«Не всё в жизни можно поменять, но помаду можно». Визажист Маша Ворслав — о том, почему в макияже нет правил и как косметика помогает расслабиться

Почему яркая косметика становится всё более популярной, есть ли правила в макияже, какие средства безопаснее при акне и можно ли пользоваться чужой тушью и помадой? «Бумага» поговорила с автором телеграм-канала @bankihuyanki и соавтором книги «Нормально о косметике» Машей Ворслав о трендах в макияже.

О недоверии к глянцевым журналам и терапевтическом эффекте макияжа

— Запрос на яркий макияж растет. Бизнес его подхватил: некоторые бренды вроде Monki поддерживают наше желание быть собой. Конечно, это нужно им для зарабатывания денег, зато у покупателей появляется больше средств для самовыражения.

Интерес к мейку подогрели соцсети. Смотреть, как кто-то красится, довольно увлекательно. Я сама подписана на кучу визажистов и бьюти-блогеров. Не со всеми у меня совпадает стиль макияжа, но я всё равно смотрю, как они красятся. Для меня это что-то вроде телевизора, который помогает разгрузить голову.

Что еще изменилось? К глянцевым журналам испытывают всё меньше доверия. Прежде всего потому, что читатель теперь не уверен в компетенции человека, который пишет статьи. Модель работы глянцевых журналов стала общеизвестна: читатели знают, что журналы зависят от брендов и не всегда хвалят продукт потому, что он классный.

Мне кажется, макияж — это ежедневное или еженедельное творчество. В нем есть терапевтический момент: ты расслабляешься, примеряешь разные образы. У тебя может быть одно самоощущение с красной помадой, и другое — c синей. Вариативность в макияже (и в одежде) дает лучше себя понимать и открывать новые стороны в себе. Макияж — это акт свободы: не всё в жизни можно поменять, но помаду всё еще можно.

О том, нужно ли следовать правилам в макияже и почему мнения визажистов различаются

— Я люблю покупать в букинистических старые книги про макияж. В них встречаются фразы вроде «блондинкам нужны розовые тени во внешний уголок глаза». Сейчас такие рекомендации выглядят забавно. Не думаю, что эти книги создавали с целью указать, как нужно жить. Скорее всего, авторы хотели помочь читателю: когда не было интернета, информацию о макияже было брать неоткуда.

Такой подход устарел: сегодня нет главного модного направления. Можно выглядеть как угодно, сочетать любые вещи, краситься как хочется. Поэтому в своей книге я старалась уйти от рекомендаций и давать только факты: как работает такая-то текстура, как изменят лицо такие-то румяна.

Иногда я прихожу в корнер и говорю визажисту: «Накрасьте меня так, как, по-вашему, мне подходит». Получается по-разному. Один раз меня накрасили как Ким Кардашьян, что от моего самоощущения максимально далеко. Это нормально, круто, что в одно время могут сосуществовать разные стили, но видеть на себе Ким было забавно.

Визажисту не обязательно уметь структурировать информацию и вычленять только объективную. Он делится своим субъективным профессиональным опытом. Поэтому человеку, который прислушивается к профессионалу, нужно всегда об этом помнить. Я сама говорю субъективные вещи, хотя очень в них верю и стараюсь прибегать к объективной оценке, потому что этого требует мой журналистский бэкграунд. Но нельзя от всех визажистов требовать журналистского подхода в их инстаграм-блоге.

Визажистов не надо воспринимать как носителей истины. Иногда, мне кажется, они сами об этом забывают. Например, когда говорят, что пудру надо наслаивать исключительно на кремовые текстуры. На самом деле не всегда. Просто случаев, когда пудру наносят под кремовую текстуру, не очень много.

Правила помогают, когда объясняешь человеку, который не очень сильно понимает в мейке, что ему — в теории — может подойти. Быстрее объяснить, какую стрелку рисовать для такого-то эффекта, чем рассказать о строении глаз. Проще не открывать целую вселенную макияжа, а приоткрыть дверь и сказать: «Мне кажется, что тебе хороши лиловые тени, красная помада и серебряные блестки, потому что…»

Мне в свое время так надоело слышать диктаты журналов, что я решила перенять другую риторику. Я не люблю, когда мне говорят, что делать. И единственный способ бороться с тем, что другие визажисты говорят про правила, — напоминать, что эти правила могут вам не подходить.

