4 декабря 2013

Пять случаев в Джапхе: рассказывает архитектор, строящий школу для местных детей

Молодой архитектор Роман Гек сейчас живет в Непале и строит школу в небольшой деревне Джапхе, которую планирует превратить в целый общественный кластер долины. Пробыв там более полугода и добившись первых результатов, Роман рассказал о нюансах непальского образования, облике местных школ, размеренной работе строителей, волонтерском бизнесе и будущем проекта.

Идея строительства школы

В апреле 2013 года я отправился в путешествие по Азии. За пару месяцев посетил все острова республики Филиппины. В августе моя знакомая Олеся Чаликова пригласила совершить обход вокруг горного массива Аннапурна в Непале. Трэк закончился провалом, однако удалось познакомиться с Кришной (Krishna Gautam) — тур-гидом, который вместе с шестью односельчанами организовал частную школу в родной деревне Джапхе (Jhaphe). Кришна робко просил помочь с компьютерами. Благодаря добрым людям удалось быстро подготовить к отправке несколько старых пентиумов. То, что у нас абсолютное старье, здесь новая техника. Но зная, что местные делают бизнес на наивных европейцах, я попросил лично съездить в деревню и убедиться, что компьютеры пойдут именно в школу, а не в магазин.
Они свалят из вашей деревни, — перебил его я, — так же, как и вы все. Вы ведь сейчас работаете в горах с туристами, потому что знаете английский, если дать детям только образование, они начнут уезжать из Джапхе
Получив согласие, потратил сутки, чтобы добраться туда, и когда посетил школу… В общем, с того самого момента все и началось. В России в таких зданиях держат скот, а тут в бамбуковой комнатке без окна, площадью три на три метра, сидели десять детей и с восторженными глазами слушали учителя, едва говорившего на английском. Никакой лирики: учредители вложили все деньги в преподавателей, на здание не хватило. Тем не менее сейчас это одно из самых лучших учебных заведений в долине, единственное, где, на мой взгляд, чему-то учат. Всего в этом сарае учится около ста человек, а также живут четыре преподавателя. Даже если мы сюда привезли эти компьютеры, их некуда было бы поставить и подключить тоже. Вернувшись в Катманду, я попросил о встрече с Кришной и всеми остальными гидами. Разговор был примерно следующий: — Почему ты попросил компьютеры в школу, где нет электричества? — Ну, электричества там достаточно, только в определенное время. — Так их даже поставить некуда! Молчание. — Так не должна выглядеть школа. — Да, не должна, но мы стараемся как можем. Через год аренда земли заканчивается и мы планируем построить новую, на новом собственном участке. — И проект у вас есть? Тут он достал комплект чертежей, выполненных одним из местных инженеров. За 1200 долларов они получили типовой проект муниципальной школы, объемом примерно 20 листов, состоящий в основном из общего раздела конструкций и сметы. Архитектура была ограничена генеральным планом без масштаба и парой фасадов. Не было ни канализации, ни водосборников, да и откуда им взяться, архитектор выдал проект, ни разу не выезжая на местность, не делая топографической съемки. На генеральном плане было разбросано восемь таких же сараев, только из камня.
В России в таких зданиях держат скот, а тут в бамбуковой комнатке без окна, площадью три на три метра, сидело десять детей и с восторженными глазами слушали учителя, едва говорившего на английском
— А какой у вас бюджет на все это творчество? — поинтересовался я. — 120 000 рупий, — ответил Кришна. — Но этого хватит лишь на то, чтобы построить еще один сарай. — А мы и не будем строить все сразу. Постепенно, сперва одно здание, потом появятся деньги, построим второе. «Бесконечная школа», — подумалось мне. Мы тогда спрашивали: зачем вообще нужно строить школу? Почему именно школа должна решить все проблемы долины? Недолго думая Кришна ответил: — Образование — это хорошо, в долине его нет, поэтому люди живут бедно, если мы сможем дать им хорошее образование. — Они свалят из вашей деревни, — перебил его я, — так же, как и вы все. Вы ведь сейчас работаете в горах с туристами, потому что знаете английский, если дать детям только образование, они начнут уезжать из Джапхе. По глазам было видно, что я сильно зацепил их, и они об этом не подумали. Так я и предложил им свою помощь, но поставил условие: помогу, если они покажут на деле, а не на словах, что это нужно. Школа не решит проблему. Если строить что-то, то это должна быть не просто школа, а некий общественный кластер долины, где будут собираться люди и проходить мероприятия, где будет решаться судьба деревни, — пространство, которое может дать работу как минимум 10–15 людям. — Предлагаю построить это все с помощью волонтеров, которые табунами приезжают в Непал, — сказал я им. — Вы строите дом для волонтеров, а я организовываю архитектурный конкурс, собираю группу для строительства, оплачиваю им питание и закупаю первую партию стройматериалов. Когда будет построена часть школы, можно будет говорить о фонде, но пока ничего не сделано, никаких денег извне — только сами.
Кришна робко просил помочь с компьютерами. Благодаря добрым людям удалось быстро подготовить к отправке несколько старых пентиумов. То, что у нас абсолютное старье, здесь новая техника
Мне уже была известна ситуация с волонтерским туризмом в Непале (voluntourism), поэтому я поступил немного жестко, поставив перед ними условия. Но они согласились и через неделю я выехал на участок, чтобы нанести разметку волонтерского дома. На всякий случай заложил в проект возможность использования его в качестве школы — два больших помещения делятся пополам, всего должно получиться восемь комнат для студентов и две для учителей.  

