Правда ли, что активные фанаты «Зенита» — националисты? Отвечают сами болельщики

«Самый расистский клуб Европы» — так зарубежные таблоиды иногда называют «Зенит». Такую репутацию клуб приобрел в том числе из-за лозунга фанатов «В цветах „Зенита“ нет черного».

Действительно ли большинство активных болельщиков придерживается крайне правых взглядов, почему они выступают против чернокожих игроков в составе и как на фанатском секторе однажды появилась свастика — в 13 монологах фанатов из Петербурга, Тихорецка, Франции, США.

Этот текст — часть спецпроекта «Бумаги» о фанатах «Зенита».

Репутацию «расистского клуба» «Зенит» начал приобретать в конце 1990-х — начале 2000-х. Тогда во многих российских командах массово появились темнокожие легионеры, и у некоторых фанатов из Петербурга стал популярен лозунг «В цветах „Зенита“ нет черного» — его рисовали на городских заборах, наносили на футболки. На «Петровском» чернокожих игроков других российских команд время от времени освистывали.

В 2004-м о радикальных взглядах части петербургских фанатов узнали и в Европе. В австрийском Пашинге во время матча Кубка УЕФА против «Суперфунда» один из болельщиков «Зенита» пытался выбежать на поле в футболке с надписью «В цветах „Зенита“ нет черного» на русском и английском языках. Европейские газеты сразу обвинили петербургских фанатов в расизме.

Подобные инциденты регулярно происходили на матчах «Зенита» и позже. В 2008 году футболист французского «Марселя» Рональд Зюбар рассказал, как во время разминки зрители с трибун «Петровского» кидали в него бананы и имитировали крики обезьян. За это клуб оштрафовали на 36 880 евро. В 2011-м один из петербургских болельщиков протянул очищенный банан чемпиону мира Роберто Карлосу, который тогда выступал за «Анжи». После этого команда «Зенита» провела антирасистскую акцию: футболисты вышли на матч в футболках «Расизм — это свинство». Но некоторые болельщики продолжили заявлять о националистических взглядах. Так, в 2013 году «Зенит» попал под очередные санкции из-за беспорядков и нацистской символики в секторе фанатов на выездном матче в Австрии.

Последний связанный с расизмом скандал случился весной 2018 года после домашнего матча с немецким «Лейпцигом». После травмы Наби Кейта, одного из чернокожих игроков команды соперника, часть петербургских болельщиков исполнила песню «Убили негра». В УЕФА (организация, управляющая футболом в Европе, — прим. «Бумаги») это посчитали расизмом — «Зенит» наказали матчем без зрителей и штрафом в 70 тысяч евро.

После каждого подобного скандала петербургский клуб выступает с призывами бороться с расизмом. Репутации это не помогает, а СМИ неоднократно обращали внимание на то, что в «Зените» за всю историю клуба не было ни одного чернокожего футболиста. Многие журналисты считают, что клуб не покупает таких игроков, чтобы не вызвать недовольство радикальной части болельщиков.

В 2012 году объединение фанатов «Ландскрона» опубликовало манифест «Селекция 12» (при этом часть фанатов была против его публикации); в нем утверждалось, что болельщики хотят, чтобы в «Зените» в первую очередь играли петербуржцы. Меньшим приоритетом должны пользоваться россияне из других регионов и европейцы из славянских стран, стран Балтии и Скандинавии.

В манифесте его авторы открыто выступили против чернокожих игроков в клубе, назвав это «важной традицией, подчеркивающей идентичность клуба». При этом фанаты не считают себя расистами: «Мы — как самый северный клуб из больших европейских городов — никогда ментально не были связаны с Африкой — впрочем, как и с Южной Америкой или Австралией и Океанией. Мы совершенно ничего не имеем против жителей этих и любых других континентов, но при этом хотим, чтобы за „Зенит“ выступали прежде всего близкие нам по духу игроки». В манифесте также подчеркивалось, что фанаты против игроков-гомосексуалов.

