13 сентября 2021

Бирпонг — пивная игра, которую вы видели в американских фильмах и которую обожают в Петербурге! Рассказываем историю крупнейшего в России соревнования Beer Pong Jam

Бирпонг — это алкогольная игра, зародившаяся на американских студенческих вечеринках: вы видели ее в комедиях вроде «Проекта Х» и «21 и больше». В Петербурге же бирпонг стал полноценным спортивным соревнованием, в котором даже не обязательно пить.

Более четырех лет в городе проходит Beer Pong Jam — крупнейший турнир по бирпонгу на постсоветском пространстве. В состязании, где нужно попасть шариком в стаканы соперника, регулярно участвуют сотни людей.

Корреспондент «Бумаги» Влад Чирин участвует в этих турнирах больше двух лет. Он поговорил с организатором BPJ Даней Пименовым о том, как мероприятие доросло до чемпионата города на 130 команд, почему бирпонг так популярен в Петербурге, какие ценности у коммьюнити и будет ли всероссийское первенство.

— Есть понимание, почему именно в Петербурге бирпонг получил такую популярность?

— Так получилось, что в России, в Москве и даже в ближайшем зарубежье нашему турниру нет равных. И в Петербурге, и в регионах обычно пытаются копировать наш формат, но почему-то часто получается через жопу.

В других городах играют в бирпонг, но это всё достаточно местечково, нет постоянного регулярного большого турнира. Поэтому, кстати, хочется попробовать сделать турнир в Москве, может быть, совместно с локальными организаторами.

Даня Пименов. Фото: Beer Pong Jam

— На твой взгляд, бирпонг стал популярным в Петербурге — или это всё еще довольно узкое развлечение?

— Если на турниры каждый раз приходят по 60−70 команд (по два участника в каждой — прим. «Бумаги»), то мы на правильном пути. Я еще занимаюсь арендой и продажей оборудования для игр — и вижу, что заказов становится всё больше. Думаю, интерес будет еще выше, если помимо BPJ появятся другие турниры. Они есть, но пока не такого уровня.

— Когда я исследовал вопрос, нашел во «ВКонтакте» группы, посвященные бирпонг-турнирам, аж от начала 2010-х годов. Как всё началось?

— В начале 2010-х я делал много вечеринок. В какой-то момент захотелось их разнообразить. К тому времени мы играли в бирпонг в своих компаниях в общежитиях и подумали, почему бы и не внедрить в тусовки. Поначалу использовали обычные низкие столы, которые уже были в клубах, не было никакого специального оборудования. Мы называли это бирпонгом, но выглядело это тогда максимально убого.

А потом мы подумали, что можно сделать акцент на бирпонге. У нас появился стол, который был обклеен как стол для бирпонга, хотя по размерам всё еще не соответствовал размерам [столов] для чемпионатов мира. Но решили, раз появилось какое-то оборудование, то сделаем тематическую вечеринку. Назвали ее Beer Pong Party. Она проходила в клубе Dusche, это был 2012−2013 год. Бирпонг тогда совсем не был известен в городе, в целом по России ничего такого не было.

Это была вечеринка, на которой играли диджеи и стояла отдельная зона с одним столом. Вход на вечеринку был платный, а участие в турнире — бесплатное. Ты уже давно играешь в бирпонг, так что можешь себе представить: у нас на одном столе проходил турнир, в котором участвовали 64 команды по два человека (сейчас на турнирах Beer Pong Jam игры проходят на 8−12 столах при сопоставимом количестве участников — прим. «Бумаги»). Турнир тогда длился пять часов.

Потом мы познакомились с Митей Муравьевым — он увидел наш бирпонг на вечеринках «Сказка» и на Warp Party и сказал: «Ребята, вы делаете говнище». Он делал небольшие турниры в барах — и даже был официальным представителем Мировой серии бирпонга в России. То есть у него была официальная бумага, мол, «ваша лига может отправлять на чемпионат мира своих участников».

Но у него не хватало времени этим заниматься. Мы встретились, он нам как раз дал стол в аренду для турниров. Мы, естественно, никого в Америку не отправляли. С Митей в силу его занятости мы в итоге перестали контактировать, а Beer Pong Party продолжила существовать до 2013−2014 года. Потом случился «штиль», после которого уже в 2018 году появился Beer Pong Jam.

— Сейчас Beer Pong Jam — это турнир, который проводится по стандартам, близким к мировым первенствам: с классическими красными стаканами, четкими правилами и правильным размером столов. Кроме того, в стаканы наливают воду, а не пиво. Как начался переход к нынешнему формату?

