18 июля 2018
Герои рубрики «Идеи» — это люди, получившие уникальный опыт благодаря собственным усилиям. Они рассказывают о том, как прошли путь от задумки до реализации, чему научились и как завершился их проект.

Бесплатно раздавать еду тысяче семей, собирая ее в магазинах Петербурга и Москвы. И запустить сайт для жертвования продуктов

В июле в Петербурге запустили благотворительный проект «Дари еду!». В трех продуктовых магазинах города установили специальные боксы: в них можно положить еду для нуждающихся — в целой фабричной упаковке и без особых условий хранения. Собранную еду передают в органы социальной защиты и партнерские благотворительные фонды.

Один из авторов проекта Игорь Шатунов рассказал «Бумаге», как «Дари еду» появился из социального эксперимента, зачем они переходят от благотворительной модели к социальному предпринимательству и почему еду в России нужно обязательно распределять через посредников.

Идея

Ни я, ни мой партнер по проекту Алиса Киселева никогда не думали, что будем заниматься системной благотворительностью.

Произошло это достаточно случайно. Я был за границей и увидел частную инициативу отдельного магазина — «полку добра». Любой желающий мог оставить там продукты, а те, кто нуждается, могли их оттуда забрать. Я подумал, что было бы интересно посмотреть, как это будет работать у нас, и нужно доработать эту идею. Чтобы положить мог любой, а распределение происходило уже силами волонтеров, потому что в нашей стране иначе не работает: любой проект, где нет системы, превращается в хаос.

Я решил провести такой социальный эксперимент. У меня были знакомые в одном из торговых центров Москвы около метро «Тушинская», первый бокс мы решили поставить туда. Буквально за две недели без рекламы и какого-либо продвижения он заполнился продуктами. Это нас сильно воодушевило: стало понятно, что идея востребована.

Позже нам позвонили из другого торгового центра, расположенного рядом. Потом из другого района — и мы поставили у них. Появился азарт: когда что-то начинает получаться, хочется это дело развивать, и мы начали думать, как из социального эксперимента построить полноценный благотворительный проект и масштабировать его.

1,5 года

существует проект

42 бокса

установлено в трех городах России

1 тонна

продуктов собирается в боксах за месяц

9 тонн

продуктов собрали за всё время работы

957 семей

получили продукты от проекта

10 человек

основная часть команды

Развитие проекта

Когда мы только начинали, думали, как сделать процесс распределения справедливым; у нас не было своей базы благополучателей. На старте обратились к московской организации «Ресурсный центр НКО». Это государственная организация, ведущая реестры НКО Москвы. Мы попросили у них контакты организаций, которые занимаются пожилыми людьми, инвалидами и многодетными семьями и при этом обладают положительной репутацией.

С ними мы связались и договорились, что передача продуктов будет происходить лично в руки их подопечным. Нам это важно, чтобы оценить адекватность работы каждого фонда-партнера, проверить наличие людей, которым действительно необходима помощь. Первые полгода мы ездили сами и все передачи продуктов проводили лично.

Мы активны в социальных сетях, через них мы подробно освещаем деятельность проекта. И как только у нас появилось 10 боксов, нам начали активно писать из других городов России с предложениями поставить бокс или как-то посодействовать.

Большинство этих предложений были неконкретными, и когда дело доходило до обсуждения деталей, люди пропадали. Но, например, с Воронежем всё было по-другому. Наша с Алисой подруга переехала в Воронеж и согласилась взять на себя всю ответственность по развитию филиала. Благодаря ей в очень короткий срок нам удалось поставить там три бокса и наладить работу по сбору и распределению продуктов. Так мы проверили идею с филиалами и поняли, что можно открываться и в других городах.

В Петербург мы вышли с нашим партнером — торговой сетью «ВкусВилл». Они открыли в Петербурге четыре магазина, и в трех из них мы установили наши боксы. У нас есть договоренность с несколькими петербургскими предпринимателями на установку боксов в их магазинах.

