6 мая 2021

Петербурженка снимает тиктоки про жизнь с диабетом. Она рассказывает, как колет инсулин на свидании и какие гаджеты использует для контроля сахара

Яна Сурова уже 10 лет живет с сахарным диабетом первого типа. Во время карантина она завела блог в тиктоке, где отвечает на самые популярные вопросы о диабете и рассказывает о том, как колет себе инсулин и меняет батарейки в подкожном датчике глюкозы. На ее страницу подписано больше 250 тысяч пользователей.

Яна рассказала «Бумаге», как узнала о своем диагнозе, зачем всегда носит в сумке пакетики сахара и почему считает диабет невидимым, хотя это хроническое заболевание — одно из самых распространенных в мире.

Сахарный диабет — группа эндокринных заболеваний, связанных с недостаточной выработкой гормона инсулина или невозможностью его эффективно использовать. Этот гормон регулирует уровень содержания сахара в крови. По оценкам ВОЗ, по всему миру диабетом болеет около 422 миллионов человек. Подробнее о заболевании можно почитать на сайте организации.

О диагнозе

— Диабет мне диагностировали в 11 лет. В какой-то я момент стала сильно худеть: при росте 160 сантиметров весила 40 килограммов, а потом и меньше. Выглядело это пугающе — глаза впали, я была как скелет, обтянутый кожей. К тому же пила много воды, а потом постоянно бегала в туалет. Но, как любая девочка, радовалась похудению — думала, что это здорово.

Когда меня увидела врач, сказала срочно ехать в больницу. Там меня осмотрели, взяли анализы, и обнаружили низкий уровень сахара в крови. Не помню, какой конкретно, но за мной приехала каталочка и увезла в реанимацию. Там мне поставили капельницы в обе руки, кололи инсулин, чтобы вернуть в нормальное состояние.

В реанимации я провела неделю. Чувствовала себя прекрасно, думала, что полежу немного и выйду полностью здоровым человеком. В моей детской голове не было представления о том, что есть болезни, с которыми люди живут всю жизнь.

О жизни с диабетом

— В больнице меня научили ставить инсулин, но детали не объясняли. И сказали, что нужно постоянно измерять уровень сахара [в крови]. Затем мои родители взяли ситуацию в свои руки: купили медицинскую литературу, всё изучили, проконсультировались с эндокринологом.

Первый год мы держали строгую диету, потом [в мой рацион] стали добавлять специальные сладости для диабетиков, а затем высчитали норму и для обычных, потихоньку давали шоколад. Это был первый шаг к тому, чтобы я начала нормально жить с сахарным диабетом.

Фото со страницы Яны в инстаграме

Помню, как мама впервые отпустила меня поесть пиццу: мы посчитали, сколько нужно съесть, заранее поставили дома инсулин. Я была такая довольная! Второй момент, который я запомнила, — когда меня отпустили на день рождения подруги. С собой лекарство я не брала (в компании детей это опасно, вдруг кто-то уколется), поэтому бегала домой, ставила инсулин и возвращалась. Только на таком условии меня отпускали.

До 15 лет моим диабетом руководили родители. Затем я решила переехать из Молдавии в Россию, поэтому должна была доказать, что справлюсь сама.

Диабет — это история о том, насколько ты можешь научиться ладить со своим организмом. Это годы практики. Я постоянно контролирую свой сахар в крови, и когда он высокий — колю инсулин (получаю его бесплатно по рецепту), а когда низкий — ем сладкое.

В моей сумке всегда есть инсулин, глюкометр, сладкое и препарат, который вернет меня в чувство, если я потеряю сознание. За всю жизнь он понадобился мне лишь однажды — при сильном приступе. Тогда ни я, ни мама не поняли, когда и как сильно у меня упал сахар. Я была дома, начала вести себя неадекватно, ругаться. Мама думала, что я над ней издеваюсь, а я была не в сознании. Ничего не помню.

Сейчас мне не надо постоянно измерять сахар — для этого есть специальный датчик, показания с которого приходят прямо на телефон (Яна пользуется системой мониторинга, которая автоматически измеряет уровень глюкозы каждую минуту без прокола пальца — прим. «Бумаги»). Я впервые установила его два года назад, теперь раз в месяц меняю за 4500 рублей.

Скоро мне поставят инсулиновую помпу, которая подает инсулин [в кровь] автоматически. Ее установка бесплатна, но все расходные материалы — с меня. Для этого я писала заявление в поликлинику, к которой прикреплена, отстаивала свое право на ее получение.