Архитектурный конкурс

Над темой конкурса долго думать не пришлось. Когда цивилизации пытаются перепрыгнуть через эпохи, получается смешно и неправильно. Вот так и здесь, вроде школа есть, а ее нет. Идея конкурса была в следующем: спроектировать современную провинциальную школу, опираясь на принципы древнегреческой классической школы с тремя направлениями: наука, искусство и спорт. Конкурс нашла интересным команда с АРХИ.ру: и сейчас у нас есть зарегистрированные участники из разных городов России, Украины, Белоруссии, Индии, Германии, Австрии, Китая и даже Непала. Проект должен быть экономичным, поскольку бюджет ограничен. По моим расчетам, строительство школы в Непале составит 200 000 рублей или 509 000 непальских рупий. Для России это смешная сумма, а здесь на эти деньги можно возвести трехэтажное здание. И все же мы планируем экономить. Основными статьями расходов всегда являлась рабочая сила и строительный материал. Руками добровольцев, волонтеров из разных стран, мы будем строить школу, а с материалами я уж как-нибудь решу вопрос. Стены и фундамент планируется возводить по технологии ТИСЭ украинского ученого Яковлева. Для этого приобрели оборудование: небольшую бетономешалку за 15 717 рублей (40 000 рупий), вибростол с двигателем за 7848 рублей (20 000 рупий) и две формы для блоков за 3900 рублей (10 000 рупий). Все, кроме бетономешалки, изготавливали в Катманду. Чертежей они не понимают, поэтому пришлось клеить бумажный макет.  

