3 июля 2013

New Order: «В Манчестере вечно дождь, нечего делать, кроме как заниматься музыкой»

В минувшее воскресенье в Петербурге выступила группа New Order. Зачинатели современного танцевального рока, оказавшие влияние на музыкантов в диапазоне от The Killers до «Кино», собрали полный A2. «Бумага» поговорила с барабанщиком Стивеном Моррисом и гитаристом Филом Каннингемом о дожде, боязни высоты и нелюбви к фанатам Joy Division.

Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
«Бумага»: Вас никогда не удивляла та популярность, которую обрело ваше творчество в далеких от Англии странах? Стивен Моррис: Да. Я тут (в России — прим. «Бумаги») раньше никогда не был. Мы только недавно побывали в Польше, в Южной Корее. И это вправду было удивительно: столько музыкантов, которые так или иначе вдохновлялись нашей музыкой, я не ожидал увидеть. Фил Каннингем: Тут дело еще и в интернете. «Бумага»: Манчестер — что-то вроде музыкальной столицы Британии. Вам по душе то, что сейчас в нем происходит? Моррис: В целом, да. Там до сих пор каждый год появляется куча крутых молодых групп. Каннингем: Мы когда вернемся, будем играть в месте под названием Jodrell Bank. Это такой старый радиотелескоп. Помимо всего прочего, это будет своеобразный спектакль. Мы отобрали несколько местных групп. Например, The Whip и Hot Vestry — это реально крутые молодые ребята.
«Cтолько музыкантов, которые так или иначе вдохновлялись нашей музыкой, я не ожидал увидеть»
Моррис: Вообще, всему этому разнообразию есть объяснение. Понимаете, там вечно дождь идет и, кроме как петь и играть, делать больше нечего. «Бумага»: А если сравнить с 80-ми, со временами Factory (главный лейбл Манчестера, закрывшийся из-за долгов в начале 90-ых — прим. «Бумаги»)? Моррис: Мы говорили недавно о Factory и поняли, что нельзя его создать заново. Очень изменилось и то, как работает музыка, и то, как ты ее сочиняешь, и то, как ты ее покупаешь и слушаешь. Каннингем: Раньше-то как было: несколько больших лейблов и куча крошечных, андерграундных. Моррис: А сейчас все — в интернете. И всего очень много. Это не только с музыкой связано, но и со стилем жизни. Вот сейчас ты приходишь на студию, и у тебя всего 50 минут, и если ты за это время ничего не сделаешь — вообще забудь об этом. А в прошлом у тебя было время, ты мог писаться годами, постоянно делать ошибки. В какой-то мере нам было легче. А теперь ты должен выдавать результат немедленно! И у тебя нет второго шанса. И все, что ты делаешь, появляется в сети. «Бумага»: Песни вроде Blue Monday или True Faith до сих пор кажутся современными и своевременными, и в то же время многие новые группы — в том числе и те, кто берет пример с вас — слишком завязаны на ретро-стилистике. Почему? Моррис: Модные… Слушайте, если б я знал, то был бы круче всех. Мне кажется, то, что мы делаем, — вполне оригинально. Во влиянии одной группы на другую нет ничего плохого. Но, понимаете, копировать-то легко. А вот попробуйте сделать так, чтобы все это звучало так же свежо, как, например, песни из 60-х в наше время. «Бумага»: New Order всегда были известны благодаря своему электронному звуку. А вашу, Стив, игру всегда сравнивали с драм-машиной. Вы как относитесь к этому сравнению? Моррис: Я люблю драм-машины. Но тут какая история: я долгое время думал, что играть на подобной штуке будет довольно легко. Это была ошибка. Вообще, то стремление к электронике было, во многом, из-за развития технологий. Мы начинали в 80-е, тогда все смотрели только в будущее, все эти новые звуки, новые инструменты для нас были таким «Вау!». Ты мог все воспроизвести прямо сейчас. Нам никак не терпелось все это перепробовать. Притом в средствах все были ограничены и каждый новый синтезатор для нас был в своем роде сокровищем. Это не как сейчас: ты смотришь на экран и думаешь: «Хм, что же попробовать-то?». И ты пытаешься использовать все и теряешься в этих звуках — это довольно легко.