В ответ на «Селекцию 12» в клубе тогда заявили, что придерживаются максимально толерантных взглядов и осуждают расизм. В интервью официальные представители клуба всегда подчеркивают, что отсутствие чернокожих легионеров в составе — просто совпадение. Но еще в 2004 году Властимил Петржела, который тогда возглавлял команду, заявил, что это «желание руководства». А в 2008-м преемник Петржелы Дик Адвокат сказал, что клуб не покупает чернокожих игроков из-за фанатов. Впоследствии тренер отрицал эти слова. На те же причины намекал бывший главный тренер клуба Мирча Луческу: он заявил, что не смог купить двух чернокожих игроков по «смешной причине». Экс-скаут (тот, кто занимается поиском игроков для клуба) «Зенита» Антон Евменов объяснял, что Луческу сам не захотел покупать этих игроков, но признал, что в клубе есть «традиция» не приглашать чернокожих футболистов.

О правых взглядах и отсутствии в составе «Зенита» чернокожих футболистов «Бумага» поговорила с активными болельщиками петербургского клуба.

Максим Дукельский

Фанат «Зенита» с конца 1970-х, в начале 2000-х был одним из лидеров фанатского движения, до сих пор ходит на «вираж»

— Ультраправая тема среди петербургских фанатов начала зарождаться на наших глазах. В начале 2000-х появились слухи, что клуб хочет купить чернокожего футболиста. Мы (фанаты — прим. «Бумаги») этого не хотели по чисто практическим причинам: российские клубы чисто экономически тогда могли позволить себе только не очень качественных легионеров. А мы знали, что в других клубах африканцы создавали группировки, периодически вообще не играли, и еще пытались в раздевалке командовать и бычить, в общем портить атмосферу.

Мы, фанаты посчитали, что они просто не подходят нашей команде по менталитету. Заявили об этом на встрече с командой и отреагировали лозунгом «В цветах «Зенита» нет черного». В Австрии с такой надписью на футболке на поле пытался выбежать мой товарищ.

Именно наша компания в 2003 году отбирала на трибуне свастику у фанатов из Mad Crowd (националистическая экстремистская группировка, члены которой затем были осуждены за убийства и нападения, — прим. «Бумаги»). Мы отобрали флаг со свастикой практически сразу, порвали его, но некоторые газеты успели его сфотографировать. Больше нацики не делали попыток закрепиться в движе. Это был единственный в истории «Зенита» случай, когда на фанатской трибуне появилась свастика. Бывали руны на транспарантах, но это всё фигня — за ними не стоит никакой идеологии. Это просто красиво.

Люди с реально ультраправыми взглядами среди фанатов составляют абсолютное меньшинство, их единицы, и они не делают погоды в движе. Причем «Майн Кампф» (автобиографическая книга Адольфа Гитлера, в России включена в список экстремистских материалов — прим. «Бумаги») они, скорее всего, не читали, весь их нацизм только внешний, детство играет. Многие потом вырастают, глупость уходит, и никаких свастик в их жизни не остается.

Зиги на фанатском секторе тоже не имеют ничего общего с фашизмом: их кидают, чтобы ************* (повыделываться — прим. «Бумаги») или кого-то спровоцировать. Еще есть такой момент, что многие молодые люди хотят показать, какие они крутые, и не находят другого способа, кроме как кинуть зигу или нарисовать свастику. Но ничего серьезного за этим нет. В целом, думаю, в городе по-настоящему ультраправые взгляды в процентном соотношении распространены больше, чем среди фанатов. Но журнашлюхи, конечно, раздули [тему] фанатов-фашистов, особенно когда «Зенит» стал успешен.

При этом большинство фанатов действительно придерживается умеренно правых взглядов, их еще можно назвать патриотическими. В этом смысле фанаты представляют собой идеальный срез общества: в нашем городе силен бытовой национализм, что уж скрывать, да и пункты государственной политики тоже во многом совпадают с фанатскими взглядами. Например, российское государство не очень приветствует гомосексуалистов, и фанаты видеть таких в команде и движе тоже не хотят.

