«Здесь были люди, которые думали и веровали по-своему»: как сгоревшая Анненкирхе стала центром культуры Ингерманландии
В обгоревших стенах Анненкирхе проходят церковные службы, а в подвале можно посмотреть экспозицию о крепостях Ингерманландии — больше двух лет церковь Святой Анны открыта, несмотря на то, что была разрушена пожаром.
В честь наступившего Рождества «Бумага» публикует историю о том, как с помощью ярмарок и других нерелигиозных мероприятий восстанавливают сгоревшую церковь. Чем отличается консервативное вероисповедание Ингрии, зачем в Анненкирхе рассказывают о культуре Ингерманландии, как живет самый необычный лютеранский приход города — в нашем репортаже.
Фото: Виктория Взятышева / “Бумага”
Со стен и потолка свисают черные клочья штукатурки, отбрасывающие тени в тусклом свете церковных свечей. В центре зала вместо пола выстелена деревянная дорожка, сойдя с которой можно провалиться в песок и остатки строительных материалов. Сверху доносится негромкое звучание классической музыки. Время от времени в проходах мелькают силуэты посетителей, которые с интересом осматривают разрушенные своды церкви.
— Молодежи эта разруха особенно интересна. Некоторые даже говорят, что не надо реставрировать, «так у вас тут хорошо, так страшненько, так атмосферненько». Но обычно это люди, далекие от церкви, ищущие острых ощущений. Мы же, конечно, стремимся к восстановлению храма и более комфортному его использованию, — главный настоятель церкви отец Александр (Кудрявцев) через разрушенный холл проводит в маленькую отремонтированную комнату, где работает телевизор и несколько человек пьют чай после работы.
Церковь Святой Анны сгорела уже больше десяти лет назад: в 2002 году здесь произошел страшный пожар, несколькими годами позже городские власти восстановили фасад и крышу здания, чтобы оно окончательно не разрушилось, а в 2013-м Анненкирхе передали церкви Ингрии, которая теперь постепенно занимается восстановлением. Хотя основное пространство по-прежнему находится в руинах, часовня и небольшие служебные помещения, скрытые от посетителей, удалось отремонтировать, провести там электричество и обустроить для богослужений.
Несмотря на разруху, церковь Святой Анны открыта почти всю неделю, здесь проходят службы, в том числе и на английском языке, а также многочисленные культурные мероприятия нерелигиозного плана. Например, в ноябре Анненкирхе стала одной из площадок Ресторанного дня, а в прошлые выходные здесь прошла благотворительная ярмарка с концертами, угощениями и при участии молодых художников. Как объясняет отец Александр, церкви Ингрии важно не просто вернуть богослужения в Анненкирхе, но и развить сообщество вокруг нее.
— Мы планируем организовать здесь некий христианский молодежный центр. Мы стараемся двигаться в ногу со временем, при этом доносить до петербуржцев благую весть и информацию о Священном Писании. И, может быть, таким образом привести их к познанию бога и Иисуса Христа.

Что такое церковь Ингрии

До того как Анненкирхе стала приходом церкви Ингрии, здесь находилась лютеранская церковь. Однако после пожара приход переместился в Петрикирхе.
Церковь Ингрии (полное название — Евангелическо-Лютеранская церковь Ингрии) насчитывает примерно 75 приходов и 15000 человек. Основные общины находятся на территории бывшей Ингерманландии: в Кингисеппе, Гатчине, Петербурге, Карелии. Однако есть приходы и в более далеких местах, например, в республике Марий Эл, Поволжье, Сибири и на Урале.
Богословие немецкой церкви более либерально, поэтому там есть женщины-пасторы и поднимают вопросы гомосексуализма, чего нет в консервативной церкви Ингрии
Хотя в Анненкирхе часто проходят концерты, кинопоказы и выставки, а у прихода есть активные странички в соцсетях, отец Александр говорит, что церковь Ингрии отличается от немецкого лютеранства своей консервативностью.
— Богословие немецкой церкви более либерально, поэтому там есть женщины-пасторы и поднимают вопросы гомосексуализма, чего нет в консервативной церкви Ингрии. Мы остались неизменны в своем вероисповедании со времен средневековой лютеранской церкви. Это внутренняя разница. А внешняя касается и облачения, и убранства церкви. Первыми прихожанами были представители скандинавских стран, а реформация там прошла менее болезненно, чем, скажем, в Германии, где из церквей выносили и органы, и иконы. В Скандинавии же многие церкви сохранили традиции со времен католицизма.
Другой крупный приход церкви Ингрии в Петербурге находится в Кафедральном соборе Святой Марии на Большой Конюшенной. Кроме того, к церкви Ингрии относится эстонская община в лютеранской церкви Святого Иоанна на улице Декабристов, приход Святого Михаила на Среднем проспекте, а также церкви в Токсове, Пушкине, Зеленогорске, Ломоносове, Выборге.