О солнцезащитном креме и макияже при акне

— Не думаю, что есть тренды, которые каким-то людям подходят, а каким-то нет. Хочешь ходить без макияжа — ходи. Косметика нужна, чтобы чувствовать себя хорошо. Если вам не нравится экспериментировать с макияжем — не экспериментируйте. Если вас раздражает какой-то прыщик, замажьте. А если не раздражает — не замазывайте. Тренды нужны для нас, а не мы для трендов. У нас в целом не очень позитивная обстановка в стране: холодно, темно. Чем больше мы будем чувствовать себя в комфорте, тем лучше. Макияж в этом плане как одеяло, которым можно укрыться.

Я считаю, что при акне стоит идти к врачу, если оно доставляет дискомфорт. Врач, кроме собственно лечения, скорее всего, посоветует краситься минеральной косметикой. Она проще по составу, и риск аллергии с ней минимален. Это не значит, что не минеральная косметика обязательно вызовет аллергию. Просто когда коже и так трудно, лучше ее красить той косметикой, которая легко смывается. И еще при акне лучше наносить косметику чистыми руками или кистями, которые вы будете мыть еженедельно и ни с кем ими не делиться.

Я не люблю давать советы, про макияж в том числе. Люди вокруг могут делать всё, что им угодно. Единственное, я рекомендую мазаться солнцезащитным кремом, если человек много времени проводит на солнце. Это профилактика рака кожи. Всё остальное — личный выбор. Если говорить о себе, то я предпочитаю поздно вечером не ходить с ярким макияжем по улице — будучи женщиной, при таком раскладе ощущаю себя еще меньше в безопасности, чем обычно.

О мужском макияже

— Взгляды на то, как людям можно вести себя, меняются, и это круто. В некоторых странах мужчина может уйти в декретный отпуск, брать на себя домашние дела и делать «женскую» карьеру. Женщина, в свою очередь, может не краситься, не брать декретный отпуск и заниматься чем-то «неженским». Но до равноправия еще далеко.

Всё актуальнее становится понимание гендера как чего-то, что можно менять и назначать самому себе, с чем можно экспериментировать. Для всех нас это открывает много новых вещей. Частный случай — мужской макияж становится более актуальным. В какой-то момент общество решило, что макияж только для женщин, но ведь у него нет гендерной принадлежности.

Да, в России мужчине ходить с мейком небезопасно. От друзей-парней, которые красятся, я слышала про негатив в их адрес. У нас крепки установки насчет того, как людям надо выглядеть, — не только женщинам, но и мужчинам. Но с появлением интернета стало больше примеров, как можно жить, — надеюсь это поможет людям дружелюбнее относиться к новому.

О тестировании косметики на животных

— Есть много способов протестировать косметику, не вредя животным. Для этого используют компьютерные модели, выращенные в лаборатории клетки и ткани, грибы, микроорганизмы. Или отходы сферы животноводства вроде бычьих или куриных глаз. Звучит не очень, но мне кажется важным знать, как на самом деле работает индустрия косметики.

Часто ли косметику тестируют на животных? Нет, хотя и не на всех баночках вы найдете эмблему кролика Cruelty Free: ее дорого получать. На территории Европейского союза запретили тестирование на животных — то есть вся косметика оттуда и продаваемая там на животных не тестируется. В России закон не требует таких тестов, поэтому большинство косметики здесь тоже делают без вреда животным. На самом деле, только если бренд решит продаваться в Китае, ему надо будет протестировать свои формулы, но и там сейчас эту норму пересматривают.

На упаковке косметики эту информацию не всегда можно найти. Производители не обязаны указывать, тестируется или не тестируется продукция на животных. Поэтому нужно самим узнавать про политику бренда, об этом обычно указано на его сайте.

О том, как меняться косметикой и правильно ее дезинфицировать

— Разумное потребление косметики возможно. Мы иногда с визажистами меняемся прессованными тенями, я отдаю косметику подругам. Но насколько гигиеничны свопы (обмен косметикой) зависит от рода косметики. Например, продезинфицировать тушь нельзя, а вот помаду и прессованные тени — можно. Все чужие вещи, с которых вы можете снять верхний слой, мне кажется, можно использовать. И средства с упаковкой-помпой. А вот тюбики, в которые могло что-то попасть, я использовать не советую.

Чтобы продезинфицировать косметику, необходим 70-процентный спирт. Его используют в медицинских целях: он дольше испаряется, чем 99-процентный, поэтому убивает больше бактерий. Таким спиртом можно обработать тональные стики, стики-хайлайтеры, стики-помады, тени. Можно обмакнуть в спирт карандаш, поточить его и потом еще раз проспиртовать для верности.

За помощь в организации интервью «Бумага» благодарит магазин «Подписные издания». Там 26 мая прошла презентация книги «Нормально о косметике».

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.