Я считаю, что наш движ не сильно отличается в этом плане от московских. У фанатов того же «Спартака» или ЦСКА куда более правые взгляды. Например, все помнят, как на спартаковской трибуне появился баннер «С днем рождения, дедушка» в день рождения Гитлера.

К вопросу, что у нас пока не играли ярко выраженные негры. Могу с уверенностью сказать, что те же «кони» (фанаты ЦСКА — прим. «Бумаги») в свое время тоже хотели переломать ноги первым легионерам с черной кожей, а потом смирились.

В целом это вопрос к руководству, почему в «Зените» до сих пор не было игроков с темным цветом кожи. Я, возможно, был бы не против, если бы клуб купил по-настоящему качественного чернокожего легионера, к уровню которого не было бы вопросов, или взял в состав Брайана Идову. Он же свой — это гораздо важнее цвета кожи. Это моя точка зрения, я воспитывался в советские годы в духе интернационализма. Но многие другие фанаты такой ход руководства, вероятно, восприняли бы в штыки. Думаю, если «Зенит» купит пару негров, треть «виража» со стадиона свалит. Для многих это принципиальный момент.


В отдельном интервью «Бумаге» Максим Дукельский рассказывает, как фанатское движение выглядит изнутри


Алексей

Болеет за «Зенит» больше 20 лет, раньше состоял в группировке футбольных хулиганов. Имя изменено

— Думаю, западные СМИ назвали бы меня футбольным националистом или как-то так (во время матчей Алексей часто вскидывает руку в нацистском приветствии, на своей странице «ВКонтакте» выкладывает националистическую символику — прим. «Бумаги»). Я действительно придерживаюсь правых взглядов, думаю, что во многом это вышло случайно. Просто вырос в Петербурге в 90-х и постоянно попадал в разные неприятности с выходцами с Кавказа. Хочу подчеркнуть: я не против людей других рас, я за то, чтобы русские защищали себя. Я не понимаю, почему когда бьют русского — это не нацизм, а наоборот — сразу нацизм.

С годами я стал менее радикален (Алексею больше 40 лет — прим. «Бумаги»), сейчас не готов драться с кем-то просто так, всё это осталось чисто на эстетическом уровне: например, не хочу, чтобы за «Зенит» играли африканцы, зачем они нам? Разве мы не можем найти игрока в России? А подраться теперь могу только за клуб. Как на стадионе, так и за его пределами.

В зенитовском движе действительно распространены правые взгляды, но так не только у нас. Думаю, тут прямая зависимость от того, какие взгляды распространены в стране. Например, в Испании есть несколько клубов, где большинство фанатов — левые, и они, соответственно, доносят через трибуну свои взгляды.

Вообще, футбол — это отличная возможность показать себя таким, какой ты есть на самом деле. Ты же не будешь ходить по улице и кричать «Русские вперед!», даже если очень хочется. А на футбол приходишь — и пожалуйста. Правда, в последние годы этого стало меньше. Некоторых перестали пускать на стадион, многие просто повзрослели. Когда-то на фанатской трибуне была только молодежь 20–30 лет, сейчас же можно встретить и тех, кому за 50.

Вячеслав Блинов

Посещает матчи «Зенита» больше 40 лет, один из старейших активных фанатов клуба

— Думаю, что такое отличие (отсутствие чернокожих игроков — прим. «Бумаги») у «Зенита» появилось в 1990-х и 2000-х, когда все вокруг называли «Спартак» народной командой, а за нее играли бразильцы и африканцы. Мы хотели отличаться и решили держаться без них. Меня не смущает репутация болельщиков «Зенита» как фанатов-расистов, потому что я не расист. Я просто не хочу идти по стопам «Спартака» и ЦСКА.

