Американец Мэтт Куинлэн — об упрямстве русских, видеороликах в маршрутке и помощи от незнакомых людей

Мэтт Куинлэн родился в Чикаго, но всю жизнь путешествовал — жил на обоих побережьях Америки, учился в Великобритании, а в октябре прошлого года перебрался в Петербург. Здесь он учит русский язык и собирается помогать местным музыкантам и художникам с продвижением на Западе.

Мэтт рассказывает, что ему не нравится в русском менталитете, зачем он купил здесь маршрутку и почему, увидев Петербург, понял, что ему врали всю жизнь.

Родной город: Чикаго

Род деятельности: писатель

В Петербурге: 11 месяцев


Я 26-летний американский писатель, который сбежал из дома, потому что по другую сторону забора трава всегда зеленее. Жил я практически везде — работал на обоих побережьях Америки, учился в магистратуре в Великобритании, а теперь перебрался в Россию. Мне нравится странное, а в Петербурге такого много.

Впервые я приехал сюда три года назад по обмену — это было дешевле, чем окончить университет в Америке. К тому же я хотел выяснить, правдивы ли слухи о России. Но был изрядно разочарован тем, что жизнь здесь хоть и абсолютно другая, но вполне нормальная.

В октябре 2019-го я вернулся в Россию, чтобы изучать язык в университете и научиться бегло на нем говорить. С начала карантина я всё собираюсь открыть свой бизнес: копирайтинг, консалтинг и бизнес-английский. Также я начал арт-бизнес, цель которого — помочь художникам и музыкантам с продвижением на Западе. Планирую назвать его Dead Souls Copy and Consulting (консалтинговое агентство «Мертвые души» — прим. «Бумаги»). Я даже купил маршрутку, чтобы снимать в ней художников, музыкантов и писателей, их лекции и представления. Называю ее «Музыканты в маршрутке и влоги из подполья».

В моей семье [переезд в Петербург] не одобрили, мои открытые ко всему друзья отреагировали так же. Я думаю, что они не понимают Россию. Когда сюда приезжал мой друг, всё было круто, но мы тусовались в лесу, разводили огонь в резиновой шине, и я понял, что он не врубается в эту реальность. Он не понимал, нравится ли он людям здесь или нет. И очень удивился, когда мои друзья из России были расстроены его отъездом.

Увидев Петербург, я понял, что мне врали всю жизнь. Без сомнения — это самый красивый город, где я когда-либо бывал. При этом, живя в Америке, я ничего о нем не знал — только о Москве.

Вещь, которая мне нравится, это русский менталитет. Вещь, которая мне не нравится — тоже русский менталитет. Я люблю чувство свободы и спонтанности, но терпеть не могу упрямство и цепляние даже не за традиции, а за бесконечное повторение уже сделанного. Многие люди, поборники традиций, как будто застревают в петле. Например, всегда пользуются рожком для обуви. И не важно, насколько они торопятся, хотят спать или шатаются от выпитого. Они всегда будут им пользоваться, и не поймут, если я в попыхах забуду им воспользоваться, или мне всё равно, потому что я через неделю куплю новые ботинки.

Я также думаю, что многие люди до сих пор не осознали, что Россия — не Советский Союз. Я постоянно ругаюсь с бюрократами и объясняю им это, а они вместо того, чтобы злиться, поражаются насколько изменились законы. Они не воспринимают это как сарказм, а искренне смотрят на меня, будто я открыл им другую планету.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Тому, что показатель ВВП не имеет значения. Здесь килограмм бананов обходится мне в один доллар. Если бы США заботились о своих гражданах, то всё необходимое для жизни там стоило бы дешевле. Очевидно, это возможно, но до приезда сюда я этого не понимал. ВВП России — 1/5 от американского, а мировые поставщики бананов, очевидно, не предоставляют России особых скидок на бананы.

Еще мне бы хотелось, чтобы американцы расслабились и отдохнули. Я думаю, что мы постоянно ищем во всем смысл, иногда до глупости. Но часто люди просто зависают и развлекаются. В России у тебя есть какое-то ощущение временности всего, которое я даже не могу объяснить. Как будто в конечном итоге ничто ничего не значит, потому что всё это просто жизнь.

Но вот ты стоишь в очереди за документами, проходит первый час, и ты думаешь, что это занимает целую вечность. Потом проходит второй час, и ты злишься еще больше. Потом тебе говорят, что ничего не выйдет и ты хочешь заплакать. После еще шести часов тебе сообщают, что произошла ошибка, теперь всё хорошо. И от этого ты будто расплавляешься. Это пронизывает здесь всё. На западе всё происходит по-деловому и более постоянно. Ошибка бюрократа не считается ошибкой, она навсегда. Если ваше имя записали неправильно, то это конец. Здесь же ее просто исправят.

