5 июня 2013

Музыканты недели: Neon Lights

Петербургский синти-поп-дуэт Neon Lights выпустил клип на песню Heaven. «Бумага» объясняет, в чем главная ценность музыки этой группы, а сами музыканты рассказывают о 80-х, музыкальной журналистике и разделении обязанностей.

Фото: Анна Рассадина / «Бумага»
Кто такие. Два журналиста и музыканта: Евгений Лазаренко (больше известный как гитарист «Мультфильмов») и Макс Хаген. Стали играть вместе два года назад, выпустили четыре сингла и готовят дебютный альбом. Как и многие музыканты с синтезаторами, нередко делают ремиксы. Что играют. Тонкий и лучистый синти-поп со сложносочиненным басом и размашистыми клавишами, сделанный по классическому принципу: слегка тревожный куплет и светлый припев. Обычно их сравнивают с Pet Shop Boys (из-за схожего тонкого и артистичного вокала) или с Tesla Boy (как и любой русский коллектив, предпочитающий синтезаторы гитарам и поющий на английском). Но это слишком поверхностное сравнение. Neon Lights не дотошно воспроизводят стиль, а примиряют его с современностью: тут и новое электро, и что-то скандинавское, и чего только не. Почему стоит послушать. Во-первых, потому что это поп-музыка с большой буквы: Neon Lights пишут цепкие песни, ставя на первое место мелодию, а не аутентичность — в итоге получается идеальный в своей легкости (но не легковесности) солнечный летний хит. Но дело не только в адекватном отношении к первоисточнику, но и в том, как и с каким посылом это сделано. Грубо говоря, пока иные записывают ностальгичные, богато разрисованные альбомы, исполненные внутреннего пафоса и отлакированный на дорогой студии, — Neon Lights приходят к безупречному результату, не вставая в позу.

О 80-х и появлении группы

Макс Хаген: Я не могу сказать, что конкретно думаю о восьмидесятых, — было много разных хороших групп и появлялись новые интересные стили. Все они существовали одновременно, и я все это слушаю. Невозможно сказать, что группу The Cure я люблю больше, чем, скажем, Talking Heads, а Pet Shop Boys больше Cocteau Twins. И если мы думаем «Ах, 80-е!», то больше во время просмотров концертов группы Queen того периода. Да и то без лишнего пиетета. Евгений Лазаренко: То, что мы играем, — скорее нью-вейв, чем электроник-поп, как нас Хаген обычно представляет. В комментариях на наш сингл Fall какой-то товарищ написал: «Это лучше, чем последний альбом Duran Duran». Было прям как бальзам на душу. Мы все росли в 80-е. Тех же Duran Duran с клипами A View To A Kill и Wild Boys показывали по телевизору году в 1986-м. Были всякие болгарские сборники с каким-нибудь Ником Кершоу, группой Genesis — в общем, взрослой попсой. Еще папа моего друга из детсада привез Triller. Так что мы, можно сказать, детство вспоминаем. Вообще, когда в моде любое ретро, восьмидесятина для нас оказывается не попыткой запрыгнуть на популярные течения, а вполне органичным следованием собственному вкусу. Я начал заниматься музыкой еще в школе. Первое выступление моей первой группы «Сырники» состоялось в актовом зале. Нам всем было по четырнадцать лет, и мы уже тогда играли мои песни на английском. По большему счету, это была какая-то группа «Кино», звучало отвратительно. Но нам нравилось. Когда «Мультфильмы» подзавязали с деятельностью — Егор перестал писать песни, — я решил заняться собой. Сперва делал какие-то диско-треки: ходил на залив, вдохновлялся и записывал по приходу домой всякий хаусец. Потом были Gameboyz, в которых мы играли танцевальный рок. Макс Хаген: Однажды Женича позвали играть на инди-электрическом мероприятии в клубе «Цоколь». У него были новые наброски, переросшие потом в «неоновые» песни, а выходить одному к микрофону ему казалось некомильфо. Так что в нашем гугл-чате возникло предложение: «Почему бы тебе тоже на сцене не постоять?». И буквально с полвопроса: «Ноту „до“ от ноты „ля“ отличишь?». Вроде отличаю.