Сам я не расист, но, мне кажется, пусть мы и дальше останемся без чернокожих игроков. Если даже к нам приедет суперфутболист, но он будет темный, я отнесусь к этому посредственно. Наверно, просто по привычке. Все-таки мы уже очень долго держимся без черных. У нас ведь северный город, и людей хотелось бы видеть с Севера.

Артур Лампель

Ходит на «Зенит» с 2005 года, посетил все матчи команды в сезоне 2014/2015, оформив золотой сезон

— Если меня не привлекут за эти слова к статье: я тоже не очень за то, чтобы у нас играл африканский футболист. Такая слава у «Зенита» есть. Да, мы такие, у нас есть такая традиция. Ни мне, ни кому-либо не хотелось бы, чтобы по желанию какого-то одного человека мы изменили эту историю и стали как все.

Я не стал бы называть это расизмом. У фанатского движения огромное желание быть со своими футболистами, воспитанными в клубе, как раньше, нам не нужны эти легионеры.

Лично мне, когда приходил Халк и все эти деньги, такой «Зенит» был неинтересен. Не люблю мешки денег, они убивают душу футбола и команды.

«Зенит» всегда был командой, которая могла без денег бороться с московскими командами и что-то показать в Европе. Мы даже Кубок УЕФА почти без ничего выиграли, с обычными ребятами со двора. Лучше своих развивать, и не надо нам ни африканцев, ни китайцев, никого.

Юлия

Первый раз побывала на «вираже» в 14 лет

— Мне лично вообще не важно, у какого игрока какой цвет кожи. Я это воспринимаю только как традицию, но буду не против, если клуб решит, что нужно пригласить темнокожего легионера. Мне важнее, как игроки ведут себя на поле и за его пределами. Например, тот же Дзюба: сейчас его все любят, но я лично не забыла, как он радовался забитому голу в ворота «Зенита» (в конце сезона 2017/18 Дзюба выступал за тульский «Арсенал» — прим. «Бумаги»). Мне кажется, такое нельзя прощать, как бы он ни играл на чемпионате мира.

Владислав

Болеет за «Зенит» с начала 2000-х, раньше активно ездил на выезды и участвовал в драках. Имя изменено

— Мне кажется, то, что клуб поддерживает лозунг «В цветах „Зенита“ нет черного» — это раздутая журналистами утка. Всё из-за того, что «Зенит» хотел купить, кажется, бразильца Зе Роберто, но в последний момент трансфер слетел, а СМИ написали, что клуб отказался из-за фанатов. Думаю, это выдумка, но я даже уважал бы такую позицию «Зенита»: клуб должен прислушиваться к болельщикам.

[В то время], когда я был активным членом движа, мне было бы неприятно, если бы у нас появился черный игрок. До сих пор считаю, что черный футболист в футболке «Зенита» хуже белого футболиста в футболке «Зенита».

Ультраправая составляющая в движе очень развита, правых на фанатской трибуне очень много, если не все. Новым людям в движении часто прививают такие взгляды. Причем неосознанно, незаметно. Вы просто едете на выезд в плацкарте, выпиваете, и тебе кто-нибудь начинает рассказывать про Ницше, превосходство белой расы, обосновывают теорию сверхчеловека. И постепенно ты сам начинаешь участвовать в этих разговорах. Но для меня и для большинства это всё по приколу: для какой-нибудь показушной фотки или чтобы спровоцировать фанатов или игроков другой команды. Это весело.

Это не значит, что у всех фанатов висят портреты Гитлера, набиты свастики и они ходят по рынкам, чтобы бить приезжих. Таких идейных националистов среди фанатов абсолютное меньшинство, особенно в последние годы. Но у многих фанатов национализм развит на бытовом уровне. У большинства проявляется всё только в таких мелочах. В целом, думаю, 88 % фанатов в той или иной степени придерживаются правых взглядов. Это легко заметить, они даже в разговоре будут говорить, не 90 %, а 88 % (88 — замаскированная версия приветствия Heil Hitler — прим. «Бумаги»).