Мы ведем переговоры с некоторыми крупными сетями. Проблема больших компаний в том, что там больше бюрократии и все процессы занимают больше времени: им нужны конкретные кейсы, примеры, как это работает в принципе. Уже тогда они через свои бюрократические барьеры переводят всё на следующую ступень.

Основная сложность — это выйти на лиц, принимающих решения. Когда мы приходим в торговые сети или торговый центр, чаще всего наше общение начинается с рядового менеджера. Как правило, они погружены в свою рабочую рутину, им не хочется выходить из зоны комфорта и идти к руководству с нашим предложением. Часто результатом такого общения является отказ. Но если у нас получается добраться до руководителей, там, как правило, отказов уже нет.

Еще у нас есть онлайн-магазин — это новый этап развития. Мы поняли, что находиться только на благотворительной модели не сможем. Нам нужно переходить от чисто благотворительной модели к модели социального предпринимательства. Онлайн-магазин — это один из способов перехода.

Принцип работы такой же, как и в обычном магазине, где установлен наш бокс, только человек всё делает онлайн. Заходит на наш сайт, выбирает те продукты, которые хочет пожертвовать, оплачивает их. Раз в месяц мы аккумулируем всю сумму, которая собралась на сайте, закупаем продукты у оптовика и делаем централизованную выдачу продуктов нашим благополучателям.

Риски и сложности

Вначале было сложно договариваться об установке боксов. Теперь есть сложности с поиском людей в команду и финансовым ресурсом. В новых городах необходимо следить за качеством работы филиалов. На самом деле, это приятные проблемы: мы развиваемся, поэтому понимаем, что такие сложности неизбежны и готовы их решать.

Чтобы открыть филиал, нужен надежный человек или партнерская организация, которые возьмут на себя все процессы. Нужно осуществлять логистику: следить за боксами, забирать продукты, разбирать их на складе, формировать наборы и распределять их среди благополучателей. Распределять их нужно правильно, чтобы продукты уходили тем, кому они действительно нужны. Всё это требует человеческих и финансовых ресурсов. Поэтому мы развиваемся постепенно.

[Чтобы не было претензий со стороны санитарных служб], мы учли опыт похожих проектов — например, в Петербурге это был проект «Общественный холодильник». Но у нас другой формат сбора и распределения помощи. Мы собираем продукты только в фабричной упаковке, без особых условий хранения и всегда проверяем срок годности.

За все собранные продукты ответственность несет производитель, и кроме того, перед их передачей наши волонтеры еще раз проверяют сохранность упаковки и сроки годности.

Наш процесс укладывается во все санитарные нормы: в боксе нет продуктов, требующих каких-либо особых условий хранения. Если туда попадают продукты без фабричной упаковки, просрочка или любой продукт из списка запрещенных нами (алкоголь, сигареты и тому подобное), мы их утилизируем.

Опыт

В Петербурге подводить статистику пока рано, так как мы установили боксы совсем недавно. Но, судя по первым откликам покупателей, всё очень хорошо. У «ВкусВилла» хорошо развита обратная связь с покупателями.

Сложилась практика: наши боксы в первую очередь появляются в тех магазинах, где сами покупатели этого хотят. Покупатели «ВкусВилла» знают о «Дари еду» и просят, чтобы в их магазине появился наш бокс.

Мы планируем увеличить количество филиалов и развивать наш онлайн-магазин. Но наш проект не только про то, что мы раздаем еду. Мы хотим создать инструменты доступной благотворительности. Люди регулярно ходят за продуктами, и мы предоставляем им возможность регулярной благотворительности. Человек знает, что он в любой день может прийти, купить дополнительно продукт и приобщиться к ней. Даже упаковка гречки будет очень полезна семье, которая вынуждена экономить на всем.