О клипе

Евгений Лазаренко: Это наш первый официальный клип. Потому что первое видео вообще, на песню «1000», хочется поскорее стереть из памяти. Дима Первушин — киношник, журналист, преподаватель английского — в свое время работал на фильме «Распутин» с Депардье. Как раз он делал нам и балконный концерт, и этот клип. Макс Хаген: Видео на Heaven — это нарезка из фильм «Барака» Рона Фрике. Известное и красивое документальное кино. Картинка клипа абсолютно сочетается с текстом. При этом ты смотришь собственную песню как на что-то совершенно новое. Мы любим двусмысленности и многозначность, и здесь как раз стало видно, что не зря сидим над текстами. Дима вроде вывернул все наизнанку, но при этом склеил в четкую историю со своим развитием.

О распределении обязанностей

Макс Хаген: Женич делает гармонии, базовые мелодические ходы, вокал — он вообще чрезвычайно подкован что в музыке, что в технике, и рулит процессом. А я придумываю отдельные звуки и партии, добавляю странностей, выслушиваю косяки и ворчу все время. Женя меня в какие-то моменты взбадривает, а я его охолаживаю. Один не слишком мрачнит, а другой не совсем улетает в облака. Евгений Лазаренко: Не сказал бы, что мы разные. У нас общее чувство юмора. Кроме того, мы оба разделяем мизантропическое и пессимистическое отношение к окружающему миру. И всю эту желчь мы исторгаем в текстах на двоих. Главная функция Макса — редактура. Он работает с набросками, которые я ему кидаю. Потом он пишет: «Тут бы соло, тут надо бы какую-нибудь мелодическую цеплялку». Только дашь ему написать второй куплет, он сразу добреет и ему все начинает нравиться. Он может ковыряться по часу в трех нотах, но в итоге получается то, что нужно.

О журналистике и музыке

Макс Хаген: Если ты музыкальный журналист, то в мобильнике и почте до хрена контактов — это в определенной степени облегчает существование. Но нужно отдавать себе отчет в том, что ты реально можешь показать и чем все это аукнется. Появляется больше самокритики и ответственности. Можно позвонить в любой местный клуб человек на 200 и забить концерт, но мне будет неудобно перед знакомыми арт-директорами, если в пятницу придет 30 человек.

Об аудитории

Макс Хаген: Я не соотношу себя с нашей музыкальной историей. Стоит, скорее, говорить о какой-нибудь Скандинавии. Внутренний потребитель у нас тоже приучается, конечно, слушать такую музыку. У нас ведь уже все слушают. Но когда я думаю о том, где лучше всего смогли бы сыграть Neon Lights, то представляю, наверное, финский инди-фестиваль Monsters Of Pop. Для местной инди-тусовки мы слишком попсовы, а для поп-тусовки слишком индюшны — в России две эти вещи мало пересекаются. И публики в клубах такое зависание между двух стульев точно не добавляет. Я бы не стал говорить, что нам это нравится. Можно, конечно, нанять супер-пиарщика, чтобы он тебя в каждую дырку засовывал. Но в этом смысла тоже немного. Честнее без восторженных истерик делать свое дело, развиваться и следить, как на твои песни реагируют люди. А искусственная слава ни к чему. Ты просто существуешь как есть, на Васильевском острове.

Об альбоме

Евгений Лазаренко: Альбом будет. Есть энное количество однородного материала, близкого по звуку — даже барабаны из одного набора, живой безладовый бас. Есть очень много записанных без вокала песен. Осталось только все спеть.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
Смольный: более 80 % госпитализированных в Петербурге старше 60 лет
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Можно ли воскресить динозавров и мамонтов? Обсуждаем с учеными, зачем восстанавливать древних животных и что с ними стало бы сегодня
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.