Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

Что покупали в Петербурге начала ХХ века — и сколько это стоило? Овощи с Сенного рынка, мех из магазина на Невском и городские молочные

«Бумага» и Joom запустили спецпроект об истории покупок в Петербурге. Joom — это приложение для покупок, где можно найти товары из Китая, Японии и Южной Кореи с бесплатной международной доставкой. Теперь на Joom доступны еще и товары из России — от знакомых и понятных брендов, к которым вы привыкли. Длительность доставки — от одного дня, а получить заказ можно с курьером или забрать в пункте самовывоза и почтовом отделении. Бесплатная доставка — при заказе от 2000 рублей. В конце материала вы найдете промокод со скидкой на 10 %.

Сколько зарабатывали петербургские рабочие и чиновники в начале XX века, на какие рынки ходили за продуктами и где обеспеченные петербуржцы обедали с шампанским?

Краевед и автор рассылки об историях петербургских домов Алексей Шишкин по просьбе «Бумаги» и Joom рассказывает, как была устроена торговля в Петербурге начала XX века, что продавали главные магазины города и где появились одни из первых «консультантов по стилю».

Какой была российская экономика в начале XX века

К середине XIX столетия, в эпоху великих реформ Александра II, российская экономика прочно становится на капиталистические рельсы — и едет по ним более полувека, до самой революции. Россия в это время, наряду с Североамериканскими Соединенными Штатами, — одна из наиболее бурно развивающихся мировых держав. «Наконец-то из скромной Швейцарии я приехал в блистательный Санкт-Петербург!» — провозглашал меховщик Эдуард Фацер, отец кондитера Карла Фацера.

Были у экономической политики государства и критики, даже среди богачей. Движению вперед мешали гигантское социальное расслоение, бюрократия, некомпетентность немалой части «верхов», общественная нестабильность. «Лучше быть кондуктором трамвая в Цюрихе, чем миллионером в России», — говорил Александр Бари, индустриальный магнат и инженер, друг Шухова и Толстого.

«Лучшие магазины Петербурга», журнал «Столица и усадьба», 1914

И всё же экономика росла. Кроме традиционного на протяжении веков аграрного сектора локомотивами развития стали промышленность и торговля. Недаром главный фасад Елисеевского магазина на Невском украшают скульптурные аллегории именно этих отраслей, оттеснив Науку и Искусство на Малую Садовую.

В конце 1890-х под руководством министра финансов Сергея Витте проводится денежная реформа. Рубль получает золотой эквивалент и укрепляет свои позиции. Период с 1899 по 1914 год становится эпохой расцвета русской торговли во всех ее формах. За копейки и рубли можно приобрести, заказать или даже создать с нуля практически что угодно.

Сколько в те годы зарабатывали в Петербурге

Петербургский МРОТ в эту эпоху — зарплата неквалифицированной горничной, получающей кроме жалования от хозяев питание, униформу и угол для проживания, — 3 рубля. Пролетарий без специальных навыков получал от 25 рублей ежемесячно, подпоручик в армии (младший лейтенант) — 70 рублей, рабочий-электрик на крупном заводе вроде Путиловского — 120 рублей, статский советник — 350.

Пересчитать эти цены в рубли современные трудновато: изменилась структура потребления и производства. Самый грубый и простой способ расчета — через золото. Если сегодня по курсу ЦБ РФ цена грамма золота — порядка 3050 рублей, а в николаевском золотом рубле было 0,77 грамма драгоценного металла, то в одном «старом» рубле — 2350 современных. Правда, при переводе через другие товары обменный курс окажется другим, отличающимся в разы. Нередко используют усредненный обменный «курс» 1 к 1300. В книге Михаила Зыгаря «Империя должна умереть» старые рубли в новые пересчитывают как 1 к 791. В целом такой «обмен валюты» — занятие почти бессмысленное. Сравнивать нужно не дореволюционные цены и современные, а долю от заработной платы, которую составляла цена каждого конкретного продукта тогда и сегодня.

Сколько получали петербургские рабочие, военные и чиновники в начале ХХ века

Горничная — от 3 рублей
Пролетарий — от 25 рублей
Подпоручик — 70 рублей
Электрик — 120 рублей
Статский советник — 350 рублей

Сколько и на что тратили петербуржцы

От трети до половины заработка петербуржец начала ХХ столетия тратил на аренду жилья. Порядка 80 % горожан жили в съемных квартирах, комнатах и «углах», так что эта статья расходов была почти обязательной. Остальное — в зависимости от своих предпочтений и потребностей.

