось открыть центр искусств, но для этого нужно специальное образование. Пройдя конкурс в Эквадоре, я получила возможность бесплатного обучения в России. И поступила в петербургский университет технологии и дизайна. 

Первые девять месяцев я была на подготовительных курсах в Политехе, где учила язык. Жила я в общежитии и общалась по большей части с иностранцами, потому что мой русский был плох.

Спустя два года в Петербурге я познакомилась со своим будущим мужем Пашей. До этого я думала, что люди из России и Латинской Америки очень разные, ведь нас воспитывали в разных культурах. Но оказалось, что наши с Пашей жизненные позиции очень схожи, мы одинаково смотрим на вещи. Теперь мы вместе путешествуем, чтобы понять жителей других стран, — в 2018 году мы были в десяти странах. А еще у нас есть ютьюб-канал, где мы разрушаем стереотипы о местных и учим интересным национальным вещам — например, как пить водку или говорить тосты.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Когда я только приехала в Россию, меня очень удивляло, как сильно мои представления отличаются от реальности. Мой отец рассказывал мне о России как о коммунистической стране, где нет бездомных и практически нет магазинов. Я приехала — а здесь маркеты и торговые центры повсюду, огромная «Галерея», но при этом есть очень-очень бедные люди. Мне казалось, здесь лучше.

С другой стороны, в американских фильмах русские плохие, злые, холодные. А на самом деле здесь, как и в других странах, люди хотят простого человеческого счастья: здоровую семью, хорошую работу и спокойную жизнь.

Были и маленькие трудности на первых порах. Так, я привыкла есть «русский салат» и однажды попросила его в столовой университета в Петербурге — а продавщица не понимала, о чем я. Оказалось, что в России это называется «оливье». 

Когда наступила моя первая зима (в Эквадоре ее нет), у меня была жуткая подавленность, почти депрессия. Мне жутко не хватало солнца, и я пила витамины — это отчасти помогло. Думаю, некоторые иностранцы именно поэтому в первое время думают, что здесь все злые: у них самих подавленное состояние. Плюс многие общаются только с иностранцами, потому что в России не все говорят по-английски, — и из-за этого хуже узнают россиян и страну в целом. 

К тому же в России я впервые побывала в отделении полиции. На день России в 2017 году мы с мужем пошли гулять в парк. Оказалось, что мы были рядом с митингом, когда начались задержания. Нас тоже задержали, и я провела в отделении 48 часов. Мне отказывались вызывать адвоката, кого-то из посольства или переводчика. У меня было другое мнение о российской полиции. В итоге мне не предъявили обвинения и отпустили, а моему мужу выписали штраф в суде — без адвоката и в час ночи. 

Думаю, спустя четыре года в Петербурге я стала более русской: готовлю русскую еду, мы с мужем любим смотреть советские фильмы. При этом все остальные тоже перенимают мои черты. Например, родители мужа, не говорящие на английском и испанском, теперь часто мне отвечают: gracias («спасибо» на испанском — прим. «Бумаги»). Мой папа приезжал с ними знакомиться — они выпили, играли на гитаре Besame mucho и много говорили на русском.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мой папа. Возможно, если бы не его рассказы, я бы не решилась переехать сюда. 

Важную роль сыграл и мой муж. Благодаря ему я очень многое поняла о России. Например, когда я просыпаюсь, то говорю ему: cinco minuto («пять минут» — прим. «Бумаги»), чтобы чуть дольше поспать. А он никогда не спит дольше и говорит: «А если война?» Мы вместе смотрим хоккей, собираем грибы, часто выбираемся в город. Мне интересно изучать с ним русскую культуру: я даже попробовала самогон, который делали его родители. 

Россияне и эквадорцы отличаются по большей части тем, что у нас разное отношение к семье и к окружающим. В Эквадоре большие семьи, мы часто видимся и общаемся. А здесь все собираются только по праздникам.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

В Петербурге я не могу готовить эквадорскую еду: здесь нет зеленых твердых бананов, которые используют у нас. Еще мне не хватает эквадорского шоколада.

К тому же мне хотелось бы, чтобы здесь было больше эквадорских сувениров для иностранцев. Например, у нас любят продавать пончо, хотя сами мы их, конечно, не носим. 

Пять находок в Петербурге

  1. Непереводимые слова
    В России я узнала несколько слов, которые могу говорить только на русском. Я не знаю аналогов им в других языках. Например, «душно», «коммуналка», «общежитие», «дача». Даже с друзьями, которые приезжают сюда из Эквадора и с которыми мы говорим на испанском, я использую эти слова, потому что иначе они могут неправильно меня понять. 
  2. Эрмитаж
    Нигде в мире я не видела такого музея. За четыре года я ходила туда чуть ли не каждый день, и теперь, кажется, знаю всё. Как искусствоведу мне нравится, что Эрмитаж стал в Петербурге местом для всех. Туда приходят и местные, и иностранцы: и все что-то понимают.
  3. Купол Исаакиевского собора
    Мне нравится, какой вид летом открывается с Исаакиевского собора на Петербург. Смотришь и понимаешь, что город построен по плану: видишь маленькие узкие улицы, небольшие здания с красивыми крышами и замечаешь вещи, о которых не думал раньше. Петербург — это действительно европейский город.
  4. Походы
    Мне нравится выбираться в Ленобласть. Там красивая природа, много деревьев, длинные реки. Мы с мужем ставим палатки и просто гуляем там, наслаждаемся. 
  5. Уроки сальсы и бачаты
    В Петербурге достаточно много мест, где преподают сальсу и бачату. Мы с друзьями из Латинской Америки часто туда ходим, и для нас это — маленькая часть нашей родины. 

Зачем вы здесь?

Чтобы учиться. Этим летом я закончу образование, и мы с мужем уедем жить в Эквадор. Не уверена, сможем ли мы приезжать: для этого нужно облететь половину земного шара. Но я там точно расскажу о России. И хочу устраивать туры по Эквадору, в том числе для россиян.

Здесь я поняла, что хочу, чтобы люди больше знали об Эквадоре, разрушать стереотипы вокруг страны. Здесь меня спрашивали: «А где находится Эквадор?», «О, вы из Эквадора. Почему вы белая?» и подобные вещи. Так что я стала рассказывать о других культурах. Ведь если много знать о разных странах, становишься толерантнее и сам хочешь узнать новое. Мой муж хочет делать то же самое — только для России.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.