Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Американка Изабель Шенкель — о жизни в русской семье, изучении архивов и отзывчивости петербуржцев

Изабель Шенкель родилась в американском городе Кливленд. Окончив университет Майами, она училась по обмену в Люксембурге, а летом 2017 года впервые побывала в России. Приехав в Петербург, Изабель влюбилась в город и его культуру — и спустя два года вернулась, поступив в магистратуру Европейского университета.

Американка рассказывает, как заинтересовалась постсоветской историей, зачем решила изучать петербургские архивы и что ее удивляет в местных кафе.

«Бумага» поддерживает режим самоизоляции, поэтому в период пандемии фотосъемки для рубрики «Экспаты» проводятся удаленно.

Возраст: 24 года

Род деятельности: студентка

В Петербурге: почти год


— В 2017 году я окончила бакалавриат в университете Майами. Моей специализацией были исследования в России и постсоветских странах, а дополнительной программой — политология. Во время учебы я прослушала курс по истории постсоветской России и сначала не поверила, что политическое устройство 90-х действительно существовало. С того момента я заинтересовалась страной и захотела понять, что в ней происходит сейчас.

Впервые я приехала в Россию летом 2017 года, чтобы изучать язык в русской семье. Одна из преподавательниц в университете Майами была из Санкт-Петербурга. Она много говорила о культуре и красоте этого города, поэтому я выбрала именно его.

Думаю, что изучение истории, культуры и политики России до переезда помогло мне подготовиться к жизни в русской семье. На тот момент я не могла ничего сказать по-русски, а женщина, у которой я жила, не говорила по-английски. Переводила ее дочь, которая с тех пор стала мне близкой подругой.

В то лето я выучила много русских слов — другого выбора у меня не было. До школы, где я изучала язык, нужно было добираться на нескольких автобусах и метро. Я всё время переживала, что когда-нибудь перепутаю автобус, и однажды это произошло. У меня была похожая история в Люксембурге, но в России люди охотнее были готовы помочь. Женщина, которая сидела рядом со мной в автобусе, заметила мою растерянность и предложила помощь. Несмотря на то, что я не говорила по-русски, она показала мне дорогу. Здесь люди в целом довольно вежливы и всегда пытаются говорить со мной на английском.

Обратно в Россию я вернулась в мае прошлого года. Летом училась на программе Экономического университета по изучению музеев Петербурга, а затем поступила в магистратуру Европейского университета.

Я изучаю политику и историю России, тема моей диссертации: «Сложности работы в архивах Петербурга». Я выбрала эту тему, потому что слышала много странных историй от моих профессоров, которые работали в российских архивах. Я хочу сравнить, как архивы работают на бумаге и в реальности. Там много бюрократии, а еще у каждого архива свои правила. Например, мой профессор рассказал, что в одном из архивов запрещено заряжать ноутбуки, потому что это считается воровством электричества. Я хочу найти варианты взаимодействия людей, интересующихся архивными документами, и работниками архивов. Потому что иногда, даже если на руках есть все разрешающие документы, на работу может повлиять человеческий фактор. Всё зависит от того, кто работает в этот день и какое у него настроение.

Мои родители изначально переживали, что я уехала в Россию. Я в целом довольно авантюрный человек и много путешествовала, но для родителей Россия — не Европа, а значит, небезопасное место. Моя бабушка вообще говорила быть осторожной и не ввязываться никуда, потому что меня могут заставить работать шпионом.


Этой осенью родители приехали навестить меня в Петербурге, и он стал первым европейским городом, в котором они побывали. Они поняли, почему я люблю Петербург так сильно: увидели архитектуру, прочувствовали культуру и встретились с моими друзьями. И сейчас они поддерживают меня и советуют оставаться здесь столько, сколько нужно.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Быть терпеливой. Много раз мне было сложно преодолеть языковой барьер, но приходилось вспоминать все слова, которые знаю, и пытаться объяснить людям, что я имею в виду.

Еще я привыкла к большим расстояниям и неудобной транспортной инфраструктуре. В Петербурге мне требуется больше времени, чтобы добраться до какого-то места. Надо долго идти пешком и планировать встречи с учетом времени на дорогу.

За время жизни в России я также привыкла к местному сервису, который очень отличается от американского. В Америке обычно сначала заказывают закуски, потом основное блюдо и в конце десерт. Здесь официанты не дают времени на раздумья и торопят с заказом. За пять минут я должна решить, что я хочу есть и пить.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мои друзья, с которыми я познакомилась в России. Книги Достоевского также привнесли ощущение магии в мою жизнь здесь. Гуляя возле Сенной площади, я чувствую, что нахожусь в месте, которое вдохновило одного из моих любимых писателей на драматические произведения.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Кроме хорошей мексиканской кухни, я бы хотела получать здесь посылки в течение двух дней, как если бы я заказывала в Америке. В России я не всегда могу ожидать такую быструю доставку.

Пять находок в Петербурге

  1. «Хачапури и вино»
    Здесь очень вкусная грузинская еда. Потому что русская еда — это просто еда, а вот грузинская — другое дело.
  2. Mickey & Monkeys
    Одно время я жила рядом с этим кафе и постоянно ходила туда есть.
  3. Музей политической истории России
    Это самый современный музей в Петербурге. В нем проходят продуманные и интерактивные выставки.
  4. Невский проспект
    Я люблю гулять по нему летом и слушать уличных музыкантов. Можно пройти вдоль всего Невского проспекта и услышать сразу несколько музыкальных групп. Но осенью он намного пустыннее, и это даже лучше.
  5. «Голицын лофт»
    Я хожу туда слишком часто. Там много баров и кафе, и если не понравится в одном месте, можно перейти в другое. И в этом здании легко потеряться.