Алексей

Ходит на матчи с начала 2000-х, состоит в группировке футбольных хулиганов, имя изменено

— Я отношусь к этой теме сложно и неоднозначно. Придерживаться ярко выраженных взглядов и любить Гитлера — это не мое, считаю это чушью и бредом. Но быть здравым националистом — да, как без этого? Возьмем то же самое строительство: засилье гастарбайтеров не дает заработать денег простому работяге.

При этом я ко всем людям отношусь одинаково. Моя главная помощница по бизнесу — нерусская, и никаких проблем у нас никогда не было и не появится.

Конечно, в петербургском движе есть зигометы и прочее, но есть и левые люди, антифашисты и другие. Мне кажется, те, кто ходит на футбол кидать зиги, просто застряли в детстве. Они как бы говорят: смотрите, я такой страшный, я люблю Гитлера! По-настоящему серьезных людей среди тех, кто придерживается таких взглядов, я практически не встречал.

Я не считаю, что у «Зенита» какие-то особенные в этом плане фанаты. Везде присутствуют правые взгляды. Думаю, в отношении петербургских фанатов всё это педалируют из-за отсутствия черных игроков. Мне кажется, с правыми взглядами в фанатской среде так вышло, потому что, когда в Москве и Петербурге зарождалась и набирала обороты вся движуха, реально были проблемы. Национальная политика такова, что если ты перемешиваешь два народа, нужно выждать, пока они начнут жить вместе более-менее нормально.

Последнее время эти проблемы потихонечку решаются. Возможно, когда-нибудь мы превратимся в какой-нибудь Париж, хотя я считаю, что до конца это не решится никогда: будут приезжать новые люди — и всё будет повторяться. Такова политика, а футбол в этом смысле удобен, там информация передается очень просто.

Каждый может сделать свой выбор. Например, мне было бы всё равно, если бы в «Зените» появился черный игрок. Они и так там уже играют. Ну что за детский сад, когда у новых игроков замеряют отлив кожи и думают: черный он или нет (после перехода в «Зенит» Бруну Алвеша и Халка на сайтах болельщиков велись активные обсуждения, нужно их считать чернокожими или нет, — прим. «Бумаги»)? Я спокойно отношусь к такому, это общемировая практика.

Евгений Овсянников

Болеет за «Зенит» с 2008 года, посещает выездные матчи

— Тема расизма — единственный трудный для меня вопрос, касающийся «Зенита». Я много думал о нем, когда была ситуация с Брайаном Идову: он родился в Петербурге и является воспитанником клуба. Почему, например, он не мог бы играть за «Зенит»? Меня бы это, например, не смутило, он не чужой для Питера человек (сам Идову заявлял, что не смог пробиться в основу «Зенита» именно из-за отказа клуба от чернокожих, но многие болельщики уверены, что он не соответствовал уровню команды — прим. «Бумаги»).

Я понимаю, почему этот вопрос так беспокоит многих фанатов: для «Зенита» и Петербурга очень важна идентичность. Но в моем понимании он решается не отсутствием темнокожих игроков, а хотя бы тремя-четырьмя воспитанниками в составе. Например, был Халк, играя с которым подтягивались и другие ребята. В чем проблема иметь в клубе сильного легионера? Например, если бы к нам мог приехать Поль Погба (чемпион мира в составе сборной Франции 2018 года — прим. «Бумаги»), то почему нет.

Евгений Каширин

Ходит на матчи с 1997 года, посещает выездные игры

— Я четко понимаю, что для побед нужны сильные легионеры. Глобализация — это нормальный процесс. Конечно, хотелось бы, чтобы в составе были питерские ребята, но что делать, если пока талантов нет? Очень надеюсь, что появятся.

