Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.
Британец Крейг Эштон — о съемках в русских сериалах, иностранцах на ЧМ-2018 и песнях Цоя

Крейг Эштон приехал в Петербург 15 лет назад. Вскоре он решил, что город подходит ему больше родного Манчестера, и остался. С тех пор британец женился на петербурженке, начал недолюбливать уличных музыкантов и снялся в шести русских сериалах.

Экспат рассказывает, почему не любит трубача дядю Мишу с Невского проспекта, как русские бизнесмены научили его жесткости и какой ирландский паб он считает лучшим в Петербурге.

Возраст

36 лет

Род деятельности

Актер, преподаватель английского языка

В Петербурге

15 лет

Впервые я оказался в Петербурге 15 лет назад: приехал по заданию Эксетерского университета, где учился. Пробыл здесь три месяца, и Петербург мне очень понравился: этот город красивее моего родного Манчестера. Люди здесь более образованные — с ними можно говорить не только о футболе, как дома. Еще петербуржцы интересные и открытые, здесь можно, просто выйдя на улицу, познакомиться с физиками, геологами, актерами. Всё это мне так понравилось, что вскоре я сюда переехал.

Раньше я мало знал о России, только кое-что из фильмов, как и все остальные. Теперь, пожив здесь, думаю, что почти никто в Европе по-настоящему ничего о стране не знает. У меня изначально не было сформировавшегося мнения, и это помогло увидеть всё как есть.

Около пяти лет назад меня как актера пригласили сниматься в сериалах. Самым большим проектом была «Ладога» 2013 года о блокаде Ленинграда, где я сыграл Кассельберга, главу армии нацистов. Потом сериалы «Подозрение», «Высокие ставки» и несколько частей «Морских дьяволов. Смерч» Пятого канала.

Я люблю не всё российское кино. Мне нравятся классические ленты с душой, как снимал, например, Балабанов. О российских блокбастерах даже говорить сложно.

Я снимался в основном в развлекательных ТВ-шоу и не считаю их серьезными. Но работать мне понравилось: многие режиссеры очень любезны, это меня удивило. Люди даже помогали друг другу на площадке. Мне не повезло только однажды: режиссер, имя которого я не хочу называть, был очень-очень строг. Но свою работу сделал.

Актерством на постоянной основе я заниматься не стал. Сейчас преподаю английский в профессиональной сфере для IT-компаний, бизнесменов, перевожу для «Фейсбука» игры, которые делают в России.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Я практически не думаю о том, чтобы уехать из Петербурга. Такие мысли проскальзывают только тогда, когда я выхожу из дома и около Невского проспекта слышу уличных музыкантов — наподобие трубача дяди Миши. Эти люди просто сводят меня с ума, и я начинаю думать о Москве или Японии. Ты не можешь посмотреть архитектуру в центре города, не услышав громкую музыку, — это, мне кажется, неправильно. И я злюсь. Но потом отхожу, успокаиваюсь и вспоминаю, что Петербург — мой дом. Здесь я научился всему, что умею.

В Петербурге я стал профессиональнее и прямолинейнее. Когда я только начинал преподавать, российские бизнесмены, с которыми я работал, сказали: либо я совершенствуюсь, либо они найдут другого учителя. В Англии мне бы лишь намекали на это. Благодаря такому прямому указанию я быстрее развивался, а попутно еще и перенимал их прямоту. Они [ученики] были жесткими, но не жестокими — мне это нравится.

Здесь мне удалось реализовать потенциал, о котором я даже не догадывался. В Петербурге, благодаря общению с образованными людьми, я стал больше размышлять. Я считаю, что Россия — это отличное место для роста.

Сейчас меня радует работа в моем саду на даче в Солнечном — этим я тоже начал заниматься в России. От садоводства в Англии это практически не отличается, но здесь немного другая атмосфера — березы рядом и прочее. Это тоже интересно.

Еще здесь я услышал и полюбил русскую музыку. Я знаю много песен группы «Кино», люблю Цоя: первыми я услышал «Кукушку» и «Группу крови», потом начал слушать остальное. Мне сложно адаптировать эти песни для [англоговорящих] друзей, но субъективно это нечто замечательное и талантливое, потому что настоящее.

Кто сыграл для вас важную роль?

В Петербурге было несколько человек, которые реально изменили мое сознание. Первый — мой друг Максим Володин. Он многое рассказал мне о психологии и жизни, помог понять, чего я действительно хочу, объяснил, как общаться с русскими.

Вторым был режиссер Дмитрий Месхиев. Он дал мне первую роль и помог понять бизнес, в том числе индустрию российского кинопроизводства.

И третий человек — это основательница бренда DayNight Даля Гордович. Просто в процессе разговора она дала мне понять, что разные люди могут смотреть на мир по-своему.

К тому же, когда преподавал английский, я встретил одну девушку. Мы только познакомились, а мне нужно было на долгое время уехать из России. Потом она предложила встретиться. Мы сходили на фестиваль кино, поужинали — и всё завертелось. Теперь я женат. Она сыграла большую роль в моей жизни, научила тонкостям бизнеса и психологии. Моя жена сделала для меня больше всего.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Помимо тихих улиц без уличных музыкантов, мне хотелось бы, чтобы люди в России стали законопослушнее. Тогда не было бы и тех, кто играет музыку на улице.

Пять находок в Петербурге

1.

Личности петербуржцев

В Петербурге особая атмосфера и особые люди. Их пути отличаются от судеб британцев или москвичей. Здесь у всех, кого я встречал, есть образование и интересы. Я чувствую, что с такими людьми мне комфортнее, чем с некоторыми в Манчестере.

2.

Разнообразная архитектура

Я очень люблю центр Петербурга: здесь можно гулять и наслаждаться каждым зданием. А дальше уже есть и советские хрущевки, и небоскребы будто из Нью-Йорка. И всё это в одном городе. Когда я гуляю, мне кажется, что это живой, не застывший город.

3.

Отзывчивость

В Петербурге я попадал в очень неприятные ситуации: что-то грозило моему здоровью, у меня не было денег и не было работы. И каждый раз, так или иначе, мне помогали люди. Причем помогали действенно — предлагали место для ночлега, давали денег или помогали с работой. В Англии о тебе редко так беспокоятся. А здесь это, видимо, национальная черта.

4.

Безответственность

Меня поражает, что огромные свалки мусора могут быть так близко к большому городу, что люди могут ночью включать музыкальный стереоцентр на всю громкость. Такое чувство, что некоторым здесь наплевать на других, а остальные терпят, пытаются не замечать.

5.

Ирландские пабы

Некоторые ирландские пабы в Петербурге очень хороши: например, Templet Bar на Восстания. Некоторые бары были хороши десять лет назад, и я мог бы их сравнить с теми пабами, что есть в Англии. Но сейчас там уже не то обслуживание и не та атмосфера. Но они всё равно хороши.

Зачем вы здесь?

Во-первых, я просто переводчик, который не найдет работу в Манчестере. А во-вторых, Петербург — это хорошее место для жизни: тут красиво, удобно, стабильно и при этом не так официально, как в Лондоне или Нью-Йорке.

Мне кажется, что, когда начнется чемпионат мира [по футболу], многие иностранцы увидят, насколько хорош Петербург. Для европейцев он будет очень комфортным. Я хочу на это посмотреть. Негатива должно быть немного.

Интервью велось на английском языке, опубликован перевод

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.