20 октября 2020

Аргентинец Карлос Д‘Онофрио — о работе в Мариинском театре, русской меланхолии и любви к петербургской весне

Оперный певец Карлос Д’Онофрио работает в Мариинском театре. Он родился и вырос в Буэнос-Айресе, а в Россию переехал в 2008 году из-за своей будущей жены, с которой познакомился еще в Аргентине. С тех пор Карлос живет в Петербурге и считает его одним из самых красивых городов на Земле, который также хорошо подходит музыкантам.

Аргентинец рассказывает, как русские мужчины научили его быть терпеливым, чем меланхолия в Буэнос-Айресе отличается от петербургской и почему май в городе похож на «взрыв».

Родной город: Буэнос-Айрес

Род деятельности: солист в Мариинском театре

В Петербурге: 12 лет


Моя жена Екатерина Венчикова — русская пианистка. Она два года жила в Буэнос-Айресе, работала в театре «Колон», где мы и познакомились за полгода до ее отъезда. Когда она уезжала, я сказал, что хочу поехать вместе с ней. Сейчас мы оба работаем в Мариинском театре.

Я переехал только из-за жены: сильно влюбился и знал, что не смогу жить без нее. Тогда я мало знал о России, думал, что тут будут люди, которые говорят по-французски. Но я ошибся: их уже не осталось. Тогда пришлось выучить русский язык.

Близкие отнеслись к моему решению с пониманием. Родители часто здесь бывали, мама любит Россию, а после рождения нашей старшей дочери Люсии они стали приезжать раз в год на три-четыре недели. Из-за коронавируса последний раз они видели нас в декабре (мы были у них).

Первое время было сложно преодолеть языковой барьер. Два года я почти ничего не понимал, несмотря на то, что учился и читал книги. Прошло около пяти лет до концерта в московском «Доме Музыки», на котором мы с симфоническим оркестром исполняли «Танго» и где я поболтал с публикой. Тогда я понял, что могу говорить по-русски. Я иногда перемешиваю слова, многие не знаю, но более или менее понятно говорю и понимаю чужую речь. Осталось дочитать «Войну и мир», я уже трижды начинал и бросал.

В живу в Петербурге уже 12 лет, и за это время он стал намного интереснее. Молодые люди, которых я вижу на улицах, теперь более открытые. Видно, что есть люди которые создают центры притяжения вроде улицы Рубинштейна. Это здорово. Зачем нужен город, если этого всего нет.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Я вырос здесь как артист и человек, научился быть взрослым, быть отцом. Еще, думаю, Россия научила меня терпению.

В Аргентине все очень быстро говорят. Когда я говорю так в России, меня не понимают. Тогда я выдыхаю и говорю медленно.

Мне кажется, русские мужчины спокойные и терпеливые. Не знаю, может, это из-за тяжелых времен, может, из-за спокойствия на душе. Это качество пошло мне на пользу. Были ситуации, когда я загорался, но сразу говорил себе: «Такого не надо, ты не туда идешь».

Кто сыграл для вас важную роль?

Конечно, жена. Еще Лариса Гергиева, директор «Академии молодых певцов» Мариинского театра. Она меня приняла, с ней мы много учились, через нее я познакомился со многими из тех, кого сейчас знаю, в том числе с моим хорошим другом Владиславом Сулимским — он тоже оперный певец. Лет десять назад мы ездили с ним в Минск, и он научил меня ругаться матом. Я тогда плохо говорил по-русски, но когда вернулся — прекрасно матерился. Он был моим первым собственным другом здесь, остальные до этого были друзьями Кати. Есть фотограф Андрей Саматуга — благодаря ему, думаю, я многое понял про Россию.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Поцелуи. Мы всегда и со всеми целуемся, а здесь так не принято, меня это поначалу шокировало. Иногда чувствую, что не хватает физического контакта. Бывают неловкие ситуации, когда пытаюсь кого-то обнять.

Люди в Буэнос-Айресе очень любят меланхолию. Здесь тоже, но у русских меланхолия другая. В Аргентине она проживается через танго, через плач о матери, которой больше нет, о женщине, которая нас бросила, о родном городе, из которого мы уехали и мечтаем вернуться. Этой меланхолии мне здесь не хватает.