Начнем с простого — с питания. Самый дешевый и народный вариант обеда — чай с пирожком в одной из многочисленных чайных, разбросанных по всему Петербургу, обходился в сумму от 4 копеек. 

Противоположный полюс занимали трапезы в роскошных «первоклассных» ресторанах французской кухни вроде «Кюба» на Большой Морской улице, 16 или «Донона» на Большой Конюшенной, 14 (в первом сейчас «Кинг Понг» и «Бонч», второй уже много лет заброшен). Там за 5–7 рублей вам подали бы трапезу из шести блюд. Включение в обед шампанского поднимало ценник примерно вдвое.

Сенная площадь в начале XX века. Фото: «Википедия»

Ресторан «Донон»

В распорядок большинства горожан, впрочем, регулярное посещение кафе и ресторанов не входило. Они отдавали предпочтение закупке провизии в лавках и на рынках. Главным поставщиком провизии — «брюхом Петербурга» — считался крупнейший в столице Сенной рынок. Одновременно он был рассадником антисанитарии и криминала. В начале ХХ столетия городская управа несколько раз закрывала его павильоны по санитарным соображениям, велись разговоры и о полном переносе торговли на новое место. Например, на площадь у Обуховского моста или в район Горячего поля — к нынешней станции метро «Фрунзенская».

Кроме всенародно посещаемого Сенного свои излюбленные места для закупки провизией были в каждом районе. Жители Семенцов ходили на Клинский рынок, Литейной части — на Пустый в Соляном переулке, Петроградской стороны — на Сытный или «Центральный» купца Александрова, Васильевского острова — на Андреевский. Небогатые горожане ходили на рынок самостоятельно, начиная от среднего класса — отправляли за продуктами прислугу.

Усредненные цены популярных продуктов в начале 1910-х

Десяток яиц — 30 копеек
Десяток картофелин — 5 копеек
Луковица или морковка — 1 копейка
Целая тушка курицы — 70 копеек
Литр молока — 13 копеек
Килограмм гречи — 25 копеек
Килограмм капусты — 15 копеек
Килограмм качественного сливочного масла — 1,4 рубля

Кроме наполненных всякой всячиной рынков имелись в городе и специализированные гастрономические магазины: мясные, фруктовые, овощные и зелейные, чайные и так далее.

Существовали даже целые торговые сети. Например, купцы Сумаковы владели настоящей «молочной империей»: по три магазина на Невском и Владимирском проспектах, два на Пушкинской улице, а еще на Разъезжей, Николаевской (Марата) и Гороховой улицах. Изысканное убранство магазина на Гороховой, 24, из изразцовой плитки с рисунком с коровами, кстати, сохранилось по сей день — сейчас в бывшей молочне магазин Unique Fabric.

Элитарные продовольственные магазины тоже существовали. Это, прежде всего, филиалы торгового товарищества «Братья Елисеевы», специализировавшиеся на иностранных винах, фруктах и деликатесах. Знамениты «Елисеевские» магазины были не только богатым выбором, но и системой контроля качества: стоило на веточке винограда подгнить одной ягоде, как приказчики обязаны были выкинуть всю гроздь. На обычных продовольственных рынках ничего подобного и близко не наблюдалось.

В целом, аналогичной была система купли-продажи и любых других товаров. Большинство горожан закупалось на рынках и в магазинах «шаговой доступности» прямо в жилых домах. Скажем, вот типичный список лавок на первом этаже крупного доходного дома эконом-класса: зелейная лавка, мясная и молочная, винный погреб и пивная, магазин готовой одежды, аптека, чайная. Ровно таким располагал, например, дом Еремеевых на Малом проспекте В. О., 30–32.

Почти все новостройки 1900–1910-х воздвигались уже с предусмотрительно запроектированными помещениями под торговлю. «Какие-то огромные дома с „приятными“, „роскошными“ фасадами. Открываются залитые светом магазины, наполненные всякой мишурной дрянью, — происходит, словом, что-то неладное, что-то даже прямо неприличное», — жаловался художник Александр Бенуа в своей статье «Живописный Петербург».

