19 декабря 2017

Предположительно связанного с подготовкой теракта в Петербурге мужчину пытали сутки после задержания, рассказал адвокат

Максим Камакин, адвокат Алисхана Эсмурзиева, который предположительно связан с подготовкой теракта в Казанском соборе, рассказал «Бумаге», что его подзащитного пытали после задержания. По его словам, оружие и другие улики Эсмурзиву подкинули при обыске.

Максим Камакин, адвокат:

— Сегодня я был у него в ИВС (изоляторе временного содержания — прим. «Бумаги») на Захарьевской улице, он мне подробно рассказал, что с ним происходило. Он сказал, что 14 декабря ему в дверь позвонили, он открыл, ему ткнули дулом автомата в грудь и приказали лечь на пол. После этого через него перепрыгнуло несколько человек, где-то около восьми, прошли внутрь квартиры. Ему приказали перейти в комнату, лечь лицом вниз и застегнули наручники за спиной. После этого вложили небольшой баллончик [в руки] (в баллончике оказалось средство для чистки оружия, его нашли на полке с зубными щетками в ванной — прим. «Бумаги») и [через несколько минут] забрали. После этого наступили коленом на шею и закрыли ему лицо, чтобы он ничего не видел. После этого, как Алисхан предполагает, ему подложили автомат и прочие запрещенные предметы.

По словам адвоката, затем у Эсмурзиева стали спрашивать, «где его вторая жена, зачем отрастил бороду и как он связан с халифатом и ИГ». Он сказал, что осуждает это движение, что у него только одна жена и ребенок.

— После этого прошел обыск. У меня есть адвокатский запрос, где подробно расписано, что где нашли и, как мне кажется, подбросили. После этого его посадили в машину и увезли в ИВС. Как только отъехали от дома, ему снова застегнули руки наручниками, положили на пол машины, придавили тело и стали бить электрошокером и нецензурно оскорблять, — пояснил «Бумаге» Камакин.

Подзащитный рассказал адвокату, что его посадили в кабинет, где он просидел более суток, дважды водили на допрос. Во время первого допроса следователь, пересказывает слова Эсмурзиева адвокат, вызвал нескольких людей в масках, они надели ему на голову капюшон и повели в другое помещение. Там положили на пол, коленом придавали голову и надели на ноги металлические зажимы с проводами. По его словам, били током очень долго, без перерыва. Отключали ток только тогда, когда он терял сознание. Сколько времени это продолжалось, задержанный вспомнить не может.

Максим Камакин, адвокат:

— Потом его вернули в кабинет, где начинали допрос. Следователь спросил Алисхана, готов ли он давать признательные показания. Но подзащитный утверждал, что он невиновен. Еще несколько раз вызывали людей в масках, но они не били, а только оскорбляли нецензурными словами. На втором допросе над ним не издевались, не пытали. Через сутки его передали в другой отдел, там его не били. 17 декабря его этапировали на суд по избранию меры пресечения, молодой охранник очень жестко перетянул наручники, так что они впились в кости. Я сегодня видел кровяные шрамы. Алисхан сказал, что в таком состоянии находился несколько часов. Он потерял чувствительность пальцев, было больно. Таким же образом поступили над другим задержанным — Шамилем. Он терял создание и падал в автозаке.

Камакин рассказал, что написал жалобу в прокуратуру 17 декабря с просьбой провести проверку. Он видел только якобы поврежденные кисти рук и синяки на шее, за ухом. Михаил Камакин пояснил, что попросил провести медосвидетельствование, но этого так и не сделали.

Фото: Михаил Камакин

Уроженца Ингушетии Алисхана Эсмурзиева и уроженца Дагестана Шамиля Омаргаджиева арестовали на месяц за незаконное хранение оружия (часть 1 статьи 222 УК РФ). Гражданина Таджикистана Фируза Калавурова, подозреваемого в преступлении по части 1 статьи 222.1 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств»), тоже арестовали на месяц.

В материалах дела говорится об их связи с задержанными ранее Евгением Ефимовым и Антоном Кобцом, предположительно участвовавшим в подготовке к теракту в Казанском соборе.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.