21 января 2020
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Аргентинец Заль Хуглар — о жизни в сквоте на Вознесенском, выступлениях на улице и петербургских дворах

Музыкант из Аргентины Заль Хуглар почти всю жизнь путешествовал по миру, выступая на улицах и в ресторанах. Впервые он попал в Петербург в 2004 году — знакомый антрополог рассказывал ему о красоте города. Аргентинец играл на Сенной площади и жил в сквоте на Вознесенском проспекте. Уехав из Петербурга, Заль продолжил путешествовать, но вот уже больше четырех лет он живет здесь постоянно.

Аргентинец рассказывает, как Россия сделала его более пунктуальным, за что он полюбил петербургские дворы и как общается с местными, практически не зная ни русского, ни английского языков.

Возраст

39 лет

Род деятельности

Музыкант

В Петербурге

Больше четырех лет

— Я родился в столице Аргентины, Буэнос-Айресе. Музыка присутствовала в моей жизни с восьми лет. Я не чувствовал себя комфортно в общей для всех, устоявшейся системе образования, поэтому учился самостоятельно. Играл на музыкальных инструментах, рисовал, а в университете занимался в театральной мастерской.

После окончания средней школы я начал изучать право, так как в моей семье есть юристы и адвокаты. Параллельно работал на обычных работах в офисах и интересовался философией. И хотя я никогда не оставлял занятия музыкой, собирая музыкантов или играя в уже существовавших группах, зарабатывать этим мне было сложно.

Знакомясь с уличными музыкантами, я видел, насколько они свободны и открыты всему новому. Я знал, что многие из них часто путешествуют, и тоже захотел поездить по разным городам. Мое первое путешествие длилось три года: я ездил по Латинской Америке и побывал в Боливии, Перу, Эквадоре, Колумбии, Бразилии, Венесуэле, Чили и Уругвае.

В путешествиях я выработал собственный стиль жизни. Переезжал в новое место каждые три-четыре дня, зарабатывал на жилье и еду, выступая на улице, и учился у других людей, находившихся в таком же жизненном потоке. Этот образ жизни оказался, в конце концов, не таким уж и хаотическим: в нем была своя упорядоченность.

Мое второе путешествие началось, когда я стал встречаться с девушкой из Франции, которая пригласила меня в Европу. Там я пробыл некоторое время и жил в том же ритме. Возможно, девушка думала, что мы поженимся, но этого не произошло (как обычно). Вскоре после этого я оказался в Польше, и у меня оставался один день пребывания там по визе.

Передо мной встал выбор: отправиться в Россию или Турцию. Февраль 2013 года был очень холодным, и логичным казался второй вариант. Но я вспомнил своего знакомого антрополога-путешественника, который рассказывал мне о красоте Петербурга. К тому же меня с детства интересовал Советский Союз — еще лет в пять я увидел в Буэнос-Айресе блестящее, очень необычное выступление московского цирка, и жизнь русских стала для меня большой загадкой. Так что я выбрал Петербург, хотя у меня здесь не было никаких связей, ни одного друга.

Я приехал в Петербург, встал на Сенной площади и просто начал играть, потихоньку замерзая, а потом вернулся в гостиницу. В таком режиме прошло несколько дней. Спустя неделю один актер пригласил меня пожить с ними в сквоте «Квартира № 0» на Вознесенском проспекте, где я и остался. Я был постарше остальных жильцов, но они меня вдохновляли.

В дальнейшем я часто уезжал из Петербурга: ездил в Европу и Латинскую Америку. Но сейчас, можно сказать, я живу здесь постоянно. Я по-прежнему иногда играю на улице, когда тепло и есть настроение. А так — два-три раза в неделю выступаю в барах и ресторанах: соло, трио или в группе.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

В России я точно стал более системно заниматься музыкой, да и жить в принципе. По крайней мере это тот опыт, который я могу осмыслить.

Когда я был маленьким, чтобы собрать друзей для игр, нужно было выйти из дома, сесть на велосипед и, подъезжая к домам товарищей, выкрикивать их имена. Переезд в Россию — такой же велосипед, на котором я ищу друзей и зову их играть со мной — играть музыку. К счастью, здесь это получается.

Мне нравится русская музыка: я слушаю Чайковского с детства, позже стал слушать Рахманинова, Шостаковича, а уже когда приехал в Питер, к ним добавились Цой, «Аукцыон» и мой друг Антип Сокольский. Он для меня — один из самых крутых художников, которых я когда-либо встречал. Вообще, меня очень тронул советский гимн, особенно версия 1944 года.