О волонтерах

Осмотрев земельный участок, на котором планировалось строительство школы, я увидел незаконченную подпорную стену из бутового камня, площадью примерно в 160 квадратных метров. Местные рабочие строили ее четыре месяца, фактически работая дней десять. В России собрали бы эту стену дней за пять. Я уточнил у Кришны: можно ли как-то ускорить работу? Предложил создать план, ввести премии и штрафы за невыполнение, на что Кришна просто пожал плечами: «Можно попробовать». Местным не нужен результат, деньги — не приоритет и не мотивация. Вспоминая слова Дхейна, американского учителя в Непале: «Единственный способ создать тут что-то быстро и качественно — сделать это самому»
Я встретил четырех вице-президентов таких волонтерских организаций. Когда у них спрашиваешь: «Что вы сделали?», в ответ слышишь только: «Мы помогаем. Мы создали фонд», а это значит — ничего
С Дхейном я познакомился совершенно случайно и узнал, что он восемь лет уже находится в Непале нелегально. Ему за 70 лет, он принимает Непал целостно с его менталитетом и проблемами, у него есть опыт организации подобных проектов в Таиланде. Восемь лет Дхейн строил в Катманду частную школу вместе с Кумаром. Эта школа стала настоящим образовательным процессом. Девочка из четвертого класса говорила на английском лучше, чем учитель из школы в Джапхе. Дхейн — идейный вдохновитель и лидер, ему удалось обучить преподавательский состав и организовать учебный процесс, отказаться от телесных наказаний. Дхейн также преподает, учит детей до третьего класса думать, так как местные учителя просто заставляют их зазубривать то, что сами объяснить не в силах. Основное отличие частной школы от государственной — это результат обучения. В Непале 80 % государственных школ и 20 % частных. Выпускной экзамен сдают 80 % детей, получивших образование в частной школе, и только 20 % из государственной. Возвращаясь к проекту школы: почему именно волонтеры? Построить школу за год можно только с помощью европейцев. Среди них есть люди, которые работают за еду и жилье. Я подумал, что если смогу предоставить добровольцам эти условия, то они обязательно откликнутся и приедут в Непал. Первый результат есть: волонтерский дом построен, сейчас мы его делаем комфортным, есть уже свет, проводим коммуникации, делаем простые, но комфортные комнаты для жилья. Я зарегистрировал нашу школу на сайтах workaway.info, the7interchange.com, volunteermatch.org, globalhelpswap.com и увидел, что большинство волонтерских проектов «требовали» денежный взнос и порой его размер превышал разумный. Самый «лояльный» — это 70 долларов в неделю. На эти деньги я могу жить и питаться месяц в Катманду. Как-то, сидя в кафе, я познакомился с одной англичанкой. Она заплатила волонтерской организации 2000 евро за две недели работы в приюте для сирот. Женщина была удовлетворена и стоимостью путевки, и своей работой. Бедных и маленьких детей она обучала рисунку и английскому языку. Конечно, она не знала, что на эти деньги я бы мог построить полшколы.
Как-то, сидя в кафе, я познакомился с одной англичанкой. Она заплатила волонтерской организации 2000 евро за две недели работы в приюте для сирот
«Волонтуризм» сейчас популярен и набирает обороты. Непал не исключение: ты можешь помогать малоимущим семьям, ухаживать за больными, престарелыми людьми или животными, восстанавливать старые архитектурные объекты, строить школы, больницы, приюты. Но помни, что занятие волонтерством не может быть платным. В большинстве случаев это все-таки становится бизнесом. Первое, что делают местные, начиная заниматься волонтерством, — создают фонд помощи, на который поступают денежные средства от иностранного гражданина, пожертвовавшего их на строительство чего-либо. И на этом волонтерство заканчивается. Я встретил четырех вице-президентов таких волонтерских организаций. Когда у них спрашиваешь: «Что вы сделали?», в ответ слышишь только: «Мы помогаем. Мы создали фонд», а это значит — ничего.
Волонтеры с разных сайтов пишут мне и по несколько раз уточняют, действительно ли не нужно платить нам для принятия участия в строительстве. Я отвечаю всем, что денег платить не надо, нам нужны руки
Международные рекрутинговые агентства, WWOF или Worldshapers, например, отправляют волонтеров только в Катманду и Читван. Если и есть места в Непале, где люди нуждаются в помощи, то это будут точно не они. Еще до знакомства с Кришной Гаутам я ездил в школу, которая была расположена в Читване. Нашел ее через сайт для волонтеров. Учебное заведение, скромное и простое. Мне представилась возможность познакомиться с ее директором, который построил себе трехэтажный дом с мраморным входом прямо на школьном участке. Он неплохой человек и образование дает хорошее, но я не хотел бы помогать такой школе. Вот так я окунулся в волонтерство, проанализировал его и решил, что наши добровольцы не будут платить никаких взносов. Достаточно того, что они оплачивают билеты. Жилье и питание в Джапхе — бесплатно. Волонтеры с разных сайтов пишут мне и по несколько раз уточняют, действительно ли не нужно платить нам для принятия участия в строительстве. Я отвечаю всем, что денег платить не надо, нам нужны руки.  