«В 80-е в средствах все были ограничены и каждый новый синтезатор для нас был в своем роде сокровищем. Это не как сейчас: ты смотришь на экран и думаешь: „Хм, что же попробовать-то?“»
«Бумага»: О Joy Division и New Order в нулевые сняли два важных фильма: «Круглосуточные тусовщики» и «Контроль». Как они вам? Моррис: Это, конечно, две диаметрально противоположные картины. «Тусовщики» — довольно смешная лента, рассказывающая о том, каким сумасшествием был Factory Records. А «Контроль», который посвящен Йену — далеко не веселый фильм. «Бумага»: Вам тяжело было его смотреть, заново переживать? Моррис: В какой-то мере да. Сперва я пошел на премьеру — и никаких проблем. Но потом… Так было и с записями Joy Division — я их ценил, но слушать их было тяжело и грустно. И с фильмом то же самое. «Бумага»: А история с записью She’s Lost Control из «Тусовщиков» (продюсер Мартин Ханнет, недовольный чересчур мудреной игрой Морриса, заставил его играть на трех барабанах всю ночь на крыше студии — прим. «Бумаги») — правда? Моррис: Ха! Нет! Я не настолько сумасшедший. Я боюсь высоты! И никто меня не заставит играть на крыше. Но Ханнет реально провернул эту штуку с парнем из The Stone Roses. А та сцена из фильма — неправда, хотя очень хорошо показывает, каково было работать с Мартином. Такая метафора. «Бумага»: Вы же не сразу бросили гитары и перешли к синтезаторам. Что стало толчком к этому? Моррис: Мы еще в Joy Division стали использовать синтезаторы на альбоме Closer — песнях вроде Decades или The Eternal. Но по-настоящему это началось с New Order. Но при этом не было какого-то определенного момента, когда мы взяли и решили: вот, мол, будем использовать синтезаторы. Мы просто любили танцевальную музыку и электронику. Вот мы и записали песню Everything’s Gone Green, в которой был этот массивный электронный ритм. Когда на наши концерты приходили большие фанаты Joy Division, они страшно бесились. И, может, из-за того, что меня это раздражало, а может из-за чего-то еще, я решил: «Ок. Но это не Joy Division. И мы будем делать так, как хотим. И мне все равно».
«Я решил: „Ок. Но это не Joy Division. И мы будем делать так, как хотим. И мне все равно“»
«Бумага»: Вы записываете новый альбом? Как с ним дела? Моррис: Ну, мы начали делать новые песни. Вообще, очень забавно, как у нас теперь все происходит. Раньше мы могли прийти на студию, долго корпеть над одной песней, потом, чуть подустав, пойти отдыхать — и так проходило лет пять. А сейчас мы ищем возможность, чтобы это не длилось так долго. «Бумага»: В ваших песнях стало меньше электроники и больше рока, почему? Моррис: Мне нравится ощущение, когда в песне по пятнадцать гитар. New Order всегда были в какой-то мере миксом гитар и синтезаторов. Каннингем: И вы никогда не можете ничего планировать заранее. Моррис: Это как в «Форесте Гампе»: жизнь — это коробка конфет, и никогда не знаешь, что тебе попадется в следующий раз.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
«Работа ведется ежедневно». «Роскомсвобода» — о том, как в России пытаются заблокировать протоколы VPN и как обезопасить себя
Журналиста Александра Невзорова заочно приговорили к 8 годам колонии за «фейки» об обстреле больницы в Мариуполе
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
Цена кормов для животных в Петербурге за год выросла на треть. Услуги ветеринаров тоже подорожали
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.