Что сейчас происходит в муниципальных избиркомах, где били, задерживали и выгоняли независимых кандидатов. «Черная речка», «Екатерингофский», «Сампсониевский», «Введенский»

В нескольких избирательных комиссиях муниципальных образований продолжается прием документов от кандидатов в муниципальные депутаты — Горизбирком сдвинул сроки из-за тайного назначения выборов в этих ИКМО.

Искусственные очереди и отказ принимать документы, на которые жаловались кандидаты, перестают быть проблемами после неоднократных проверок ЦИК и ГИК. Однако трудности у кандидатов остаются: многим из них отказывают в регистрации, ссылаясь на неправильное оформление документов, а также не дают зарегистрировать членов комиссии с решающим правом голоса. По-прежнему не всем удается даже найти избирательные комиссии, которые нигде не сообщают о своем переезде, и не всегда члены избиркома присутствуют на месте в рабочее время, как того требовал Горизбирком.

«Бумага» побывала в четырех самых скандальных муниципалитетах и рассказывает, как сейчас проходит прием документов, с какими преградами продолжают сталкиваться кандидаты и почему комиссии так себя ведут.

Фото: Владислав Чирин / «Бумага»

«Черная речка»: «После приезда ЦИК и ГИК наконец-то стало цивилизованно»

Кандидат от «Яблока» Александр Шеталин 2 июля пришел в избирком МО «Черная речка», чтобы зарегистрироваться на муниципальные выборы, но вместо этого оказался в машине скорой помощи.

В тот день Шеталин пришел заранее — он был первым в очереди. Однако председательница избиркома без объяснений вызвала вперед него других людей — предположительно, «фейковых» кандидатов, из-за которых в комиссиях по всему городу формируются искусственные очереди. А когда кандидат от «Яблока» всё же попытался пройти первым, он получил несколько ударов по ребрам от одного из «фейковых».

Пока Шеталину оказывали помощь, нападавший скрылся. Впоследствии Шеталину диагностировали ушиб мягких тканей, хотя было и подозрение на перелом ребер. Как Александр рассказал «Бумаге», травма продолжает его беспокоить и в дальнейшем он пойдет на повторное диагностирование. Шеталин также подал заявление о случившемся в полицию.

Тем, кто пришел 4 июля, подобные стычки уже не грозили. На лестнице в парадной дома, где расположена избирательная комиссия муниципального образования, не более десяти человек, и все — вполне реальные кандидаты, от партий или самовыдвиженцы. Хотя «ветераны» — кандидаты, безуспешно пытавшиеся подать документы в избирком в течение последних полутора недель, — хорошо помнят, как неизвестные не пускали их в кабинет комиссии.

— Вот, посмотрите, какая толпа. Просто выталкивают, — один из кандидатов показывает корреспонденту «Бумаги» фотографии прошлых дней со скоплением людей в дверном проеме.

Сообщения о таких очередях поступали из «Екатерингофского», «Звездного», «Георгиевского», «Сампсониевского» и многих других муниципальных образований. Кандидат от «Яблока» Даниил Голованов объясняет, что в «Черной речке» всё изменилось после визита представителей ЦИК и Горизбиркома 3 июля. Еще днем ни один из независимых кандидатов не мог подать документы, но вечером, после инспекции, комиссия сразу зарегистрировала большую часть пришедших.

4 июля комиссия начала рабочий день даже раньше обычного — в 9:30. Правда, по регламенту ИКМО должна открываться вообще в 9 часов. По словам присутствовавших, председатель комиссии даже принес извинения за опоздание на полчаса.

Кандидат от «Яблока» Даниил Голованов

Представитель ЦИК приехал в ИКМО и утром 4 июля. Правда, когда уехал, говорят очевидцы, скорость приема документов у кандидатов заметно упала — до одного человека в полчаса.

— Ну, посмотрим, будем снова жаловаться, если начнутся какие-то действия, — говорит один из кандидатов.