Первые результаты

Если честно, результатов пока не много. В начале августа я нанес разметку для дома волонтеров, а возведено здание было в конце сентября. Дом рассчитан на одновременное проживание 25 человек. Кришна сдержал слово, только запоздал на шесть недель. Я был свидетелем долгих переговоров с продавцами по поводу покупки основного строительного материала — бамбука. Никто из местных жителей ни за какие деньги не хотел его продавать, так как если срезать строевой бамбук в период его роста, это погубит весь молодняк. Мы долго искали поставщика, пили чай часами и литрами. Я люблю чай, но не в таких количествах. И, о чудо, бамбук за 7800 рублей (20 000 рупий) был на нашем участке. После покупки сырья дом был возведен за две недели. Завезли первую партию стройматериалов. Сделали сайт о школе и волонтерском проекте. Олесе пришла идея запустить сайт, где можно за один доллар заказать открытку из Непала. Это способ помочь строительству школы. Все денежные средства от продажи идут на покупку школьного инвентаря и строительство.  

О людях на стройплощадке

Я думал, что будет больше людей: почему-то кажется, что, когда занимаешься такими проектами, все обязаны тебе помогать — на самом деле это не так. Вы читали «Три чашки чая» Грега Мортенсона? Открою вам тайну: в мире бесчисленное количество таких людей, только про них никто не пишет. Помогают лишь немногие, но мы только начали. Очень надеюсь, что ситуация изменится к январю. Сталкиваясь с такой стеной равнодушия, хочется опустить руки, но люди, которые пишут, звонят и приезжают в наш проект, не дают этого сделать.
Я до сих пор не уверен, что удастся вообще закончить строительство
Настоящее дело притягивает соответствующих людей. Помню, как однажды раздался телефонный звонок. Крепким словом проклиная местную связь, орал какой-то парень на русском: «Роман! Ромааан! ЗдорОво! Я сейчас в Покхаре, хочу приехать к вам. Помощь нужна?». Он даже не представился, приехал через несколько дней. Это был Игнат, москвич 26 лет. Без его помощи нам не удалось бы доставить первую партию строительных материалов в Джапхе. Сейчас Игнат работает над новой версией сайта, ставит материал на новую платформу. Нам повезло с программистом. Йохан из Германии только что прервал свое путешествия по Индии ради возможности помочь в строительстве школы. Света и Павел из Нижнего Новгорода купили формы для брусчатки, ливневых стоков и отправили их к нам в Непал. Сейчас мы ждем посылку Саши Заскалето, которая работает на «Радио Лемма», узнала о моей истории и дала возможность все рассказать в прямом эфире. Каждый день в вечернем блоке новостей «Радио Лемма» освещает наш проект. Даша Копылова из проекта «Четверть» решила рассказать о нас. Организовала выставку-семинар «Непалимся» — это первая из цикла мероприятий, посвященных путешествиям и русскому волонтерству. Были приглашены фотографы, путешественники, волонтеры, даже непальца одного из Москвы притащили. 
Дальневосточный федеральный университет планирует в январе 2014 года направить четырех студентов к нам в помощь.
У кого-то русский iPhone LTE-сети не поддерживает, а у кого-то ребенок считает только до десяти
Я до сих пор не уверен, что удастся вообще закончить строительство. Если бы все люди помогали друг другу, таких понятий, как волонтерство, меценатство, альтруизм, наверное, просто не существовало. А в Непале равнодушие распространено в масштабах страны: люди сочувствуют многим, но реально каждого из нас заботят только собственные проблемы. Разница лишь в том, что у кого-то русский iPhone LTE-сети не поддерживает, а у кого-то ребенок считает только до десяти. Я тоже люблю красивые дорогие вещи, но я готов их лишиться, чтобы сделать этот мир чуточку лучше или хотя бы попытаться.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.