12 января 2023

«Не понимаю, чего бороться за этот дом». Интервью с петербуржцем, который прожил 27 лет в доме Басевича и считает, что его можно снести

В Петербурге продолжается борьба за дом Басевича — доходный дом 1912 года в стиле модерн. В конце декабря 2022 года Куйбышевский районный суд приостановил разрешение на строительство на месте дома и близлежащего сквера. Здание хотят радикально реконструировать в интересах Академии танца Бориса Эйфмана.

В 2008 году дом признали аварийным и начали расселять. Некоторые жильцы отказывались покидать его до 2013 года.

«Бумага» поговорила с физиком Дмитрием Дойниковым, который прожил в доме Басевича почти 27 лет, о том, как в результате длинной цепочки обмена его семья заселилась в дом на Большой Пушкарской, кто там жил и почему он не против уничтожения здания.

— Как и когда вы поселились в доме Басевича?

— У меня очень книжная семья и у этого простое объяснение. Мой двоюродный дед Вениамин Михайлович Бенчин в начале 1920-х годов организовал книжную лавку на Путиловском заводе, позднее — еще несколько книжных лавок и книготорговую школу, был завучем в книготорговом техникуме.

Когда ему было под 90 лет, он предложил своей племяннице — моей маме — съехаться. Частной собственности в СССР почти не существовало, поэтому все находились в некоторой зависимости от государства — это привело к появлению такого понятия, как «цепочка обмена». В нашей цепочке обмена участвовало около 10 квартиросъемщиков и мы им были страшно нужны, потому что давали две квартиры, а значит — возможность разъехаться. Одна квартира была на Новоизмайловском и принадлежала деду, вторая — наша, в поселке Металлострой.

В итоге мы заехали зимой 1983 года. Самое ужасное, что дед не доехал в эту квартиру. Он был уже так плох, что натурально умирал в неделю переезда в квартире у наших знакомых, где ждал возможности заселиться на Большую Пушкарскую, 7, а потом еще пять дней в больнице у Витебского вокзала.

Ситуация тогда сложилась очень неприятная: он не успел прописаться в квартире и одна из комнат в нашей квартире вот-вот должна была отойти государству, но ванной в квартире не было и проблему «лишней» комнаты удалось убрать. Если память мне не изменяет, проблема решилась кучей бумажной волокиты и… «большой сердечной благодарностью».

— Кто жил в доме Басевича, когда вы туда заехали? Как менялся социальный состав?

— Дом Басевича всегда был сложной клоакой и на протяжении всех 27 лет, что я жил в нем, там менялся состав жильцов и у этих людей не было какого-то единого портрета. Я не могу сказать, что много с ними общался.

В доме всегда было много людей, связанных с ЖЭКом, — почему, не знаю. А еще в доме Басевича было необычно много каретников, в которых «правильные люди» держали свои автомобили. Каретники были такого размера, чтобы туда спокойно мог поместиться американский лимузин — из-за карет, кстати, сбоку от всех арок были установлены колесоотбойные тумбы.

Как я помню, самые хорошие квартиры были на 3–4 этажах с главного фасада — комнаты там достигали 30–40 метров, потолки были выше трех метров, но лепнины внутри, кажется, не наблюдалось. Кто там жил, я не знаю, а мама вспомнить не смогла.

Как бы странно это ни звучало, самая чистая лестница была в самой дальней секции дома. Там были приватизированы все квартиры и они дольше всех мешали расселению дома. Ужасно смешно, что худшая и самая бедная часть дома в конце его истории была самой лучшей — собственники своими силами отреставрировали лестничную площадку, а кто-то пробил дополнительные окна в брандмауэрах. Когда мы выезжали в 2009 году, люди там еще сопротивлялись.