— Что за действие? Какое это вам действие нужно? — настораживается участковый, которого оставили следить за порядком в очереди. Впрочем, как говорит Голованов, участковые приезжали и в прошлые дни, однако в стычки в очереди между настоящими кандидатам и «фейковыми» не вмешивались.

В целом, по словам собравшихся, ситуация в одном из самых скандальных ИКМО наконец-то стала «цивилизованной». «Не будет вам сенсации», — с усмешкой говорит участковый корреспонденту «Бумаги» и просит кандидатов открыть окно — на лестнице нечем дышать.

«Екатерингофский»: «Нет чтобы работать с избирателями — они приходят и себя рекламируют»

На трудности с подачей документов жаловались и кандидаты в избиркоме МО «Екатерингофский», еще одном округе, вокруг которого разгорелись несколько скандалов. Сначала были искусственные очереди, затем прием отменили из-за анонимного звонка об угрозе теракта, а 29 июня появилась полиция — и задержала кандидатов Федора Горожанко, Красимира Врански и Полину Костылеву.

Костылеву отпустили через 12 часов, Горожанко и Врански двое суток провели в 77-м отделе полиции. Их попытались доставить в суд, но заседание по неизвестным причинам так и не состоялось. В итоге обоих задержанных отпустили.

Кандидат от «Яблока» Ярослав Путров, в очередной раз пришедший подавать документы в «Екатерингофский», вспоминает, что особенно жестко задерживали Горожанко, с которым глава «Екатерингофского» Олег Смакотин не раз вступал в конфликт. В частности, в июне Смакотин ударил активиста по камере, когда тот его снимал. До этого Смакотин стал героем новостей и мемов, обратившись к снимавшему его активисту со словами «Что за пидор?»

Полина Костылева утверждала, что поводом для задержания ее, Горожанко и Врански стал ложный донос.

Полина Костылева, кандидатка в МО «Екатерингофский»:

— 29-го июня у нас состоялся эмоциональный, но без ругательств разговор [с представителями ИКМО] о том, что должна быть гласность и в комиссию должны попадать все. После чего, как я видела, полицейский сам предложил фейковому кандидату написать на меня заявление. Он это сделал, и меня задержали [по статье о воспрепятствовании осуществлению избирательных прав].

«Екатерингофский» — один из муниципалитетов, где выборы назначили тайно. Горизбирком находил нарушения в назначении выборов и в муниципальных округах «Сампсониевское», № 15 в Выборгском районе и «Шувалово-Озерки». Борис Вишневский рассказал о подобных случаях в «Звездном», «Гагаринском» и «Пулковском меридиане», а Михаил Амосов — в «Академическом». После разбирательства Горизбирком постановил перенести сроки приема документов от кандидатов — поэтому в части муниципалитетов их принимают до сих пор.

Впрочем, кандидатов почти не осталось: с 1 июля, после визита Горизбиркома, рассказывает Путров, у всех независимых кандидатов документы принимали без скандалов, искусственные очереди пропали. Об очередях «Бумаге» подробно рассказывал Горожанко.

Федор Горожанко, кандидат в МО «Екатерингофский»:

— Мы приходили в приемные часы комиссии, а там никого не было, искали ИКМО, потому что на сайтах были указаны неверные адреса, после 25 июня столкнулись с искусственными очередями у здания избирательной комиссии. Например, у «Екатерингофского» стояли молодые ребята, которые безучастно смотрели в телефоны, а когда я спрашивал, кандидаты они или нет, они просто смотрели в пол. Когда мы говорили, что мы хотим пройти в комиссию, нам отвечали, что нужно ждать очередь и нас не пустят. С очередями еще была такая история: нам сказали, что комиссия принимает кандидатов по спискам, но как в них попасть, было неизвестно.

Секретарь избиркома (попросила «Бумагу» не называть ее имени) в разговоре с корреспондентом утверждает, что искусственных очередей вовсе не было, а жалобы, поступавшие от независимых кандидатов, — «реклама».

— Нет чтобы идти и работать со своими избирателями — они приходят сюда, ругаются и сами себя рекламируют, — сетует женщина.

