Американка Стейси Дернова — об экскурсиях по Петербургу, разговорах с таксистами и смешных языковых каламбурах

Стейси Дернова родилась в маленьком городе на юге США, в штате Миссисипи. Русский язык она начала изучать в университете — вместе с французским и японским. В 2010 году Стейси приехала на лето в Петербург, влюбилась в этот город и решила переехать в Россию. Теперь она водит экскурсии для иностранцев и планирует получить гражданство.

Американка рассказывает, почему считает Петербург помешанным на еде, о чем ее всегда спрашивают таксисты и как они вместе с мужем придумывают каламбуры из русских и английских слов.

7 апреля «Бумага» вместе с информационным центром EducationUSA Russia проводит Science Slam Explore USA. Пять ученых в формате десятиминутного стендапа расскажут о своих исследованиях и опыте научной работы в американских колледжах и университетах. Участие бесплатное, но нужно зарегистрироваться.

Родной город: Виксберг

Род деятельности: гид

В Петербурге: 8 лет


— Я всегда жила возле реки — просто в какой-то момент Миссисипи сменилась на Неву. Впервые я приехала в Питер по учебе от университета. Мой первый иностранный — французский, затем я стала изучать японский и русский. Французский оказался слишком простым, японский — слишком сложным, а русский — самым комфортным.

Тогда про культуру и историю Петербурга я ничего не знала. Кто такой Петр I, кто такой «наше всё» Пушкин? В свою первую поездку я купила англоязычную книгу про Петра I, и с этого начала погружение в историю и культуру.

В общем, я влюбилась в Питер и решила, что точно сюда вернусь. И после окончания университета решилась на переезд. Устроилась в ту же компанию, что организовывала мою первую поездку. Там сначала уточнили, в каком городе я хочу работать, если не получится устроиться в Петербурге. Но другие города я даже не рассматривала.

Сначала я преподавала английский, потом долго фрилансила, но в итоге поняла, что мне нравится рассказывать людям о Питере, помогать им адаптироваться — то есть делать то, что когда-то сделали для меня. Поэтому я пошла в школу туризма, получила корочку — и теперь я англоговорящий гид по культурным уголкам Питера: делаю музейные, исторические лекции, чайную экскурсию.

Все экскурсии я провожу на английском, а вот общаться на русском сначала было сложно. Сейчас уже говорю свободно, но с сильным акцентом. Чтобы его убрать, нужно постоянно шлифовать речь практикой — на это не всегда есть время. Поэтому я хожу на лекции, экскурсии и как губка впитываю русскую речь.

На экскурсиях всегда записываю новые слова, из недавнего — «ремесло». Помимо новых слов и акцента важно произношение. Часто сталкиваюсь с ситуацией, когда пытаюсь узнать, где находится туалет и спрашиваю: «Где тойолет?» Меня не понимают и переспрашивают. То же самое — со словом «кетчуп».

Иногда я создаю из этого каламбуры. Например, мой муж говорит мне, что наш друг ждет нас снизу. А я смеюсь и говорю: «Пусть тогда будет здоров» (sneeze в переводе с английского — чихать). Или когда кто-то уточняет: «Всё в силе?» — «Да-да, сили» (silly в переводе с английского — глупый).

Фото: Евгений Курсков / «Бумага»

С мужем мы познакомились на вечеринке у подруги и сразу договорились общаться не только на английском. Сейчас мы постоянно смешиваем языки и в шутку называем это своим языком — «римглиш» (Russian + English = Renglish). Свадьбу сыграли в Эдинбурге — на нейтральной территории, чтобы обеим семьям было удобно, но после регистрации собрали всех на праздник в Петербурге. У нас был бал в Демидовом особняке — было прекрасно.

Теперь моя семья поняла, как выглядит Питер и как я здесь живу. Раньше я им рассказывала, отправляла видео города — но всё же они не имели полного представления о том, как здесь на самом деле. Часто говорили мне с упреком: «Ты показываешь нам только лучшую часть города». В итоге Питер им понравился, а подруги, тоже приглашенные на свадьбу, признались, что хотели бы снова сюда вернуться.

Хотя в Америке многие, особенно чужие люди, спрашивали меня: «Вы сумасшедшая? Почему Россия?» Многие думают, что это несовременная страна, где всё не так. Дело в том, что американцы ничего не знают про Россию. Я тоже ничего не знала — но оказалось, что реальность кардинально отличается от того, что показывается политиками и в СМИ. 

Иногда я попадаю в такси-интервью. Сажусь в машину, водитель спрашивает что-то о поездке, а после моего ответа глаза загораются: «Вау у вас такой акцент! Откуда вы?!» Вопросы всегда одни и те же: как отношусь к Путину, Трампу, Обаме; где жить лучше. Немного бесит, но я понимаю, что для них подобная встреча — возможно, первая в жизни, и им интересно. Поэтому быстро отвечаю: «Я американка, политики и страны для меня одинаковы: везде и у всех есть плюсы и минусы». Они смеются.

