22 сентября 2014

Леонид Парфенов: «Мы пока не сложившаяся цивилизация»

В прошедшие выходные Леонид Парфенов представил в Смольном институте свой последний фильм «Цвет нации» о работе фотографа и ученого Сергея Прокудина-Горского. Вместе с обсуждением революционных находок одного из родоначальников цветной фотографии Парфенов рассказал, что думает о новой волне эмиграции и советском образовании и объяснил, что такое «позапрошлая родина».

О том, почему Россия не Финляндия

Самый проклятый русский вопрос, который в Питере особенно актуален: почему Россия не Финляндия? По-моему, большего национального позора, чем поездка на «Аллегро», нет. Поезд идет, а за окном такие же хляби, топи, комарье, а потом вдруг все другое! Это мы наездили шесть миллионов посещений Финляндии, больше, чем Турции. Что это за страна-курорт такая? Оказывается, из Лаппенранты лучше везти все; даже моющие средства привозятся из Финляндии, потому что так дешевле и они оказываются качественнее. И никто этому не устыдится, никто не задаст вопрос: «Почему Хельсинки — более комфортный город для житья, чем Петербург?». Почему там дороги лучше, зарплаты у дорожных рабочих выше, а обходятся дороги дешевле — как так? Если общество больше интересует существование бородатой австрийской певицы, а не то, что в Австрии учителя и врачи получают в пять раз больше, тогда того это общество и достойно. Я уже даже не надеюсь, что при моей жизни это общество наконец сообразит, что, может, ему и рассказывают так подробно про бородатую австрийскую певицу, чтобы они не вспомнили про зарплаты австрийских врачей и учителей.

О собственном образовании

Я не жалею, что окончил факультет журналистики, а жалею о том, что у меня в принципе нет образования. Советское высшее гуманитарное — то есть никакое. Люди моего поколения оканчивали не Санкт-Петербургский государственный университет, а Ленинградский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственный университет имени Жданова — тут каждое слово на вес золота. Какой бы факультет бы мы не оканчивали, госэкзаменом мы сдавали научный коммунизм. Это лженаука. Вся первая страница вкладыша в наш диплом — это тысячи часов лжи: научный коммунизм, диалектический материализм, политэкономия социализма, история КПСС, марксистско-ленинское учение о печати, научный атеизм.

О царской, советской и современной России

Я вижу много советского вокруг себя. Общественная жизнь наша остается в основном советской. Книжный вариант «Намедни» я стал делать только потому, что оказалось, это матрица, в которой мы живем. У нас советская армия, в массе своей советское образование, советское здравоохранение, совершенно советские выборы. У нас масса всего советского: нет политической конкуренции в стране, абсолютно советская моновластная система вождистского типа — такой мягкий скучный авторитаризм. В Европе всегда можно быть уверенным, что позади тебя еще Албания. В этом смысле у нас есть Белоруссия — все-таки есть куда падать.
Сложно сказать, одна ли природа ностальгии по советской России и царской России. Никто же не знает, как была устроена жизнь до революции, это наша позапрошлая родина. Есть в принципе ностальгия: люди вообще склонны вспоминать молодые годы, когда солнце ярче светило, а девушки крепче целовались. Конечно, «что пройдет, то будет мило». Но к советскому строю нужно относиться, ориентируясь на коренные его черты. Да, было весело, хорошие люди, мы дружили, влюблялись, жизнь шла — человеческую природу победить трудно, даже у Северной Кореи это не получается. Но надо смотреть на коренные вещи: это строй, основанный на насилии и лжи, он лгал с самого начала и для того, чтобы заставить эту ложь слушать, необходимо было применять насилие.
В Европе всегда можно быть уверенным, что позади тебя еще Албания. В этом смысле у нас есть Белоруссия — все-таки есть куда падать
В общественном плане я не вижу особого прогресса по сравнению с советским периодом. Сколько должно пройти времени, чтобы о текущем моменте мы говорили: «Ну да, была такая гибридная демократия, выборы с заранее известным результатом, но вместе с тем это был определенный период». Опять найдутся какие-то оправдания, «потому что у России свой особенный пусть». И так каждый раз.
Мне кажется, мы пока не сложившаяся цивилизация. Мы все еще находимся в состоянии переходного периода, в том числе и потому, что у нас не работают общественные институты. Парламент у нас не парламент, партии не партии, СМИ не СМИ. Есть такая проблема, как говорят: нет у нас никакой единой России, кроме той, что неспроста пишется в кавычках. Индивидуальные проекты многих людей блистательны, а вот национального проекта мы пока не нашли. Отдельные жизненные подвиги нобелевских лауреатов, которые все чаще и чаще оказываются зарубежными учеными, указывают, что Россия пока не стала территорией нового национального проекта.