Зачем вы здесь?

Россия — это мое место, мне близки местные люди и культура. Мое сердце находится здесь. Уже после летнего семестра я поняла, что часть меня теперь принадлежит Петербургу.

В Америке я не чувствую себя так комфортно, как в России. Мне нравится, что здесь никто не улыбается друг другу на улице. У меня не было культурного шока по приезде, но был обратный культурный шок, когда я вернулась в Америку. Меня поражало, что незнакомые люди могли легко завести со мной непринужденный диалог.

Когда я закончу учиться, то вернусь обратно в Америку и продолжу свою магистерскую программу: хочу изучать библиотековедение и информационные технологии. Но я не исключаю, что когда-нибудь вернусь в Россию и буду работать в архиве.

Интервью проводилось на английском языке

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Экспаты
Индонезийка Алисия Адриани — о театральной жизни Петербурга, белых ночах и непредсказуемости России
Турок Алихан Бёюкчолак — о русской истории, трудностях зимы в Петербурге и первой прогулке по Невскому
Англичанин Дин О’Коннор — о советских фильмах, переменчивости петербургской погоды и пышках с сахарной пудрой
Американец Максвелл Уильям — о холодце, проблемах с экологией и прогулках по льду каналов
Вьетнамка Нгуен Лыу Ми Нгок — о сложности русского языка, шоке от снежной зимы и балете в Мариинском театре
Новые тексты «Бумаги»
Шесть мест для лесной прогулки: лиственничная роща, экотропа с озерами и сосновая аллея на берегу реки
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Семь неочевидных книжных Петербурга от сооснователя магазина «Все свободны»: киоск в метро, музыкальная лавка и фото-букшоп
Поправки в Конституцию
Обновленную Конституцию после внесения поправок опубликовали под названием «Конституция президента»
В Петербурге 15 июля собираются провести митинг против обнуления сроков Путина
В районной администрации люди стояли в очереди за деньгами, пишет «Фонтанка». Они представились наблюдателями на голосовании по поправкам
Поправки к Конституции вступают в силу 4 июля
Избирком Петербурга аннулировал 35 бюллетеней на участке, где журналисту Давиду Френкелю сломали руку
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге снимают всё больше запретов, введенных из-за пандемии. На улицах много людей — вот очереди у Новой Голландии, зоопарка и Ботсада
Глава петербургского Роспотребнадзора назвала ожидаемым рост заболеваемости COVID-19 после отмены части ограничений
Театрам в Петербурге разрешили возобновить репетиции — но с ограничениями
В Петербурге растет коэффициент распространения коронавируса. Для снятия ограничений он должен опуститься ниже 0,5
Росавиация продлила запрет на международные перелеты до 1 августа, пишет «РБК»
Дело «Сети»
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
В Петербурге отпустили задержанных после оглашения приговоров по делу «Сети». Они пробыли в отделениях полиции сутки
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
После оглашения приговора по делу «Сети» в Петербурге у здания суда задержали до 30 человек
«Идеалист, который берет ответственность за глобальные процессы». История Виктора Филинкова — фигуранта дела «Сети», не признавшего вину и получившего самый большой срок
Лето в Петербурге
Полиция провела рейд по Думской, Рубинштейна и Дворцовой. Протоколы составили на 50 человек и на три заведения
МЧС предупредило о грозе, молниях и сильном ветре в Петербурге
Июнь 2020 года вошел в четверку самых теплых за всю историю наблюдений в Петербурге
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Парки, скверы и сады Петербурга откроются не раньше 2 июля. Их закрыли из-за штормового ветра
Друзья «Бумаги»
Кто такой Дмитрий Абрамов и чем он занимался до нападения на Давида Френкеля
История отца Сергия, захватившего монастырь, — убийцы, наставника Поклонской и раскольника, которому (пока) разрешают проклинать власть и РПЦ
Мы спросили наших друзей, что изменилось в их жизни за 10 лет
Здоровье во время пандемии
«Биокад» намерен перейти к испытаниям одной из вакцин от коронавируса на людях уже летом. НИИ гриппа готовится к доклиническим исследованиям
Из детской больницы № 1 хотят уволить кардиохирурга Рубена Мовсесяна, жалуются родители. Петиция в защиту врача собрала тысячи подписей
Антитела к COVID-19 обнаружили у 16 % петербуржцев, сдавших анализы в «Хеликс» и «Инвитро»
Роспотребнадзор бесплатно протестирует петербуржцев на антитела к коронавирусу
В Петербурге болеет каждый пятый сотрудник скорой помощи, сообщили в комитете по здравоохранению
Выплаты медикам
Уборщики и буфетчики, работающие в красных зонах «ковидных» стационаров, получат надбавки от властей Петербурга
В госпитале для ветеранов войн санитарке отказали в выплатах за работу с COVID-19. Начальник учреждения заявил, что она не имеет нужного образования
В Петербурге коронавирусом заразились около 5 тысяч сотрудников медицинских учреждений. Среди них — буфетчики, бухгалтеры и уборщики
«Больные кашляют нам в лицо, а доплат нет». Петербургская уборщица рассказывает, как выполняет обязанности санитарки, но не получает выплат
Как в «нековидном» стационаре добиваются надбавок для врачей и борются с распространением инфекции. Интервью с главврачом Елизаветинской больницы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.