Петербуржец впервые проплыл на сапсерфе с парусом-крылом от Кронштадта до Петербурга. Как он это сделал и почему не попал в «Книгу рекордов России»

Петербуржец Павел Коваль 15 августа пересек Финский залив от Кронштадта до Парка 300-летия на сапсерфе с парусом-крылом. Он проплыл 25 километров почти без отдыха. По словам Павла, это первый подобный заплыв.

Коваль рассказал «Бумаге», как потерял кроссовки во время заплыва, почему не смог зарегистрировать его в «Книге рекордов России» и из-за чего не хочет повторять маршрут по Невской губе.

— Идея пересечь Невскую губу на сапе витала в воздухе с 2012 или 2014 года, когда в России только начали заниматься сапсерфингом. Но суть в том, что с веслом проходить такое расстояние долго и трудоемко. С парусом-крылом я проплыл 25 километров за четыре часа, а с веслом это займет еще больше времени.

Почему так? Вроде бы средняя скорость около 15 километров в час, а расстояние по прямой около 24 километров. Но идти по прямой не получится, а из-за сильного ветра вещи с доски смывает. Мне несколько раз приходилось останавливаться, чтобы ловить одежду, но кроссовки я все-таки потерял.

До этого я не проплывал такие расстояния на сапсерфе с парусом-крылом. Ходил только от Высоцка до Выборга, это приблизительно в два раза меньше. К тому же там практически везде есть какие-то островки, и ты чувствуешь себя спокойнее, потому что можешь остановиться и перевести дух, сидя на твердой земле.

От Кронштадта же большая часть пути шла по открытой воде, присесть можно только на саму доску. Но остановки у меня всё же были — в двух километрах от Кронштадта у маленькой водонапорной башни и у «Лахта Центра».

Павел Коваль

Специально к этому заплыву я не готовился, весь мой стиль жизни — это подготовка. Я часто плаваю на сапе — как с веслом, так и с парусом-крылом, зимой катаюсь с крылом на коньках и сноуборде. Стараюсь не пропускать ни одного ветреного дня. Пути отступления во время заплыва тоже не было. Но я привязал доску к ноге, взял с собой надувной парус, чтобы он быстро не тонул, прикрепил весло, которым можно воспользоваться, если не будет ветра. В конце концов, я мог бы позвонить в МЧС, потому что взял с собой телефон в специальном мешке.

Мне бы хотелось повторить заплыв в плане дистанции, проплыть где-нибудь по Ладоге, западной части Финского залива в районе Приморска или в Эстонии, но маршрут по Невской губе я бы не хотел проходить снова. Там есть очень неприятный нюанс — сильный запах канализации, который сопровождает тебя от Лисьего носа до «Лахта Центра». Вероятно, там проходят какие-то очистные сооружения (в поселке Ольгино находится станция очистки сточных вод — прим. «Бумаги»).

Раньше я занимался экстремальным велоспортом, у меня были серьезные травмы. Здесь же возможности спасения гораздо выше. Даже если потеряешь парус, то можешь грести веслом или лечь на доску и ждать, когда тебя вынесет на берег. Если не паниковать, то, скорее всего, найдется выход. А во многих других экстремальных дисциплинах такого нет.

Такой спорт — это удовольствие, замешанное на любопытстве. В заплыве от Кронштадта был еще и элемент тщеславия из-за того, что в России такого еще никто не делал.

Я подавал заявку комиссии «Книги рекордов России», но в итоге не срослось. У них на сайте написано, что обращения рассматривают в течение суток, и я подал ее 12 августа, чтобы 13 получить ответ и 15 поплыть. Но мою заявку приняли только 19 августа, перечислив список доказательств, которые я должен предоставить. Нужна непрерывная видеозапись, на которой виден рекордсмен, и синхронизированный с ней GPS-трекинг. У меня же есть видео только на старте и финише. Даже если я попрошу трекинг у оператора связи, он всё равно не будет связан с видео. С одной стороны, это я подошел к вопросу не совсем грамотно, с другой — мне ответили не через один день, а через неделю.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.