Об эмиграции

В условиях, когда можно уезжать и возвращаться, это не эмиграция, это возможность жить там, где захочешь. Из Союза уезжали, как на тот свет отправлялись. У человека жизнь одна, и он хочет ей распорядиться. Если он считает, что здесь у него нет возможности для реализации, а там у него возможностей больше, то кто его осудит?
Это вопрос привлекательности страны для жизни. Конечно, такой подход не согласуется с прежними представлениями о патриотизме, но это вопрос личного выбора все-таки. Государство и власть скорее должны быть озабочены тем, что на этой территории люди не находят для себя приемлемого жизненного сценария, чем проклинать их как клятвоотступников, предателей и пятую колонну.
Встреча прошла при поддержке фонда Calvert 22
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Читайте еще
«Запретители увидят, что попытки нас ограничить бесполезны»: Толстая — о цензуре и детях
Рассерженный горожанин: блогер I hate Petrograd — обо всем плохом в Петербурге
Людмила Улицкая: «Сначала надо научиться хотеть свободы»
Третья волна коронавируса
Власти Петербурга: смертей среди привитых, заболевших коронавирусом, «ничтожно мало» по сравнению с числом выздоровевших благодаря вакцине
День ВДВ в Петербурге пройдет без массовых мероприятий из-за ограничений против коронавируса
Что известно о смертях петербуржцев, привитых от коронавируса. У них были другие тяжелые заболевания, но заявление властей всё равно вызвало ажиотаж у противников вакцин
VK Fest перенесли на 2022 год из-за продления ограничений против коронавируса. Фестиваль должен был пройти в конце августа
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
Лето в Петербурге
История не для арахнофобов. В ЖК «Я — Романтик» нашествие пауков — узнали, почему так и каково жить с ними по соседству 🕸
Роспотребнадзор наконец-то нашел петербургское озеро, в котором можно купаться! Оно находится в Озерках
Дорогу в Приморском районе затопило — а петербуржец как раз захватил доску для сап-серфинга. Угадайте, что было дальше 🏄‍♂️
Петербург снова в воде. После ливня затоплены улицы, железнодорожная станция и жилой дом
От тучи до ливня. Посмотрите, как на город надвигалась гроза ⚡️
Вакцинация от коронавируса
Власти Петербурга: смертей среди привитых, заболевших коронавирусом, «ничтожно мало» по сравнению с числом выздоровевших благодаря вакцине
Новые партии «ЭпиВакКороны» и «КовиВака» поступят в Петербург в течение двух недель
Что известно о смертях петербуржцев, привитых от коронавируса. У них были другие тяжелые заболевания, но заявление властей всё равно вызвало ажиотаж у противников вакцин
В Петербурге ввели обязательную вакцинацию 80 % сотрудников госучреждений и органов власти. С октября требование распространят на предприятия в сферах торговли и услуг
В Смольном объяснили, кто в Петербурге сможет привиться вакциной «Спутник Лайт»
Коллеги «Бумаги»
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
У противников вакцинации появилось два новых аргумента против прививок
Сам себе телевизор
Гид по пригородам Петербурга
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
В Приморске — старая финская кирха и пирс, на котором испытывают ледоколы. Прогуляйтесь по берегу залива и заказнику с морскими видами
Подкасты «Бумаги»
В этом подкасте ученые устраивают мозговой штурм — и придумывают, как достичь бессмертия! Среди вариантов — редактирование генома и цифровые двойники
Откуда произошел наш язык и чем схожи русский, английский и санскрит? Александр Пиперски — о том, как говорили древние индоевропейцы
Как работают вакцины против COVID-19 и от чего зависит их эффективность? Слушайте в лекции Ирины Якутенко
«Болезнь не делает из тебя другого человека — она вскрывает то, что уже есть». В подкасте «Волосы отрастут» Ульяна Шкатова рассказывает о лечении меланомы и блоге про рак
«Это ответственная работа, где твой начальник онлайн 24/7». Как мужчины берут отпуск по уходу за ребенком и зачем борются со стереотипами о маскулинности

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.