Еще чувство юмора. У русских оно тоже есть, но в Аргентине у шуток всегда двойной смысл — иногда пошлый, иногда глубокий.

Скучаю по друзьям, по нашим семейным традициям. Там мы каждое воскресенье встречаемся, обедаем и общаемся. Здесь так получается не всегда.

Пять находок в Петербурге

  1. Баня
    Я никогда не был в бане до России. У нас жарко, зачем ходить куда-то, где еще жарче? Летом в Буэнос-Айресе +37, ощущается как +42, и высокая влажность.
  2. Кефир
    В первый раз, когда я попробовал кефир, подумал, что меня вырвет. А теперь я его обожаю.
  3. Белые ночи
    Просто какая-то магия.
  4. Момент, когда в мае всё резко расцветает
    Это похоже на взрыв: вчера было серо и грязно, а сегодня уже всё цветет. Ты уже прошел темный февраль, в конце весны чувствуешь какой-то вес на плечах — а потом это происходит и всё забывается.
  5. Благовещенский мост
    Когда идешь по нему и смотришь на Эрмитаж, на Петропавловскую крепость — невероятно красиво. А в Неве такая сила, она живая, глубокая, темная.

    Зачем вы здесь?

    Великий театр. И это прекрасное место, чтобы растить музыкантов. Мой старший сын — скрипач, такого образования, как здесь, он нигде бы не нашел. И Петербург — красивый город, мне кажется, таких почти нет на Земле.

    «Бумага» благодарит за помощь в проведении съемки Дом архитектора и лично Динару Братанову. 

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
      Экспаты
      Индонезийка Деви Инда Курниасих — об угрюмости петербуржцев, военных праздниках и холодной зиме
      Иранец Сина Норузпур — о нелюбви русских к спорам, красоте петербургского метро и тишине на улицах
      Финн Юри Хоффрен — о русской спонтанности, книгах Гоголя и финской сауне в Петербурге
      Американец Мэтт Куинлэн — об упрямстве русских, видеороликах в маршрутке и помощи от незнакомых людей
      Эквадорец Пьерре Редрован — о воде в Петербурге, русском мате и латиноамериканских танцах
      Вторая волна коронавируса
      В Петербурге выросло число госпитализаций в коронавирусные стационары — на 9,2 %. За неделю в больницы поступили 5465 пациентов
      Власти Петербурга проверят соблюдение ограничений по COVID-19 на концерте Басты. Накануне прошло второе выступление музыканта
      Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
      В «Ледовом дворце» заявили, что петербургский концерт Басты с тысячами посетителей прошел без нарушений
      Смольный и Роспотребнадзор ворвались на вечер джаза в петербургском «Люмьер-холле». Власти говорят, что мероприятие не было согласовано
      Подкасты «Бумаги»
      «Прошлое бабушек и дедушек я представляю черно-белым». Говорим про семейные истории с журналистом Александром Борзенко
      «Это не продажа компетенций, а обмен энергией». Как профессионалы бесплатно помогают другим своими навыками — от стрижек до консультаций психолога
      «Изменения климата уже за окном — мы просто не замечаем». Стало ли больше погодных аномалий и как остановить потепление — рассказываем в подкасте
      «Если человек бежит в 90 лет — почему не бежать?». Как с возрастом меняется наше отношение к здоровью и трудно ли оставаться активным
      «В обычных школах выбор отсутствует как факт». Зачем родители переводят детей на домашнее обучение и в альтернативные школы
      Коллеги «Бумаги»
      О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
      Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
      В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
      Утрата памятников архитектуры
      КГИОП назвал обрушение крыши корпуса завода «Красный треугольник» преступлением. Комитет требует провести противоаварийные работы
      В Петербурге обвалилась крыша одного из корпусов «Красного треугольника». Ранее мародеры срезали поддерживающие металлоконструкции, сообщают активисты
      Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников
      Кронштадтский суд оштрафовал Минобороны из-за повреждения здания Служительского флигеля. Его построили в XVIII веке
      В квартире на Васильевском острове обрушился потолок, из здания эвакуировали 15 человек. Обновлено
      Конфликт баров и жителей Рубинштейна
      Суд постановил закрыть бар Commode на Рубинштейна. Сооснователь говорит, что «видел много постановлений»
      Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
      Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
      За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
      На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды

      Спасибо!

      Теперь редакторы в курсе.