Как в Анненкирхе поддерживают культуру Ингерманландии

Через низкий дверной проем ступеньки ведут в подвал церкви, подсвеченный висящими по бокам гирляндами. На стенах — фотографии и текстовые описания к ним. Выставку «Твердыни Ингрии», которая посвящена крепостям и укрепрайонам (местностям, оборудованным для обороны — прим. «Бумаги») на территории Ингерманландии, открыли в феврале 2015 года активисты Михаил Войтенков, Инна Демидова и Анастасия Ваганова.
— Вот, собственно, основная причина, по которой мы в этом подвале, — улыбается Анастасия Ваганова и показывает на надпись на бетонной стене: «Потому что здесь как в „Доте“».
Организаторы выставки проводят выезды в крепости и укрепрайоны, однако площадки, где была бы собрана вся информация об истории этих мест, не было. При этом к некоторым укрепрайонам нужно пробираться через болота, отъезжая далеко от населенных пунктов, а к такому путешествию готовы не все.
— Анненкирхе — это место, где можно собраться и поговорить об этом. У меня традиционное начало экскурсии: каждый кусок бетона на Карельском перешейке — это линия Маннергейма, а каждый красивый дом — дача Маннергейма. Многие, например, говорят: «У меня дача недалеко от линии Маннергейма. На Белоострове». Но Белоостров — это узел советского укрепрайона. Линии Маннергейма рядом не было.
На втором этаже, рядом с часовней, в углу висит карта в высоту всей стены. С первого взгляда она кажется старинной, на самом же деле это распечатанный активистами коллаж из карт Ингерманландии разных эпох. Перед ним — три витрины с краеведческой выставкой, которую они открыли в начале декабря.
Библия начала XIX века, почтовые марки Ингерманландии, плетеная фляжка, окаменелости ордовикского периода (около 450 миллионов лет назад), фрагменты печей — здесь собраны предметы, которые владельцы отдали в дар выставке или обнаруженные самими активистами. Например, детали чугунных печей и фрагмент упряжки ингерманландцев достались от «черных копателей», которые наткнулись на вещи, но в предметах быта были не заинтересованы. Кроме того, в витринах есть примеры ижорской и водской вышивки, правда, это современные реплики народных узоров.
Здесь были иные люди, которые думали и веровали по-своему. Это ни в коем случае не значит, что мы занимаемся каким-то излишним акцентированием и отделяем себя от России. Но это часть ее истории
В будущем, говорит Ваганова, выставку планируют расширить, однако это долгий процесс: только на организацию трех витрин — с правильным освещением, систематизацией объектов и их описанием — ушло несколько месяцев.
— Для лютеранских церквей и экспозиции, и концерты, и кинопоказы — это скорее норма. Все-таки одно дело прийти на чужую службу, а когда в церкви проводят мероприятия, не связанные напрямую с религиозными обрядами, это привлекает сторонних людей, они могут зайти, посмотреть, ознакомиться.
Помимо выставок, на входе за пожертвования можно получить ингерманландские сувениры и краеведческие книги. Как говорит отец Александр, священнослужители тоже стараются рассказывать прихожанам об истории края и церкви Ингрии.
— Здесь были иные люди, которые думали и веровали по-своему. Это ни в коем случае не значит, что мы занимаемся каким-то излишним акцентированием и отделяем себя от России. Но это часть ее истории и об этом нужно помнить и знать.
Сейчас служители восстанавливают Анненкирхе своими силами, им помогают волонтеры на субботниках, организованных в церкви. Петербургский архитектор Рафаэль Даянов подготовил предварительный проект реставрации здания. Однако, говорит отец Александр, работы будут вестись на пожертвования, поэтому, когда закончится восстановление церкви, неизвестно.
— Если мы будем ежедневно молиться о том, чтобы господь даровал нам возможность восстановить эту церковь, в том числе и с помощью пожертвований, которые мы собираем на концертах и других мероприятиях, только таким образом можно будет поднять груз работ, которые предстоит осуществить.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.