— В 2013−2014 году у меня и моего товарища Славы появилась идея сделать полноценные турниры. Чтобы это была не Beer Pong Party, а более официальная «Петербургская лига бирпонга». Сделали логотип, но не могли найти столы — нужно было везти их из Китая, а это было невыгодно. В итоге «Петербургская лига бирпонга» так и не запустилась. Но идея сделать турнир — с судьями, с правилами — сохранилась.

Первый Beer Pong Jam датируется 18 марта 2017 года. В то время я был арт-директором бара Cube, отвечал за развлекательную программу. Я решил, что время пришло, — и купил несколько столов.

Планировалось, что это будет Friday Beer Pong League. Но делать турниры каждую пятницу оказалось тяжело — людей было просто не собрать (сейчас BPJ как правило проходит раз в две недели — прим. «Бумаги»). Тогда в России у людей была ассоциация, что бирпонг — это домашняя игра. В моем окружении было много людей, которые играли в бирпонг, и я был уверен, что они поучаствуют, — а они в итоге не приходили, потому что «ну какой турнир — это так, дома поиграть». Тогда я поменял название на Beer Pong Jam (джем в музыке — это когда в движухе участвуют все, кто захочет).

— А почему именно бирпонг? Почему тебе так хотелось сделать эти турниры?

— Я люблю спорт, и мне всегда нравилось устраивать турниры. Вся моя сознательная жизнь связана с организацией мероприятий и вечеринок — и я подумал, что бирпонг идеально совмещает в себе веселое времяпрепровождение и состязание. Да, он связан с алкоголем, но мы против бездумного и необоснованно чрезмерного его употребления (как и «Бумага» — прим. «Бумаги»). Даже на «Джеме» мы не наливаем много пива и есть команды, которые не пьют алкоголь.

— Сейчас каждый турнир собирает сотни людей. Сколько участников было на первых турнирах BPJ и в какой момент начался заметный рост?

— В первом турнире участвовали пять команд по два человека. Из этих пяти команд две состояли из представителей бара. То есть была команда гардеробщиков, команда барменов и еще в одной команде играл я с пришедшим участником. Проще говоря, пришли пять человек. На втором турнире было шесть команд. Потом — восемь. Потом — двенадцать.

В период Cube турнир был местечковым. Играли с пластмассовыми стаканами и наливали в них пиво (сейчас на турнирах играют в гигиеническую версию: в игровые стаканы наливается вода, пиво наливают отдельно, то есть шарики в него не попадают — прим. «Бумаги»). В Cube мы ставили всего три стола. Тогда у нас даже не было продажи билетов, регистрации. И в какой-то момент пришли 34 команды. Я был в полном шоке — пришлось играть сразу навылет, иначе было никак.

Было тесно, но очень по-семейному. «Старички», которые еще тогда ходили, иногда говорят: «Блин, Дань, это всё превратилось в какую-то индустрию, и нет той теплоты». Но это же прогресс. Конечно, в первых турнирах был свой прикол. Мы пили пиво, в котором был грязный шарик, — в этом есть какая-то трушность. Но сейчас люди, которые ходят на BPJ, просто не пошли бы на такой турнир.

— Я ни разу не видел рекламы BPJ — не считая сторис от участников и зрителей. Как ты продвигаешь турнир?

— Из-за того, что игра сопряжена с алкоголем, ее никак нельзя рекламировать. Как показали мои наблюдения, это только сарафанное радио. Рекламируй — не рекламируй, всё равно сохраняется миф, что бирпонг — просто домашняя игра. И люди не изменят свое мнение, пока сами не увидят картинку — в сторис, например.

— Я сам хожу на BPJ уже больше двух лет. За это время я не видел ни одного серьезного конфликта. Наоборот, там часто заводят друзей, даже формируются пары. Как удается держать вне тусовки агрессивных и токсичных людей?

— За счет распространения сарафанным радио у людей на турнирах есть что-то общее. Все разные, но все объединены любовью к бирпонгу. Если придут пять классных позитивных ребят, то на следующий турнир они, вероятно, приведут таких же друзей.

В США на мировой серии разрешен треш-ток: во время матчей они жестко оскорбляют друг друга. У нас оскорбления запрещены. Я перед каждым турниром говорю, что мы уважаем соперников, судей, болельщиков — всех. Если вы пришли на войну, то это мероприятие не для вас.

