Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Американец Эндрю Зайзиг — о русской истории, Владимире Познере и «Чижике-Пыжике»

Эндрю Зайзиг с детства интересовался русской историей и мечтал побывать в России. Отучившись в университете на лингвиста, он переехал сначала в Волгоград, а затем в Петербург. Сейчас он работает преподавателем английского.

Эндрю рассказывает, почему в России научился больше ценить улыбку, какую роль в его жизни сыграл Владимир Познер и чем парк «Сосновка» отличается от Центрального парка в Нью-Йорке.

Возраст

28 лет

Род деятельности

Преподаватель английского языка

В Петербурге

5 лет

Я родился в Нью-Йорке и прожил там до 18 лет. Потом переехал в Аризону, где учился лингвистике в местном университете. Там я изучал русский и немецкий языки, ездил по программе студенческого обмена в Москву. Я хотел стать учителем английского языка — это хорошая возможность путешествовать.

В школе я интересовался русской историей. В 13 лет мы изучали мировую историю, но в учебнике было всего два абзаца про Россию. Первый о том, что мы были союзниками во Второй мировой войне, второй — что мы были противниками в Холодной войне.

Я всегда любил историю и подумал, что, наверное, должно было произойти что-то еще. И начал сам изучать в библиотеке книги про Россию. Мне казалось, что русские — это люди, которые стараются держаться вместе и заботятся друг о друге. И я до сих пор так думаю.

После окончания университета мне предложили поехать работать в Волгоград, и я обрадовался возможности вернуться в Россию. Шесть месяцев я пробыл там, а потом меня перевели в Петербург.

Мне очень нравится город, я считаю, что он лучше Москвы и Волгограда: тут много возможностей, но никто не спешит. В Москве или Нью-Йорке все бегают туда-сюда, и я тоже бегаю, но мне нравится, когда я бегаю один, а все вокруг медленнее меня. Так я могу в любой момент остановиться, расслабиться и сделать что-то спокойно.

Родственники не одобрили мой переезд в Россию. Моя бабушка, которая долгое время работала медсестрой, перед отъездом дала мне большой пакет с документами, в которых указывалось, какие болезни бывают в России. Первая страница была про бешенство. Но после месяца моей жизни тут они начали понимать меня, я много им рассказывал. Хотя мне кажется, у них до сих пор есть некоторые вопросы, которые они не задают из вежливости.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Большую часть сознательной жизни я прожил именно в России. Я приехал сюда в 22 года и научился с того времени огромному количеству вещей. Сложно сказать, чему именно меня научила Россия, а чему я научился сам. Но, например, Россия показала мне, когда необходимо говорить прямо. И наоборот — когда не стоит этого делать.

Кроме того, в России я понял, что можно не улыбаться всё время и в результате улыбка значит больше. Звучит стереотипно, но это правда, в Америке много такого. Люди не говорят с тобой прямо, а здесь не так, и мне это важно. Для фальшивых улыбок есть свое время — например, во время визитов к семье. Но есть время и для честности, прямоты, чтобы говорить, что думаешь. И это круто.

Кто сыграл для вас важную роль?

Конечно, моя жена. Но я бы хотел назвать еще и Владимира Познера. Я не знал о нем ничего до того, как переехал в Россию, но благодаря моей жене, которая его обожает, я тоже увлекся им и увидел потрясающие вещи — как он пытается объединить людей. Теперь мы вместе смотрим его шоу на Первом канале.

Познер сильно повлиял на мою жизнь — я пытался подражать ему, свой учительский стиль я позаимствовал у него. Сводить людей вместе, давать им говорить, не только русским и американцам, но и просто двум русским за столом, наводить мосты — всему этому меня научил Познер. 

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Это довольно специфическая вещь, но я бы перенес игру «Подземелья и драконы». Будучи ребенком я много играл в нее, и сейчас она переживает ренессанс в США. В нее играют очень много людей, о ней говорят на телевизионных шоу и в поп-культуре. Это не только кидание кубиков за столом, но еще и совместное решение проблем, общение — наведение мостов.

В этом году я заметил, что «Подземелья и драконы» стали популярнее и в России. Раньше я пытался вводить эту игру здесь, но встретил очень странное сопротивление от русских людей. Они относятся к ней как-то враждебно.

Пять находок в Петербурге

  1. Парк «Сосновка»
    В Петербурге много хороших парков, но я сейчас живу рядом с «Сосновкой» и гуляю там каждый день. Мне это очень нравится. В Нью-Йорке совсем другое представление о парках. Есть, например, Центральный парк, там люди отдыхают, много туристов. «Сосновка» же — настоящий лес и совсем недалеко от центра. 15 минут на метро и всё.
  2. Памятник «Чижик-Пыжик»
    Это важный для меня памятник, потому что моя фамилия Зайзиг с немецкого переводится как «Чиж». Все постоянно путаются в ее произношении или написании, есть пять разных вариантов в моих русских документах. Я пытался сам транслитерировать фамилию, но выходит глупо. Но, может, мне стоит стать Эндрю Чижиковым.
  3. Магазины настольных игр Gaga и Hobby World
    Я очень люблю настолки, могу долго про них рассказывать.
  4. «Хачапури и Вино»
    Если бы я не приехал в Россию, никогда бы не узнал о грузинской кухне. Это наш с женой любимый ресторан.
  5. El Copitas
    Бар, который я очень люблю, отличное место, которое возвращает меня обратно в пустыню. Это очень хорошо, когда за дверями холод и снег.

Зачем вы здесь?

Мне нравится жить здесь. Петербург — удобный и красивый город. Я думаю, что занимаюсь важной работой и что хорошо ее делаю. Люди хотят говорить о преступности, климате, политике и других дурацких вещах, которые происходят вокруг — и да, это важно. Но я думаю, что еще важно соединять людей, знакомить их. И я пытаюсь учительством, играми и всякими способами свести людей вместе, хоть на мгновение. Это важно для меня.

Какие планы на жизнь — без понятия. Пытаемся с женой скопить денег на жилье. Видимо, мы здесь надолго, теперь у меня сын. Я хочу, чтобы он владел двумя языками и мне кажется, что здесь шанс стать билингвом выше, чем в Америке. 

«Бумага» благодарит за помощь в организации фотосъемки Yoda Noodle Bar

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.