Кто сыграл для вас важную роль?

Незнакомцы. В России незнакомые люди помогают друг другу, и я считаю, что это реально круто. Россия стоит на взаимопомощи.

Но, думаю, готовность помочь отчасти связана с тем, что я иностранец — это вызывает у людей интерес. Когда я пробовал в Москве спрашивать дорогу на русском языке, меня игнорировали по полной. При этом стоило мне заговорить по-английски, люди начинали следовать за мной по пятам и расспрашивать, что я здесь делаю.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Очень жаль, что люди в России так боятся закона и мошенников. Открыть бизнес и найти сотрудников здесь чрезвычайно трудно, но не потому, что русские — мошенники, а потому, что многие люди боятся, что мошенники — все, кроме них.

Возможно, я найду преимущества такого типа мышления, но не думаю, что в России злых людей больше, чем США. Просто реакция на них отличается.

Пять находок в Петербурге

  1. Крафтовое пиво
    Петербург проделал хорошую работу по созданию различных независимых сортов пива. Здесь у меня не кончается пиво, которое я не пробовал. Кроме того, мне очень нравится иметь возможность поддерживать местный бизнес, а не огромные конгломераты, которые есть в США.
  2. Ходьба как занятие
    Забавно, что здесь прогулка — нормальное занятие, в то время как в западных странах сложно уговорить кого-то просто прогуляться, если это не домохозяйка, сбрасывающая лишние калории от белого вина, выпитого вечером четверга.
  3. Тапочки
    Мне нравится носить тапочки.
  4. Еда
    Когда я учился в Великобритании, вся еда (за исключением той, что импортировалась из Франции) отдавала углем из шахты времен промышленной революции. Качество американской еды тоже довольно низкое, только если ты не выложил за нее кучу денег. Так что еда в России мне нравится.
  5. Новый год
    Новый год в России — это весело. Намного веселее, чем в Америке, и определенно интереснее, чем в Великобритании.

    Зачем вы здесь?

    Может быть, не «зачем я здесь», а «почему я всё еще здесь»? Необходимо, чтобы мир узнал, что было в Петербурге в 2020-м прежде, чем он превратится в любой другой город Восточной Европы и даже Западной Европы (если такое случится).

    Мне хочется, чтобы люди смотрели на город непредвзято. Раньше я думал, что в СССР людей бросали в тюрьмы из-за того, что они играли в футбол во дворах. Сейчас я понимаю, что всё здесь работает вовсе не так. Как бы люди ни рассматривали Россию, я не хочу, чтобы они основывались на стереотипах. Не хочу, чтобы люди с Запада воспринимали русских только как сумасшедших или жертв. Эта страна и мир в целом слишком сложны для такого подхода.


    «Бумага» регулярно публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран рассказывают о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Все тексты рубрики читайте здесь.

    Интервью проходило на английском языке. Опубликован перевод.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
      Экспаты
      Американка Стейси Дернова — об экскурсиях по Петербургу, разговорах с таксистами и смешных языковых каламбурах
      «Меня по-настоящему удивила местная система образования». Экспаты из США — об учебе в петербургских вузах, исследовании постсоветской России и работе в 90-е годы
      Британка Рейчел Саут — о прогулках по льду и за грибами, техно-тусовках и русской бюрократии
      Гречанка Элени-Лидия Стамеллу — о работе с Теодором Курентзисом, велосипедных прогулках и барной культуре Петербурга и Афин
      Финн Стаффан Таст — о песнях Цоя, русской бане и Елагином острове
      Вакцинация от коронавируса
      В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
      «ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
      В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
      В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
      Портал госуслуг привяжет к сертификатам о вакцинации от коронавируса данные загранпаспорта. Так с ними можно будет уехать за рубеж
      Коллеги «Бумаги»
      В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
      Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
      Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
      Протесты в Петербурге 2021
      Глава СК Бастрыкин потребовал пересмотреть приговор петербургскому протестующему, который получил условный срок за стычку с силовиками
      В Петербурге трем участникам январских протестов дали условные сроки, один получил год колонии. Что известно об этих делах и сколько человек остаются в СИЗО
      В Петербурге вынесли приговор еще одному участнику январских протестов. Мужчина получил 18 месяцев условно
      В Петербурге участнику январских протестов впервые дали реальный срок. Он ударил силовика. Обновлено
      С бывшего главы штаба Навального в Петербурге взыскали 500 тысяч — за неуплату штрафа в 7 млн рублей, назначенного после митинга
      Подкасты «Бумаги»
      «Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
      «Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
      «Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
      «Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
      «Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
      Утрата памятников архитектуры
      Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
      Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
      В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
      В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
      Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского

      Спасибо!

      Теперь редакторы в курсе.

      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.