Как такового фейс-контроля нет: купил билеты — проходи. Были единичные случаи конфликтов. Я их всегда регулирую: либо все успокаиваются во время турнира, либо после турнира связываюсь со сторонами конфликта и выясняю, что произошло и кто был не прав. Все эти единичные ситуации были улажены.

— Ты можешь сформулировать ценности BPJ?

— Это мероприятие создано, чтобы все круто провели время в прекрасной компании. Второй момент — соревновательная часть. Чтобы это выглядело как настоящее спортивное мероприятие — с правилами, судьями, таблицей, призами, наградами. Мы должны быть такими, как любая спортивная организация, занимающаяся серьезными соревнованиями: ФИФА, НХЛ. Чтобы всё было максимально организованно и четко.

Важный момент для меня: наш турнир отрицает чрезмерное употребление алкоголя. У нас даже не обязательно пить. Какое-то колоссальное количество алкоголя мы не наливаем. Даже если дойдешь до финала, не будет такого, что ты «умрешь» и будешь еле-еле стоять (корреспондент «Бумаги», доходивший до финала три раза, подтверждает эти слова — прим. «Бумаги»).

— Как происходит поиск площадки? Я так понимаю, далеко не любое место подойдет для турнира — и не любое место захочет принять турнир.

— Я давно занимаюсь ивентами, так что у меня есть опыт. Требования к площадке: она должна быть просторная и светлая, там должны быть проектор, микрофон, диджейский пульт. И площадку тоже должно устраивать наше мероприятие. Не для всех турниры по бирпонгу входят в стратегическое планирование.

— Какой бюджет у турнира? На что приходится тратиться и удается ли покрыть расходы?

— Конкретных цифр по расходам называть не буду, они всегда разные. Надо заплатить площадке — как договоришься. Нужно заплатить судьям, фотографу, видеографу, дизайнеру, если нужны какие-то макеты для продвижения, нужно закупить красные стаканы, шарики, барменские принадлежности для судей (например, для уборки столов — прим. «Бумаги»), кубки, пины для призеров.

Прибыль есть со взносов (757 рублей с команды из двух человек при регистрации онлайн и 900 рублей при покупке билета на месте — прим. «Бумаги»). О больших суммах речь не идет, это мероприятие скорее for fun, это моя душа. Но покрыть расходы получается (у BPJ также есть пивные и гастрономические партнеры — прим. «Бумаги»).

— Помню, после открытого чемпионата Петербурга казалось, что теперь турниры по бирпонгу будут с каждым разом только масштабнее. А потом началась пандемия. Как это повлияло на твои планы?

— Пандемия внесла очень большие коррективы. В конце 2019 года и начале 2020-го мы были на серьезном подъеме. Организовали турнир на 130 команд — и могли собрать еще больше, но не стали, потому что сначала нужно было протестировать этот формат.

Кстати говоря о деньгах. Вот казалось бы, большой турнир, я должен был заработать много денег. Но я его сделал в нормальный такой минус. После этого я внес некоторые коррективы.

В пандемию большое мероприятие не сделать. Их [мероприятия] нужно планировать заранее — а сейчас это делать бессмысленно. У нас летом должен был состояться большой турнир на фестивале «Пить и жарить», который потом переименовали в просто «Жарить», но его перенесли.

— Какие планы по развитию BPJ?

— Планы на будущее: продолжать делать BPJ и шириться. Сейчас у нас регулярные турниры на 70−80 команд — по нашим меркам это среднее количество. Но в будущем мы планируем под эгидой BPJ делать чемпионаты Петербурга.

— Будет ли чемпионат России по бирпонгу?

— Я обязательно хочу сделать чемпионат России, сто процентов. Но надо, чтобы закончилась пандемия. Думаю, если бы не она, мы бы уже сделали большой чемпионат в Москве. Даже когда мы проводили турнир в Петербурге, специально приезжали команды из Москвы. Любят бирпонг в Минске — довольно хорошо делают и даже приглашали наших делегатов на итоговый турнир. Организаторы друг с другом контактируют, и интерес к этому есть у аудитории. BPJ должен стать большим промоушеном, как UFC в единоборствах.


Как играть в бирпонг?

Для игры потребуется от 8 до 20 красных пластиковых стаканов, шарики для пинг-понга и стол. Стандартный размер стола — 2400 х 600 х 700 мм, но в домашних условиях можно использовать любой длинный стол.