На вопрос о том, почему до 1 июля кандидаты от «Яблока», другие оппозиционные кандидаты и самовыдвиженцы не могли зарегистрироваться, секретарь отвечает, что у всех не было документов для подачи заявки: «Не буду же я сама за них собирать».

О добросовестной работе комиссии в МО «Екатерингофский» говорит и кандидатка от КПРФ Наталья Митрофанова: «Никаких нареканий». «И мы вам еще разъясняли, какие документы необходимо подать, как всё заполнить», — подсказывает секретарь. Наталья согласно кивает — до прихода Путрова она была единственным кандидатом в помещении.

— А в прошлый раз я не могла подать документы из-за ЛДПРовцев, их тут очень много было. Ну и «яблочников», — объясняет кандидатка.

Путров подтверждает, что после 1 июля комиссия стала принимать документы без конфликтов, но проблемы всё же остались. Так, кандидатка Полина Костылева рассказала, что секретарь избиркома отказывался принимать документы от кандидатов для регистрации их членов комиссии с правом решающего голоса. Самому Путрову 4 июля сдать эти документы всё же удалось.

«Сампсониевский»: «Они в другом здании с самого начала»

Отдельной проблемой для кандидатов порой становится поиск избирательных комиссий. На это жаловались, например, кандидаты в «Екатерингофском»: дверь без опознавательных знаков обнаружилась в арке между 14-м и 16-м домами по Нарвскому проспекту. Комиссия «Сергиевского», не объяснив причин и не предупредив Горизбирком, стала принимать кандидатов на проспекте Луначарского вместо проспекта Энгельса. «Наблюдатели Петербурга» также сообщали о проблемах с поиском комиссии в МО «Кронверкское».

Не проще подать документы было и в МО «Сампсониевское». Кандидаты, следующие по юридическому адресу, попадают в администрацию округа на Новолитовской, 14. А там лишь разводят руками: ИКМО приняла решение переехать в здание администрации Выборгского района на Большом Сампсониевском, 86. «Они в другом здании с начала работы избирательной комиссии», — говорит сотрудница администрации.

— Да что ж это такое, — вздыхает пожилая кандидатка, направляясь к выходу. От администрации округа до администрации района больше километра.

Дверь администрации МО «Сампсониевское»

«Сампсониевское» тоже отметилось несколькими скандалами. Там, например, задержали кандидатку Наталью Баринову и нескольких ее соратников — за нарушение ПДД. Они в знак протеста многократно пересекали дорогу рядом с администрацией по пешеходному переходу, препятствуя движению машин, — привлекали внимание к тому, что комиссия избегает работы в регламентированные часы.

Здесь же 3 июля жаловались на искусственные очереди. Впрочем, в тот же день ИКМО начала прием в штатном режиме, рассказал «Бумаге» один из кандидатов, присутствовавших в избиркоме. Он связывает это с визитом представителей ЦИК и Горизбиркома.

Проверить, как работал избирком «Сампсониевского» 4 июля, корреспонденту «Бумаги» не удалось: администрация Выборгского района отказалась пропускать журналиста в ИКМО без официального запроса. В районной пресс-службе «Бумагу» заверили: все кандидаты регистрируются без препятствий, а всего за время кампании документы приняли у 29 кандидатов.

При этом «Сампсониевское» тоже входит в число муниципалитетов, объявивших выборы тайно. Сроки работы ИКМО Горизбирком из-за этого сдвинул. «Сампсониевское» пыталось оспорить это решение в суде, но безуспешно.

— Затюкали бедненькую избирательную комиссию микроскопическую, — так, по словам одного из представителей «Яблока», комментировал суд председатель избиркома «Сампсониевского».

В итоге полномочия ИКМО передали Территориальной избирательной комиссии № 22. Этого просил муниципальный совет депутатов «Сампсониевского», после того как свои документы в избирком не смогла подать команда действующего главы округа. Избирательная комиссия не смогла оспорить в суде и это решение.