Лично мне в Петербурге лучше. Питер — фуди, он будто помешан на еде. Здесь очень много мест, где можно попробовать что-то новое. Постоянно открываются новые заведения, даже несмотря на ограничения пандемии. В начале отношений с мужем у нас были свидания в разных странах: мы «ездили» в Германию, Италию, Грузию — пробовали разные кухни. Этим мне так сильно нравится Питер — разнообразием! Но больше всего я люблю грузинскую кухню и хачапури. Блины на втором месте — часто хожу в «Теремок».

Я сейчас на пути оформления гражданства: мой первый шаг — получить документ о временном проживании, потом вид на жительство. Из-за пандемии провернуть это очень сложно. Я четыре раза начинала оформлять документы заново, потому что не успевала вовремя подать нужные, стояла в очередях по четыре часа. Это тяжело, но, если хочешь остаться в России, надо ее достаточно любить, чтобы преодолеть все эти страдания.

Чему вас научила Россия?

Много чему, но главное — устойчивости. Россия учит решать проблемы. Тут «нет» — не всегда значит отказ, нужно уметь договариваться. Работает не всегда, но, когда получается, я радуюсь — о, я русская! В Америке «нет» — это всегда «нет».

Кто сыграл для вас важную роль?

— Я переехала в Россию без поддержки, без смартфона, без друзей. Мне было тяжело. Но повезло встретить друзей, которые буквально взяли меня за руку и показали Питер, старались понять мой неидеальный русский, приютили во время поисков квартиры. В последнее время, конечно, семья мужа, которая взяла меня под свое крыло, и муж — моя поддержка и опора.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

— Смол ток. В России люди не всегда умеют принимать комплименты. И дело не в том, что они недобрые, — а в разной культуре комплиментов. Мне приятно даже незнакомым людям сказать, какой у них красивый лак на ногтях, блузка или прическа, но на это часто реагируют негативно, будто я говорю с подвохом, издеваюсь. А я просто искренне выражаю симпатию.

Сначала я сильно расстраивалась, когда мой комплимент не принимали, даже пыталась скрывать свою «американскость». Но сейчас думаю: если кто-то принял мой комплимент не так, мне грустно, но это не моя проблема. Я люблю говорить комплименты и говорю.

Пять находок в Петербурге

  1. Библиотека Маяковского
    Я люблю читать книги на английским — на русском, к сожалению, получается не так быстро. А тут много книг на английском языке, особенно исторических.
  2. Starbucks
    Когда я начинаю скучать по дому в Миссисипи — прихожу сюда. Да, здесь совершенно по-другому всё оформлено, Starbucks на Казанской вообще намного красивее, но тут такие же стаканчики и такой же кофе.
  3. Музеи
    Русский музей — самые прекрасные выставочные коллекции, замок в Гатчине — талантливая команда экскурсоводов, которая тебя вовлекает и позволяет почувствовать былое время, Румянцевский — лучшая возможность познакомиться с историей блокады Ленинграда и музей Фаберже — самый интересный музей.
  4. Блог nata_tauras
    Тоже гид, с которой я провожу очень много времени. Она гид для гидов — с ней легко изучать русский язык и историю.
  5. Возможность найти что-то новое
    Свою пятую находку в Питере я еще не нашла. Потому что самое любимое здесь — это возможность всегда найти что-то новое: новый опыт, новое знакомство. Никогда не знаешь, что тебя впечатлит. И это прекрасно.

    Зачем вы здесь?

    Это судьба! Я всем говорю, я — санкт-петербурженка. Петербург в моей крови. Это особенный город: свободный, разнообразный и интересный.


      «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
      Экспаты
      «Меня по-настоящему удивила местная система образования». Экспаты из США — об учебе в петербургских вузах, исследовании постсоветской России и работе в 90-е годы
      Британка Рейчел Саут — о прогулках по льду и за грибами, техно-тусовках и русской бюрократии
      Гречанка Элени-Лидия Стамеллу — о работе с Теодором Курентзисом, велосипедных прогулках и барной культуре Петербурга и Афин
      Финн Стаффан Таст — о песнях Цоя, русской бане и Елагином острове
      Иранец Саджад Каземи — о российской бюрократии, учебе в СПбГУ и общественном транспорте
      Вакцинация от коронавируса
      В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
      «ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
      В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
      В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
      Портал госуслуг привяжет к сертификатам о вакцинации от коронавируса данные загранпаспорта. Так с ними можно будет уехать за рубеж
      Коллеги «Бумаги»
      В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
      Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
      Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
      Протесты в Петербурге 2021
      Глава СК Бастрыкин потребовал пересмотреть приговор петербургскому протестующему, который получил условный срок за стычку с силовиками
      В Петербурге трем участникам январских протестов дали условные сроки, один получил год колонии. Что известно об этих делах и сколько человек остаются в СИЗО
      В Петербурге вынесли приговор еще одному участнику январских протестов. Мужчина получил 18 месяцев условно
      В Петербурге участнику январских протестов впервые дали реальный срок. Он ударил силовика. Обновлено
      С бывшего главы штаба Навального в Петербурге взыскали 500 тысяч — за неуплату штрафа в 7 млн рублей, назначенного после митинга
      Подкасты «Бумаги»
      «Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
      «Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
      «Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
      «Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
      «Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
      Утрата памятников архитектуры
      Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
      Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
      В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
      В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
      Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского

      Спасибо!

      Теперь редакторы в курсе.

      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.