Наш онлайн-магазин позволяет быстрее масштабировать эту идею и увеличить объемы собираемой помощи. Даже если в вашем районе нет бокса, вы можете просто зайти на наш сайт, оплатить выбранные продукты и после этого мы передадим их нуждающимся семьям.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Пробежать Нью-Йоркский, Афинский и еще 30 марафонов по всему миру и семь лет участвовать в международных забегах, несмотря на проблемы со слухом и зрением
Ездить по регионам России, учить школьников программированию и сделать с ними сайт о селе Глазок, где живет 500 человек
Установить в Петербурге 26 новых табличек с названиями мостов вместо жестяных указателей с ошибками и привлечь к работе Артемия Лебедева
Поправки в Конституцию
Обновленную Конституцию после внесения поправок опубликовали под названием «Конституция президента»
В Петербурге 15 июля собираются провести митинг против обнуления сроков Путина
В районной администрации люди стояли в очереди за деньгами, пишет «Фонтанка». Они представились наблюдателями на голосовании по поправкам
Поправки к Конституции вступают в силу 4 июля
Избирком Петербурга аннулировал 35 бюллетеней на участке, где журналисту Давиду Френкелю сломали руку
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге снимают всё больше запретов, введенных из-за пандемии. На улицах много людей — вот очереди у Новой Голландии, зоопарка и Ботсада
Глава петербургского Роспотребнадзора назвала ожидаемым рост заболеваемости COVID-19 после отмены части ограничений
Театрам в Петербурге разрешили возобновить репетиции — но с ограничениями
В Петербурге растет коэффициент распространения коронавируса. Для снятия ограничений он должен опуститься ниже 0,5
Росавиация продлила запрет на международные перелеты до 1 августа, пишет «РБК»
Дело «Сети»
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
В Петербурге отпустили задержанных после оглашения приговоров по делу «Сети». Они пробыли в отделениях полиции сутки
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
После оглашения приговора по делу «Сети» в Петербурге у здания суда задержали до 30 человек
«Идеалист, который берет ответственность за глобальные процессы». История Виктора Филинкова — фигуранта дела «Сети», не признавшего вину и получившего самый большой срок
Лето в Петербурге
Полиция провела рейд по Думской, Рубинштейна и Дворцовой. Протоколы составили на 50 человек и на три заведения
МЧС предупредило о грозе, молниях и сильном ветре в Петербурге
Июнь 2020 года вошел в четверку самых теплых за всю историю наблюдений в Петербурге
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Парки, скверы и сады Петербурга откроются не раньше 2 июля. Их закрыли из-за штормового ветра
Друзья «Бумаги»
Кто такой Дмитрий Абрамов и чем он занимался до нападения на Давида Френкеля
История отца Сергия, захватившего монастырь, — убийцы, наставника Поклонской и раскольника, которому (пока) разрешают проклинать власть и РПЦ
Мы спросили наших друзей, что изменилось в их жизни за 10 лет
Здоровье во время пандемии
«Биокад» намерен перейти к испытаниям одной из вакцин от коронавируса на людях уже летом. НИИ гриппа готовится к доклиническим исследованиям
Из детской больницы № 1 хотят уволить кардиохирурга Рубена Мовсесяна, жалуются родители. Петиция в защиту врача собрала тысячи подписей
Антитела к COVID-19 обнаружили у 16 % петербуржцев, сдавших анализы в «Хеликс» и «Инвитро»
Роспотребнадзор бесплатно протестирует петербуржцев на антитела к коронавирусу
В Петербурге болеет каждый пятый сотрудник скорой помощи, сообщили в комитете по здравоохранению
Выплаты медикам
Уборщики и буфетчики, работающие в красных зонах «ковидных» стационаров, получат надбавки от властей Петербурга
В госпитале для ветеранов войн санитарке отказали в выплатах за работу с COVID-19. Начальник учреждения заявил, что она не имеет нужного образования
В Петербурге коронавирусом заразились около 5 тысяч сотрудников медицинских учреждений. Среди них — буфетчики, бухгалтеры и уборщики
«Больные кашляют нам в лицо, а доплат нет». Петербургская уборщица рассказывает, как выполняет обязанности санитарки, но не получает выплат
Как в «нековидном» стационаре добиваются надбавок для врачей и борются с распространением инфекции. Интервью с главврачом Елизаветинской больницы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.