Стаканы необходимо наполнить жидкостью на треть или наполовину. В классической версии игры в стаканы наливают пиво, но для соблюдения гигиены лучше налить в стаканы воду, а пиво наливать в отдельные.

С двух сторон стола расставляются стаканы. Можно играть четыре на четыре стакана (тогда их следует расставлять ромбом), шесть на шесть и десять на десять (тогда стаканы ставят в пирамиду). Схему расстановки можно посмотреть здесь.

С каждой стороны стола встают игроки — обычно играют один на один или два на два. У каждой команды есть по два хода, во время которых нужно попасть шариком в стакан соперника. В классической версии игры когда шарик попадает в стакан, следует выпить пиво. Но это не обязательно — бирпонг может быть и безалкогольной игрой.

Стакан, в который попал шарик, убирается со стола. Побеждает команда, которая первой выбьет все стаканы соперника.

Хотя основа игры везде одинаковая, единых правил нет, поэтому в деталях порядок игры различается — в зависимости от компании, в которой вы играете. На BPJ тоже есть свои нюансы — правила турнира можно прочитать здесь.


В декабре 2019 года на Невском проспекте устроили игру в бирпонг. Вот как это выглядело.

«Ты бьешь, тебя бьют, весело»: читайте, как два банковских работника из Петербурга стали чемпионами России по американскому футболу и попали в сборную.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Третья волна коронавируса
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
В Петербурге уже две недели растут показатели заболеваемости и госпитализаций с COVID-19 — но до уровня третьей волны еще далеко
Женщина приставала к пассажирам петербургского метро с вопросом о вакцинации. Всех привитых она назвала «дураками»
В Петербурге ждут четвертую волну коронавируса. Новая вспышка заболеваемости — неизбежность? Отвечают исследователь, эпидемиолог и чиновники
Эрмитаж открывает экспозиции, которые были закрыты из-за коронавирусных ограничений. Среди них — искусство Сибири, Франции и Японии
Выборы-2021
Петербургский оппозиционер обвинил учащегося Военмеха в подготовке «карусели» на выборах, студент это отрицает. Что известно о ситуации
У части пользователей в России недоступны Google Docs и Telegraph. Там размещали списки «Умного голосования»
Как определиться с кандидатами на выборах и где искать информацию о них? Инструкция «Бумаги»
В «Единой России» заявили, что предложения участвовать в фальсификации выборов в Петербурге — это вброс оппозиции
Команда Навального назвала кандидатов «Умного голосования» на выборах в Госдуму и Заксобрание Петербурга
Давление на журналистов
Петицию против закона об «иноагентах» за первые сутки подписали более 70 тысяч человек
150 независимых медиа и НКО запустили петицию против закона об «иноагентах». Ее уже подписали AdVita, «Ещёнепознер», «Ночлежка» и «Бумага»
Что вы думаете о статусе иностранного агента? Исследование «Бумаги»
Минюст внес в список СМИ-иноагентов еще четыре организации. Их по требованию закона создали журналисты, уже внесенные в реестр
Песков: Кремль рассмотрит поправки к закону об иноагентах, предложенные независимыми СМИ
Вакцинация от коронавируса
Женщина приставала к пассажирам петербургского метро с вопросом о вакцинации. Всех привитых она назвала «дураками»
Блогера из Петербурга будут судить за видео с фейками о коронавирусе. Он утверждал, что применение вакцины приводит к смерти
Семь тысяч россиян пожаловались на нежелательные реакции после вакцинации от коронавируса. Это 0,018 % от общего числа вакцинированных
«Биокад» начал выпускать в Петербурге «Спутник Лайт». Компания обещает произвести столько вакцины, сколько закажет Минздрав
Почему после вакцинации от коронавируса могут не выработаться антитела? А что, если их мало?
Коллеги «Бумаги»
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
У противников вакцинации появилось два новых аргумента против прививок
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Безумный автостоп по Балканам и Дагестану — обсуждаем вдохновляющие и опасные истории о путешествиях в одиночку 😎
Зачем общаться с хейтерами и что делать, если вам пишут тысячи оскорблений в соцсетях? В подкасте «Все мы медиа» говорим про хейтерские атаки 😡
Представьте: вы стали мемом. Что делать, если вы знамениты из-за шуток в интернете, — обсуждаем в подкасте «Все мы медиа»
Как человекоподобных роботов используют в медицине, сфере услуг и секс-индустрии? Слушайте в подкасте Science Bar Hopping
Мемы, фейки и диджитал-этикет — слушайте в новом подкасте «Все мы медиа» 🤳

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.