О блоге в тиктоке

— Во время карантина я от скуки скачала тикток, сняла придурошное видео — оно набрало тысячу просмотров. Для меня это было «воу». Я работаю мастером депиляции, видео было о том, как я кручу пасту. Если бы я знала, что это кто-то увидит, то не выкладывала бы.

Я начала снимать разные вещи, а потом просто для интереса записала, как ставлю себе укол. Не думала, что это так зайдет — не рассматривала это как какую-то особенность. Но дальше всё пошло — и сейчас на самом популярном видео у меня 11 миллионов просмотров (в нем я меняю батарейку в датчике).

Когда я поняла, что людям это интересно, стала рассказывать о своей жизни больше: снимать, как я устанавливаю и снимаю датчик мониторинга сахара и колю инсулин в общественном месте, показывать содержимое моей сумочки и развенчивать мифы о диабете.

Я даже сняла длинный ролик для ютьюб-канала с ответами на самые популярные вопросы. Иногда выкладываю скетчи забавных ситуаций из жизни и истории других диабетиков, которыми со мной делятся подписчики.

О реакции аудитории

— Люди обращаются ко мне за помощью — и первое время я отвечала, старалась помочь. Но сейчас я даже не читаю эти сообщения: это вопросы к врачу, а не к блогеру. Я чужой человек, не знающий их организм. Недавно написал какой-то парень, предложил разыграть среди подписчиков почти новый глюкометр — может, кому-то так помогу.

Часто кто-то начинает спорить «ой, так нельзя», «а так можно», но это бессмысленно, ведь все разные. Но было смешно, когда под моим самым популярным роликом писали, что я чипированная (на видео Яна меняет батарейку в мониторинге — прим. «Бумаги»).

Некоторые, когда узнают, что я веду блог про диабет, говорят, будто я ему радуюсь. Нет, я не радуюсь диабету — я радуюсь жизни! У меня две ноги, две руки, голова на плечах — я такая же, как все. Я настолько привыкла, что диабет никак не отвлекает меня от жизни, что могла незаметно поставить себе инсулин во время свидания.

О невидимости диабета

— Диабет — это очень распространенное заболевание, но при этом ты не видишь болеющих людей вокруг. Из-за этого создается впечатление, что ты один. Диабетиком может оказаться кто угодно — любая девушка или парень из толпы. Может, у нее помпа на руке? А может, тест-полоски в сумке? Мне 21 год, я взрослый человек, но однажды в «Этажах» я увидела молодую девушку с мониторингом и удивилась: она тоже!

Поэтому моя личная миссия — показать людям с диабетом, что в этом нет ничего страшного, вы не одиноки. На меня подписаны и те, у кого нет диабета, — для них это какая-то дополнительная мотивация, энергия.

Я хочу попробовать развить тикток, идеальная цель — миллион подписчиков. Это предел мечтаний, но даже сейчас я задумываюсь: мои видео смотрят тысячи человек, как же это круто и приятно. Если бы у меня не было блога, я бы никогда не решилась на инсулиновую помпу. Но сейчас, понимая, что на меня смотрят люди, хочется дополнительно дать им мотивацию и быстрее ее поставить. Хочется быть лучшей версией себя и этим помогать.

Приятно понимать, что во всем этом есть смысл. У меня есть определенные знания и я могу дать их людям. Многие перестают получать удовольствие от жизни и замыкаются, загоняя себя в рамки, вечно ущемляя и ограничивая. Но ведь жить с диабетом можно и по-другому.

Сегодня мы убиваем время не перед телевизором, а листая ленты соцсетей. Фильмы или кафе выбираем по советам блогеров, а не критиков. Чтобы разобраться, как изменилась информационная реальность, «Бумага» и «7×7» при поддержке Европейского союза запускают проект «Все мы медиа». В нем мы рассказываем о региональных и нишевых авторах, ставших авторитетными медиа, проводим социологические исследования и серию фестивалей «Кампус»


Каким блогерам и СМИ вы доверяете? Почему? Пройдите наш опрос о медиа, которые вы читаете.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Все мы медиа
В России частично ограничат доступ к Facebook. Руководитель «РосКомСвободы» — о том, что изменится для пользователей
Исследовательница фейков — о том, как читать новости во время военного конфликта и избежать дезинформации
Что делать с тревогой от новостей про конфликт Украины и России? Рассказывает психолог
Как читать новости про конфликт вокруг Украины и не попасться на фейк?
Что горожане думают о «марафонах желаний» и личностных тренингах? Результаты опроса в одной картинке
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.