18 сентября 2013

Пять случаев в Прибалтике и Центральной Европе: рассказывает рекламист

Рекламист Артем, путешествовавший одиннадцать дней автостопом по городам Прибалтики и Центральной Европы, рассказывает о случайных попутчиках, силе полного отчаяния, пешей прогулке до Берлина, оставшегося без слона цирке и о том, что нужно успеть сделать в свои 20 лет.

Фото: Артем Асеев, Андрей Громов
Путешествуйте, совершая безрассудные поступки. «Buy the ticket — take a ride», как говорил Хантер Томпсон.

О важности намерений

Мы путешествовали одиннадцать дней шестью автобусами, двумя поездами и одним самолетом, побывали в шести странах, семи городах, преодолели 2500 километров — из них 40 километров пешком и около 600 километров автостопом. Пожалуй, это самое насыщенное путешествие, которое когда-либо случалось со мной. Не могу сказать, как именно сложилась идея поездки по Прибалтике и Центральной Европе автостопом и другими возможными способами — наверное, это был еще один пункт в обязательном списке, после осуществленного мной год назад «побриться наголо и уехать в Азию». Да и что же могут делать люди в свои 20 с небольшим, если не путешествовать автостопом? Прокладывая маршрут, мы ограничились направлением Петербург — Прага, но потом решили, что запросто доберемся и до Берлина, ведь Европа вся маленькая. Конечный план включал семь городов: Тарту, Ригу, Вильнюс, Варшаву, Краков, Прагу и Берлин (из Берлина самолетом в Петербург).
Собирались мы быстро и без лишних приготовлений, даже хостелы бронировали в последний момент. Об особенностях путешествий автостопом в Европе и Прибалтике мы не узнавали, все наши знания базировались на паре американских комедий. Как нам добираться в случае неудачи, мы во внимание особо не брали, полагаясь на Apple Maps и размышляя в стиле: «На месте разберемся» и «Андрей и Артем из будущего обязательно что-нибудь придумают». Понимая, что идея предстоящего путешествия далека от здравого смысла, мы подумали, что необходима цель, которая будет сопровождать нас в пути, и решили сделать небольшое видео с нашими попутчиками о том, что человек должен сделать в свои 20.

О бедном слоне

Проведя на первом участке трассы от Тарту четыре часа, пройдя 20 километров пешком и не поймав ни одной машины, мы припомнили все вещи, на которые закрывали глаза до отъезда. Эстонские бабули и дедули, проезжая от одной своей деревни в другую, выглядывали из-за руля и бросали на нас непонимающие взгляды. На автозаправках никто не разговаривал по-английски, автомобилисты, игнорируя наши улыбки и excuse me, sir?, быстро садились в машины и уезжали. Линии железнодорожного сообщения, то и дело возникая на нашем горизонте, таили надежду добраться до ближайшей станции, которая находилась в 22 километрах от нас. В размеренную околодеревенскую эстонскую жизнь мы явно не вписывались со своими путешествиями. К счастью, где-то посередине нигде нас подобрал Айнц, парень лет 30 с небольшим, с которым мы проехали около 20 километров по трассе. — Многие здесь не хотят никого подбирать, а я не против компании. — Спасибо тебе огромное, ты выручил нас. А куда ты едешь сейчас? — В город, выпить пива с друзьями, там сейчас шоу американских машин и карнавал, еще должен был приехать цирк. — Цирк? — Да, но у них по дороге умер слон… Shit happens! Ahahahaha! В этот момент я прочувствовал всю трагичность момента: цирк ехал в эстонский город с 6000 жителями ради одного представления и по дороге в эту деревню у них умирает слон.
— Айнц, что нужно делать в свои 20? — Тусоваться, пить пиво, дуть, гулять с девчонками.
После еще пары километров пешком до автобусной станции, маршрутки с безумным дедом-водителем и 100 километров проселочного бездорожья (кстати, в Эстонии дороги еще покруче наших) мы были рады наконец попасть на поезд Валга — Рига, встретить контролера Веру с душевными историями про жизнь и судьбу, а еще через пару часов открыть для себя чудеснейшую Ригу.

О спасительном отчаянии автостопщиков

Кто-то полагается на судьбу и удачу, кто-то просит помощи всевышнего, а что касается нас, то мы верили в силу отчаяния — абсолютного и неподдельного. Когда оно наступало, нам везло на попутные машины. В самые сложные моменты мы говорили: «Ну вот, это то самое отчаяние, которого мы ждали, сейчас что-то произойдет». Стоя посреди привычного нигде с пройденными автостопом 200 километров пути от Варшавы и оставшимися 170 километрами до Кракова, мы дождались того самого отчаяния. На последние местные деньги в придорожном магазине города я купил пару бананов и энергетиков в дорогу, в то время как Андрей успел порезать себе палец, а потом, поскользнувшись на мокрой траве, упасть и испачкаться. Помятые, грязные, мокрые после дождика, с забинтованным пальцем и рюкзаками мы стояли в живописных пейзажах Польши, не надеясь ни на что. Открывшиеся двери подлетевшего к нам маленького Renault Twingo и выпрыгнувшие из него мама с дочкой стали действительно нашим спасением! Мы, признаться, были обескуражены такой теплой встречей, оказалось, что Иоланта и Маруся — очень верующие люди, поэтому каждая встреча для них не случайна и они рады помогать всем, кому могут. — Мы так рады, что встретили вас и что у нас теперь есть компания! — Спасибо вам большое, вы, правда, очень выручаете, нам было сложно уехать отсюда. — Мы только рады. Только есть одна проблема: последние 20 километров у нас что-то горит под капотом. Вы сможете починить? Стоит отметить, что ни у меня, ни у Андрея машины нет. По правде, это был первый раз, когда я открыл капот автомобиля, но ведь мы мужики. К счастью, проблему под капотом мы нашли сразу и починили все при помощи «веревочки».
— Что нужно делать в свои 20? — Путешествовать, встречать новых людей, а если видишь, как кто-то стоит на трассе и машет тебе рукой, обязательно остановиться и подбросить!
Остаток пути до Кракова мы общались, как будто знали друг друга всю жизнь.