Работа ЖЭКа в конце 1980-х уже сильно ослабла. На открытых чердаках у нас всегда жили бездомные — сколько себя помню, там всегда кто-то был. Я туда постоянно бегал, чтобы выпустить воздушную пробку из трубы — если этого не сделать, то дом рисковал замерзнуть. Впервые такое случилось в 1990 году — у нас тогда прорвало трубы и мы почти сотню томов сушили, потому что их залило водой. После того раза такие замерзания стали для нас постоянной опасностью и, естественно, от этого маргинальнее становился состав жильцов.

Я понял, что пора соглашаться на обмен с государством в новостройку, когда рано по утрам к нам начала иногда ломиться миграционная служба — они искали нелегальных мигрантов. Естественно, у нас таких не было в квартире.

— Чего вам не хватает, по чему вы скучаете?

— По прогулкам с собакой. У нас была крупная собака — русский черный терьер, — благодаря ей я чувствовал себя уверенно и абсолютно спокойно ходил по всем проходным дворам Петроградской стороны.

Мы тогда исходили всю Петроградскую сторону — от Петропавловки до Малого Проспекта, Петровского острова и так далее.

Еще мы частенько выбирались на крышу, но трезвые — пьяным туда было совсем не выйти, настолько крутая крыша была. Можно было сидеть на самом верху и смотреть на город. В хорошую погоду, когда ветром из центра сдувало всю пыль, можно было увидеть Купчино. Было видно и гостиницу Прибалтийскую, и телебашню, и другие доминанты.

— Кто вы? Чем вы занимаетесь?

— Я окончил физфак СПбГУ в начале 1980-х — тогда еще существовала такая страшная штука как распределение, но я удачно попал в академический институт, и у меня не было потребности его менять. У меня было много интересов, никогда не было меньше двух работ — я всё время что-то с чем-то совмещал, только в последние 12 лет такая потребность отпала.

Поскольку я не первый физик в своей семье, я смотрел на близких и понимал, что не хочу работать на промышленно-оборонный комплекс. И я, например, очень благодарен Соросу — он в 1990-е давал много денег российским ученым, только чтобы они продолжали свои разработки в России.

А последние 12 лет я работаю в международном проекте — ИТЭР.

— Когда вы уехали из дома Басевича?

— В 2008 году государство затеяло с нами обмен на не очень выгодных для нас условиях. Мы тогда уже приватизировали квартиру и хотели поменять ее на две разных, но нам доходчиво объяснили, что рыночная стоимость нашей квартиры никого не интересует. Поэтому нам пришлось идти обходными путями и стоило это гораздо больше бутылки коньяка, но подробностей, я, опять же, не знаю.

В марте 2009 года мы уехали на конец Оптиков и Богатырского проспекта.

— Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит с домом?

— Давайте так. Басевич — не архитектор, а инженер Витебского вокзала. В доме были применены какие-то интересные технологии, например стальные балки с деревянным заполнением, приличные потолки, потому что в домах-современниках, там где балки, появлялись от них полосы.

Конечно, сейчас не такие ужасные условия, как в 1980–90-х годах. Раньше были такие автобусы «Икарус» — а это были хорошие автобусы — когда они отходили от остановки, нам во дворы затягивало через арку дизельный выхлоп. Форточки можно было открывать только ночью, освещение в квартирах тоже ужасное.

Дом Басевича — он сам в себе, он улей. Совершенно бессмысленно пытаться его спасти. Это был обычный доходный дом, который строился, чтобы упаковать как можно больше людей в ограниченном пространстве участка. Я не понимаю, чего его так защищают, не понимаю, чего бороться за этот дом: лепнины, каминов, витражей я не помню, планировка — коридорная, ужасная. Это не Фонтанный дом же!

Что еще почитать:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
«Работа ведется ежедневно». «Роскомсвобода» — о том, как в России пытаются заблокировать протоколы VPN и как обезопасить себя
Журналиста Александра Невзорова заочно приговорили к 8 годам колонии за «фейки» об обстреле больницы в Мариуполе
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.