18 декабря 2018

Петербургский активист с инвалидностью объявил голодовку из-за недоступности городской среды. «Бумага» взяла у него интервью — но он закончил голодать через 7 ч��сов, договорившись с вице-губернатором

Днем 18 декабря петербуржец со второй группой инвалидности Никита Сорокин провел у Смольного пикет из-за проблем доступности городской среды и объявил голодовку «до тех пор, пока власть не выйдет на реальный диалог». Спустя семь часов он договорился с вице-губернатором о проверках, после чего сделал селфи в пиццерии.

«Бумага» публикует интервью с Сорокиным — о том, из-за чего он начал голодовку, как долго на нее решался и почему хотел добиться отставки главы Калининского района.

Фото: Никита Сорокин

Никита Сорокин

председатель «Профсоюза работников и сотрудников организаций социальной сферы»

— У меня вторая группа инвалидности из-за родовой травмы. В своей жизни я часто сталкивался с проблемами нетолерантного отношения. Например, мне иногда пытаются помочь люди на улице, хотя это не требуется. Я самостоятельный человек, как и другие инвалиды, — просто в обществе создан образ инвалида как беспомощного существа. На самом деле это не так: мы можем быть активными, если вокруг создана подходящая окружающая среда.

В Петербурге я живу с 2010–2011 годов. Когда я только переехал сюда из Рыбинска, доступной среды просто не было — и сейчас ситуация не [сильно] изменилась, хотя власти постоянно отчитываются о проделанной работе. Инвалиды зачастую, например, не посещают пасхальную службу, потому что в соборах не могут создать доступную среду на православные праздники. Я, например, не хожу на праздник 9 мая — не потому, что я не патриот (два моих прадеда погибли на Великой Отечественной войне), а потому что из-за низкого роста мне ничего не видно в толпе, а специальных мест для инвалидов нет.

Одно время я был советником [на общественных началах] председателя по вопросам взаимодействия с молодежью, хотя это была должность чисто для показухи. Но благодаря этому я знаю, что происходит во власти и как можно на нее влиять, поэтому и пришел сегодня с этой табличкой к Смольному.

Всё началось с проверки доступной среды, которую мы провели [в ноябре 2018 года] совместно с «Красивым Петербургом» в Калининском районе Петербурга. Именно на этот район активистам поступали многочисленные жалобы от инвалидов, которые не могут самостоятельно выйти из дома. Хотя в этом районе была выполнена адресная программа по обеспечению доступности среды для маломобильных групп населения. Мы обнаружили, что на улицах установлены опасные пандусы под сильным наклоном, по которым опасно спускаться. Местные за свой счет их дорабатывали. В итоге мы отправили обращение к прокурору города.

К тому же, как мы знаем, доступная среда плохо развита в Приморском, Кировском и Выборгском районах Петербурга.

Вообще, я против публичных акций и не хотел запускать эту. Это вынужденная мера, так как в последних ответах правительства активистам  обозначается, что пандусы для инвалидов под опасным углом — это норма (Сорокин говорит об еще не опубликованном ответе вице-губернатора Анны Митяниной от декабря 2018 года, в котором она признает, что что пандусы установлены под не соответствующим действующим регламентам углом, но «в то же время, при помощи третьих лиц, инвалиды получили возможность выходить на улицу» ; документ есть в распоряжении «Бумаги»).

Я объявил голодовку, на которую решался долгое время. Это также вынужденная мера. Около месяца назад я проводил одиночный пикет. К месту акции пришел председатель комитета по соцполитике [Александр Ржаненков] и пригласил меня на комиссию по доступной среде с главами [администрации]. Я согласился и действительно попал на заседание с [врио губернатора Петербурга Александром] Бегловым. Но там были люди, которые рассказали, что всё замечательно, а про нас, настоящих общественников, было сказано, что мы якобы злые люди, портящие имидж государства (на встрече были представители общественных организаций и члены инспекций инвалидов по созданию доступной среды; как сообщается на сайте Смольного, они обсудили профессиональную и социальную адаптацию, создание безбарьерной среды и транспортного обслуживания — прим. «Бумаги»).

Голодовка продлится до тех пор, пока власть не выйдет с нами на реальный диалог (интервью записывалось примерно в 14:30 — прим. «Бумаги»). Я рассчитываю, что это затянется на неделю или несколько. И полностью осознаю все опасные последствия, которые могут быть.

Мы хотим снять с должности главу Калининского района Василия Пониделко, а также того, чтобы Следственный комитет и прокуратура перестали давать отписки, и реально занялись делами, в том числе уголовными, по статье «Халатность», из-за жалоб инвалидов. К тому же мы хотим, чтобы правительство Петербурга приняло постановление о запрете установок таких опасных пандусов, как в Калининском районе, или обеспечило помощь инвалидам.

Сорокин начал голодовку в 11:00. В 17:56 он объявил, что закончил акцию протеста, договорившись с вице-губернатором Анной Митяниной о проверках в Калининском районе. По словам Сорокина, чиновница также предложила ему войти в комиссию по делам инвалидов и пообещала поднять вопрос о наказании виновных.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.