Я далеко не националист, но мне нравится наша изюминка, что у нас нет чернокожих игроков, как у «Атлетика Бильбао», где играют только баски (в испанский клуб исторически приглашают только игроков с басконскими корнями — прим. «Бумаги»). Интересно, что у «Атлетика» националистической репутации нет, а у нас есть.

Артур Андреев

Ходит на «Зенит» с 2004 года, активно посещает выездные встречи

— Мне важно, чтобы в «Зените» не было негров. Это сложно объяснить, но для меня неприемлемо, чтобы в родной петербургской команде играли негры. Должны же мы хоть чем-то отличаться от московских команд.

Помимо «Зенита» я болею за «Ливерпуль» и к неграм, которые играют за ту команду, отношусь спокойно. Потому что понимаю, что невозможно, чтобы в «Ливерпуле» не играли негры. А в Петербурге такое возможно, и негров у нас не будет. Например, если такой игрок из «Ливерпуля» завтра перейдет в «Зенит», я буду против. Но ездить на выезды не перестану. Я езжу за город, за «Зенит», а не за отдельных игроков.

Шон Гайбриелли

Болеет за «Зенит» с 2012 года, живет в США

— Я знаю о случаях расизма со стороны фанатов клуба. В прошлом было «обезьянье уханье» в сторону Халка, других футболистов. Это очень неприятно. Футбол должен объединять людей, но такие примеры всё портят. В этой игре просто нет места расизму.

Мне кажется смешной позиция части фанатов относительно покупки в «Зенит» темнокожих игроков. Взять Мбаппе и Неймара — они фантастические игроки. Халк был прекрасен в «Зените». Не думаю, что есть какое-то логическое обоснование таких убеждений.

Однако это проблема не только России. Насколько я знаю, в Испании и Италии тоже были очень неприятные расистские прецеденты. Такое случается по всей Европе. Думаю, эти люди просто очень ограничены и закрыты по отношению к представителям других рас и этносов.

Ксения Иванова

Ходит на «вираж», посещает выездные матчи

— Все фанаты мечтают о том, чтобы в «Зените» играли питерские игроки. Многие даже согласны, чтобы команда перестала бороться за первые места, но играли чисто петербуржцы.

Протест против черных игроков — это какая-то общая психология болельщиков «Зенита», и я бы тоже не хотела чернокожих, хотя в жизни к ним хорошо отношусь. Когда ты приходишь на фанатский сектор, видишь, как все ухают и кричат «Обезьяна!» чернокожим игрокам другой команды, и постепенно понимаешь, что нашей команды негры не нужны.

Это коллективный разум фанатов — нельзя сказать, что каждый по одиночке расист или националист. Просто на стадионе другая атмосфера, ты меняешься и ведешь себя не так, как в обычной жизни. Например, в жизни я вообще не матерюсь, но на матчах кричу заряды с матами.

Думаю, абсолютному большинству фанатов на самом деле плевать, будут у нас чернокожие в составе или нет. Они якобы расисты только из-за того, что болельщик «Зенита» якобы обязан быть против негров. Мне кажется, что если чернокожий все-таки появится, то большинство болельщиков смирятся. Так уже было и с Халком, и с Витселем, и с Рондоном. Конечно, поворчат, но потом вернутся на трибуны.

Райан Жюрд

Болеет за клуб с 2008 года, живет во Франции

— Во Франции мы часто слышим, что среди фанатов «Зенита» много расистов. Может, так было раньше, но сейчас, я думаю, это уже не так. По крайней мере, мне так кажется по тому, что я вижу из Франции.

Конечно, во Франции «Зенит» воспринимается как довольно забавная команда, потому что в составе нет ни одного негра. И, кажется, никогда не было. Ну Халк был, но его не назвать негром. Поэтому во Франции «Зенит» немного ассоциируется с расизмом.

В целом во Франции спортивный аспект важнее, чем приверженность традициям. Для нас важнее, чтобы на поле были самые сильные игроки. Неважно, из Китая ли, Европы или из африканской страны.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.