«Введенский»: «Люди делом заняты»

Даже когда комиссия найдена, а документы поданы, сложности у многих кандидатов остаются. Теперь избирательные комиссии отказывают в регистрации оппозиционным кандидатам из-за ошибок в оформлении документов, а те считают причины надуманными.

Такая ситуация возникла, например, в «Звездном». В «Справедливой России» рассказывают, что их кандидатам отказывают в ИКМО «Звездное» из-за отсутствия ряда документов, в частности копии регистрации партии. При этом кандидаты убеждают, что приносили бумагу.

Похожая проблема и у кандидатов от «Яблока». Одному из них в муниципалитете заявили, что у него недействительный паспорт — из-за страницы с информацией о заграничном паспорте, где якобы стоит штамп «аннулировано».

Более чем десяти оппозиционным кандидатам, ссылаясь на то, что предоставленные ими документы оформлены неправильно, отказывают в ИКМО «Гагаринское». То же самое происходит в МО «Пулковский меридиан», рассказывает депутат Закса Борис Вишневский.

С отказом в регистрации столкнулись и десять кандидатов от «Яблока» в ИКМО «Введенское» на Петроградской стороне. Комиссия пыталась вернуть кандидатам один из необходимых для регистрации документов: выписку из протокола конференции «Яблока». Как поясняет «Бумаге» один из кандидатов Максим Уфимцев, отсутствие этой бумаги дает комиссии основания отказать в регистрации, поэтому предложение забрать его Уфимцев называет махинацией.

Кроме того, ИКМО не дала кандидатам время на устранение недочетов в документах, хотя должна была, а также пыталась вернуть выписку из протокола конференции по почте тем, кто не забрал ее лично. Как объясняют «Бумаге» кандидаты со ссылкой на своих юристов, такой порядок в законодательстве вообще не прописан.

Все эти обстоятельства не помешали избирательной комиссии отказать в регистрации всем десяти кандидатам. 4 июля они пришли в избирком, чтобы забрать документы об отказе. Как рассказал «Бумаге» один из них, Олег Максаков, прием назначили на 12 часов. Но когда представители «Яблока» были на месте, им сообщили, что до 16 часов избирательная комиссия не работает. Хотя еще в июне Горизбирком требовал от всех муниципальных комиссий работать без выходных и находиться на месте в рабочее время (с 9 до 18 часов) — и даже при необходимости работать сверхурочно.

Кандидаты от «Яблока» в «Введенском»

На вопрос корреспондента «Бумаги» о том, почему комиссия не принимает посетителей в рабочее время и происходит ли так каждый день, мужчина на вахте пожимает плечами: «Люди, наверное, делом заняты».

Кандидаты отправились ожидать документы в кофейню неподалеку. Рассказывают и об искусственных очередях, из-за которых сначала не получалось подать документы, и об абсурдности претензий. Намерены подавать жалобу в Горизбирком.

— Это же Петроградка, тут всё связано с Макаровым, — объясняют они в ответ на вопрос о возможных причинах такого отношения со стороны избиркома «Введенского».

«Это последняя возможность тех, кто не может выиграть по-другому, сохранить свое место»

Многие муниципалитеты в Петроградском районе действительно так или иначе связывают со спикером Закса Вячеславом Макаровым. Об этих связях еще в 2015 году подробно рассказывал Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. Касается это и «Черной речки», и «Введенского», и других муниципалитетов Петроградского района. Например, один из депутатов «Черной речки» и заместитель главы округа — брат спикера Закса Василий Макаров.

Другие скандальные муниципалитеты тоже связывают с высокопоставленным депутатами Закса, входящими в «Единую Россию». «Фонтанка», к примеру, писала о связи «Екатерингофского» с вице-спикером Закса Сергеем Соловьевым — якобы после его визита в Горизбирком было решено не рассматривать жалобу штаба Навального на нарушения в ИКМО (но позднее жалобу всё же рассмотрели).