О пешей прогулке до Берлина

Последний отрезок пути Чехия — Германия мы решили преодолеть только автостопом, без каких-либо автобусов. Прага провожала нас в путешествие символично — поднятым вверх средним пальцем одного из автомобилистов, встретившегося нам на трассе. После часа неудач на выезде из одной автозаправки нас подобрал Мартин, мужчина лет 35, который оказался официальным представителем торговой марки американских шампуней в Чехии. Ему надо было по пути завести образцы и пообщаться с клиентами еще в трех городах, поэтому он был рад компании, а мы были рады увидеть Чехию, отличную от Праги, такую красивую и природой, и архитектурой, что просто не передать словами! Еще Мартин очень хотел, чтобы мы посмотрели концлагерь Терезиан, поэтому специально сделал небольшой крюк. В конце нашего с ним пути, он заехал к себе в офис и набрал нам два пакета пробников, потом отвез нас на последнюю автозаправку, в двенадцати километрах от границы с Германией.
— Мартин, что нужно делать в свои 20 с небольшим? — Думаю, искать новый опыт, его не так просто найти здесь — на это потребуется чертовски много времени. Что еще бы я делал, если бы мне опять было 20? Наверное, больше наслаждался жизнью и бросил бы курить траву: поверьте, лучше это сделать в зрелом возрасте.
На заправке нас снова настигло отчаяние, редкие машины не обращали на нас никакого внимания. С основной трассы нам недовольно посигналила проезжающая федеральная полиция, а через несколько минут за нами, вообще, направили автозак, призывая вернуться на заправку; поскольку в Чехии запрещено заниматься автостопом на автострадах, исключение составляют заправки. Настроение портилось, и мы решили, раз нельзя заниматься автостопом, то пойдем пешком до самой границы с Германией, а там уже поймать машину или сесть в автобус. Через час ходьбы по автобану на изнуряющей жаре нас настигла полиция. — Здесь нельзя заниматься автостопом! — Мы знаем, но мы не стопим — мы идем пешком. — Куда? — В Германию! То, что двое русских парней идут пешком в Берлин, полицию удивило, и они попросили наши документы: — На границе с Германией — тоннель, вы не можете идти по тоннелю, вот ваши паспорта, идите ловить машину на той дороге. — Спасибо, офицер. Спустя 40 минут нас подобрали железнодорожные рабочие на своем грузовичке. Покатавшись с ними по чешским деревенькам, сменив еще пару машин, пережив страх оказаться не в том месте (они очень плохо говорили по-английски, выглядели жутковато и ничего не объясняли по пути), мы доехали до железнодорожной станции и удачно взяли билеты на поезд до Берлина. В привокзальном баре выпили прощального чешского пива за один евро.

О самом-самом в Прибалтике и Центральной Европе

В качестве конструктивной части немного информации о том, что мы отметили для себя.
Самая вкусная еда в Риге — такого вкуснейшего мяса я давно не пробовал, а блюдо с рыбой, украшенное раком, доставило много радости Андрею. Самое вкусное пиво в Вильнюсе. Местное пиво с цепелинами — то что нужно после долгого путешествия. В Берлине тоже очень вкусное многосолодовое пиво. Самые красивые люди в Риге. Это город-подиум: куда ни зайдешь, красивейшие девушки и молодые люди. Самый ленивый город — Варшава. В 22:30 в центре столицы работает один кебаб, где можно поесть и пара баров. Утром кофейни открываются только часов в одиннадцать. Самый вкусный кофе в Берлине. Как любитель больших чашек могу сказать, что в Прибалтике кофе, честное слово, просто помои, в Чехии и Польше — уже гораздо лучше, а в Берлине — хороший кофе, каким он и должен быть. Самый недружелюбный город — Прага. Поток людей на улице — как в метро в час пик, на каждом углу тебе хотят толкнуть дурь или найти тетку, во всем остальном ты им неинтересен. На пороге хостелов или вечерних баров я бы написал «Not welcome!». Самый подходящий для отдыха город — Краков. Хотя именно отсюда мы не могли долго выбраться, но приятная атмосфера старого города и архитектуры, еврейский квартал с интересной едой, шумный хостел с прекрасным завтраком и множество людей из Англии с их «Oi oi, mate! Howsss goin’?» оставили самые приятные впечатления. Самая лучшая страна для путешествия автостопом — Польша. Открытые люди, готовые подвезти, даже если едут всего 20 километров в твою сторону и не разговаривают по-английски. Самый стильный город — Берлин. Одежда, стрит-арт, интерьеры, сочетание исторических сооружений и современной архитектуры нас действительно восхитили. А по настроению он показался похожим на Питер.
А вот и результат нашего путешествия — 16-минутный ролик о том, что каждый должен сделать в свои двадцать лет.

Один день из путешествия автостопщика

Пиво в чешской глубинке
~40 рублей
(1 евро)
Сэндвич на заправке
~130–210 рублей
(3–5 евро)
Обед
~340–640 рублей
(8–15 евро)
Хостел
~380–640 рублей
(9–15 евро)
Автобус между столицами
~510–770 рублей
(12–18 евро)
Поезд
~1290 рублей
(30 евро)
 
Артем Асеев
Авторы: Артем Асеев
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.