Где совершали покупки обеспеченные горожане

Элитарное меньшинство посещало и «брендовые» магазины, в которых стоимость товаров была в четыре-шесть раз выше, чем в среднем по городу. Скажем, журнал «Столица и усадьба» (с подзаголовком «журнал красивой жизни») в 1914 году давал рекомендацию в Петрограде не пропустить следующие торговые точки: меховой магазин «Мертенс» на Невском, 21, универмаг Гвардейского экономического общества на Большой Конюшенной, 21–23 (нынешний ДЛТ), фирменный магазин FIAT на Большой Конюшенной, 19, магазин ковров «Обюссон» на Большой Морской 23 и 25 (полное оборудование дворцов, клубов и частных квартир“) и Елисеевский магазин на Невском.

К списку можно добавить и магазин торгового дома «Карл Фаберже» на Большой Морской, 24 (подарки и украшения на любой вкус и кошелек — от недорогого портсигара до пасхальных яиц стоимостью в состояние), торговый дом «Александр и Ко» на Невском, 11 (высококачественная обувь любых фасонов), ну и, конечно, универсальный торговый дом «Эсдерс и Схейфальс» или он же «У Красного моста» на Мойке, 75. Последний — ориентир для всех петербургских торговцев начала ХХ века.

Меховой магазин «Мартенс». Фото: Citywalls

Au pont rouge

Дорогие магазины дореволюционного Петербурга

Меховой магазин «Мертенс» — Невский, 21
Универмаг Гвардейского экономического общества — Большая Конюшенная, 21–23
Фирменный магазин FIAT — Большая Конюшенная, 19
Магазин ковров «Обюссон» — Большая Морская, 23 и 25
Елисеевский магазин — Невский, 56
Магазин торгового дома «Карл Фаберже» — Большая Морская, 24
Обувной магазин «Александр и Ко» — Невский, 11
Универсальный торговый дом «Эсдерс и Схейфальс» — Мойка, 75

Именно «У Эсдерса» внедряются все передовые торговые решения того времени. Например, в магазине, торгующем прежде всего дорогой готовой одеждой и аксессуарами, появляются аналоги современных «консультантов по стилю», автомобилизированная доставка. Кроме того, сотрудниц торговых залов учили премудростям общения с клиентами и клиентками.

Скажем, у петербуржцев предреволюционной поры была традиция — первый «взрослый» костюм подростку и первый бритвенный набор фирмы «Жилет» приобретать именно в «Эсдерс и Схефальс». Но увидев даму с подросшим сыном, продавщицам следовало ввернуть в беседу что-то вроде: «Ах, мадам, какой у вас прелестный… братик», — тем самым польстив моложавости клиентки и расположив ее к себе.

Формального запрета на посещение торговых точек «для богатых» для несостоятельных горожан не существовало. Торговцы делили клиентуру лишь на «чистую», то есть уместно одетую и опрятную, и не вписывающуюся в эти критерии. То есть крестьянин из глухой деревни мог запросто появиться на пороге у Елисеевых или «Красного моста» — если он был одет «по-городскому» и не казался подозрительным приказчикам.

Кстати, чтобы ознакомиться с предложениями товаров в петербургских магазинах, вовсе не обязательно было в эти магазины идти. Очень многие фирмы регулярно издавали и высылали по запросу иллюстрированные «прайс-куранты»: каталоги товаров с ценами, часто иллюстрированные.

В них можно было найти не только стоимость, но и телеграфные коды или номера артикулов. Стоило дать в контору соответствующего торгового дома или фабрики телеграмму с обратным адресом и паролем товара — и этот товар вам отправляли. Такой метод покупки использовался, как правило, для приобретения больших партий товаров или сложных изделий, например сантехники или сельскохозяйственных машин.

В ноябре 1918 года в рамках политики «военного коммунизма» Совет народных комиссаров запрещает свободную торговлю. Пустеют и национализированные роскошные универмаги, и рынки. Им на смену приходят «мешочники» — спекулянты, едущие в деревню из голодного Петрограда за продуктами питания и обменивающие их на промышленные товары и ценности.

В период нэпа частная торговля восстает из пепла, подобно фениксу, — на несколько лет вновь открываются многие магазины и рестораны, гремевшие в царское время. На вывесках приписка «быв.» — бывший: старые бренды петербуржцы еще помнят и глупо их не использовать. Только в конце 1920-х — начале 1930-х окончательно формируется система советской государственной торговли, которая совсем не похожа на прежнюю. О ней — в следующем тексте проекта.


На Joom можно найти одежду, аксессуары, косметику, товары для дома и технику: доставка по России от одного дня и бесплатна при заказе от 2000 рублей. Российские товары в приложении и на сайте помечены иконками с флагом и грузовичком. До 1 декабря получите скидку в 10 % по промокоду PAPERPAPERNOVEMBER.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.