Со «Звездным» и соседним «Гагаринским» связан лидер фракции «Единой России» в Заксе Александр Тетердинко: он занимал должности в «Звездном» с 2007 по 2011 год. Тетердинко также плотно сотрудничал со скончавшимся в июне депутатом Павлом Зеленковым, возглавлявшим «Звездное» с 2006 по 2016 год, — у депутатов, в частности, есть несколько совместных законопроектов. «Фонтанка» в 2016-м писала о том, что около 90 % бюджета МО «Звездное» идут фирме, связываемой с Зеленковым.

Представители Центризбиркома обнаружили нарушения лишь в шести округах из примерно 60 проверенных, хотя движение в защиту прав избирателей «Голос» говорило о нарушениях в 19 муниципалитетах из 109 существующих, а оппозиционные движения и партии Петербурга потребовали отмены выборов в 20 округах.

ЦИК и Горизбирком не игнорируют нарушения в муниципалитетах, но конкретных мер почти не принимают. Глава ЦИК Элла Памфилова в конце июня назвала муниципальные выборы в Петербурге «безобразием» и допустила возможность их отмены — для этого ведомству нужно обратиться в суд. Но уже в начале июля в ЦИК сказали, что на этот шаг, скорее всего, не пойдут. Затем в Центризбиркоме заявили, что всё же могут принять «более жесткие меры реагирования», но не уточнили, какие.

Горизбирком же направил жалобы по пяти ИКМО в Следственный комитет, но о результатах проверок ничего не известно. До сих пор нет сведений о наказаниях для членов какой-либо из нарушавших процедуру выборов ИКМО. Однако на председателей избиркомов «Сергиевского» и «Сосновского» ГИК решил составить протоколы об административном правонарушении. Председатель Горизбиркома Виктор Миненко заявил, что им это грозит штрафом и прекращением полномочий. «Не думаю, что эти люди сумеют проработать до конца кампании, с ними нам не по пути», — сказал Миненко.

В Смольном скандалы на муниципальных выборах тоже почти не комментируют. Врио губернатора Александр Беглов лишь сказал, что поддерживает Горизбирком и что «соответствующие структуры разберутся в тех нарушениях, которые уже выявлены». А в Кремле, по данным Znak.com, удивлены нарушениями на выборах, так как администрацию президента на протяжении месяца «уверяли, что муниципальные выборы в городе проходят гладко». «Все прекрасно понимают, что скандалы не лучшим образом отразятся на отношении к выборам губернатора и кампании Александра Беглова», — пояснил источник издания, близкий к Кремлю.

Депутат Борис Вишневский считает, что нынешние муниципальные депутаты отстаивают как возможность продолжать осваивать местный бюджет, так и право принимать участие в муниципальном фильтре — то есть влиять на допуск кандидатов к выборам губернатора. Именно из-за муниципального фильтра Вишневскому не удалось выдвинуться на ближайшие губернаторские выборы, так как подавляющее большинство мундепов не поставили подпись за его участие. «Это нулевой цикл следующих губернаторских выборов», — заявил депутат.

Журналистка Znak.com и соавторка телеграм-канала о петербургской политике «Ротонда» Ксения Клочкова в разговоре с «Бумагой» предположила, что многочисленные нарушения в муниципалитетах, связанных с важными членами «Единой России», — следствие отмены досрочного голосования. По ее словам, в 2014 году мундепы избирались именно за счет него: бюджетникам просто раздавали списки тех, за кого нужно поставить отметку в бюллетене, и на автобусах везли в пункты досрочного голосования.

— Чтобы выиграть выборы нужно привести на избирательный участок 200–300 человек, которые за тебя проголосуют. Для молодых людей это несложно: у каждого только во «ВКонтакте» столько друзей, и большинство из них как раз соседи, — поясняет Клочкова.

Журналистка называет нарушения выборной кампании этого года «последней возможностью тех, кто по-другому не может выиграть, сохранить свое место или приобрести его». «Видимо, функционеры „Единой России“ надеются, что их покровители за них заступятся, а за организацию происходящего поплатится кто-нибудь другой», — заключает Клочкова.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.