В первое время в Петербурге я выучил роль иностранца, который приехал в другую страну с отличным от остальных опытом и другими навыками. Иногда людям из разных мест сложно воспринять и принять друг друга — настолько отличаются их взгляды на мир и то, как они воспринимают новую информацию. Здесь, в России, я стараюсь и пропускать через себя новый опыт, и делиться своими знаниями с другими.

В какой-то момент мне захотелось деконструировать хотя бы для россиян образ счастливой Латинской Америки, которая танцует сальсу и где всё построено на страсти и радости. Потому что, конечно, это не всегда так: там тоже есть свои проблемы. При любой возможности я транслировал другие идеи.

Отчасти всё это, конечно, может звучать смешно, ведь я не очень хорошо знаю русский и английский языки, чтобы свободно общаться с местными. Когда я говорю на испанском, здесь меня чаще всего не понимают. Но я нашел другие способы донести свои идеи. Например, определенным образом играть инструментальную музыку: разрушая старую форму и создавая новую.

Видео: Егор Цветков / «Бумага»

Кто сыграл для вас важную роль?

Мой друг Дима, хозяин кафе «Ауровиль». Он всегда был очень терпелив и настроен помочь мне. Мы также обсуждали ремесло художника-творца. Говорили о том, что художник — как фигура на картах Таро, у которой одна рука тянется в небо, а другая к земле. Он должен уметь пускаться в полет вслед воображению, доходя почти до безумия, и, вместе с тем, стоять на земле, справляясь с миром материальным, умея существовать за счет своего дела.

Для меня это было очень важно, ведь раньше я жил в напряженных условиях, иногда не зная, где буду спать ближайшей ночью. Часто были ситуации, когда мне за два часа, например, нужно было найти несколько тысяч рублей. Но это, правда, тоже было весело: приходилось петь в автобусах, врываться в ресторан, не спрашивая ни у кого разрешения, или петь серенады для жен моих заказчиков. Из этого выходили вполне себе кинематографичные истории: например, очень обиженные девушки, для которых я пел, кидали подаренным букетом цветов не в своего парня, а в меня.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Совсем немного неформальности. Но здесь важно не переборщить: иногда Аргентина слишком неформальная. В России общественный транспорт ходит более-менее по расписанию, — а в Аргентине обычно слегка опаздывает.

Сейчас, когда я возвращаюсь в Аргентину, мне часто говорят, что я слишком буквальный. Назначая встречу на 17:00, я стараюсь прийти к этому времени. Остальные же могут прийти и к 17:30, и к 18:00. Или если назначаю репетицию для музыкантов, то хочу заниматься музыкой, — а другие могут начать общаться, пить мате или алкоголь.

Я скучаю по чувству причастности к политике, которого нет в России. В Аргентине политику обсуждают почти в любых ситуациях: люди там дискутируют, выходят на всяческие протесты и так далее.

Пять находок в Петербурге

  1. Мозаичный дворик
    Мне нравится дворик-музей [художника Владимира Лубенко] на набережной реки Фонтанки, 2, где много объектов, оформленных мозаикой. Это очень необычно. К тому же я в целом люблю мозаики: часто видел их в Португалии и Бразилии.
  2. Проходные дворы
    Мне по душе эти арки на входах во дворы в центре Петербурга. На Загородном проспекте они меня особенно впечатляют.
  3. Думская улица
    Там очень шумно, но мне нравится эта атмосфера отсутствия контроля, в большом городе важно иметь такое место.
  4. Пешеходная зона на Васильевском острове
    Я часто гуляю на 6–7-й линиях Васильевского острова. Там просто мило.
  5. Дворик «Изумрудный город»
    На улице Правды есть дворик с фигурками из «Волшебника из страны Оз».

Зачем вы здесь?

Я хочу участвовать в моменте встречи разных культур. Для меня очень важен их синтез в толковании Гегеля: сначала встречаются двое из разных культур, разного происхождения, с разной историей, а в процессе идентификации происходит узнавание или отрицание друг друга. И самое главное, как мне кажется, — преодолеть это. И еще важно не стоять на месте: путешествовать, общаться. Важно движение, динамика.

Интервью проводилось на испанском языке при помощи переводчицы Марии Ловин-Лович

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.