5 ноября 2021

«Нас наказывают за то, что мы хотели учиться». Студентка актерской кафедры СПбГУП — о конфликте с руководством вуза и отчислении однокурсников

Руководство Университета профсоюзов расформировывает актерскую группу третьего курса факультета искусств и отчисляет ее студентов «в персональном порядке». Это результат многомесячного конфликта. Студенты ходили на неофициальные занятия с преподавателями Валентином и Марией Левицкими и оплачивали аренду помещений. В вузе считают это взяткой. Преподавателей уволили, а студентов просили подписать заявление с просьбой вернуть университету переданные Левицкому деньги — студенты отказались.

На встрече с руководством одна из студенток упала в обморок. Вуз назвал это инсценировкой и развесил в помещениях плакаты со статьей, где обморок называли «плохой актерской игрой». В конце октября студентов решили отчислить, сравнив с «представителями подростковой криминальной группировки», «людьми, находящимися под влиянием некоего деструктивного культа», и «зомби».

Всего в группе было около 30 студентов, двоих уже отчислили. «Бумага» поговорила с одной из студенток, которая пожелала остаться анонимной. Она рассказала, как учащиеся реагируют на обвинения вуза и почему вступились за преподавателей, несмотря на давление.

— 31 октября было заседание, на котором ученый совет СПбГУП решил расформировать актерскую группу и в персональном порядке отчислить студентов. Вы были на этом заседании?

— Заседание проходило без студентов, там была только комиссия. Но в октябре я была на встрече с комиссией. В конце сентября была ситуация с обмороком, мы начали жаловаться, потому что нас не устраивала сложившаяся ситуация, затем нас начали отстранять от учебы, создали комиссию, и на нее мы приходили индивидуально. Сидит один бедный студент и пытается объяснить, что «всё не так, как вы думаете».

— Как проходила комиссия?

— Нам звонят и говорят: так и так, будет заседание комиссии, приходите. Мне позвонили за час до начала. Я успела. Меня просили оставить телефон вне стен комиссии. У тех, кого вызывали первыми, не просили, но в какой-то момент так решили.

Мы заходим, нам задают вопросы, якобы чтобы определить «степень причастности» к происшедшему. Мне говорили, что я по-хамски себя вела с преподавателями, когда нам приносили приказ о созыве комиссии. Потом пытались выяснить мое отношение к якобы даче денег преподавателям. «Вы вступили в денежные отношения с Левицким». Я отвечаю: я давала деньги на аренду помещения, я снимала помещение через Левицкого. «Нет, вы вступили с ним в денежные отношения». Отвечаю: нет, не вступала. «Ваши родители вступили!» Они пытались получить определенные ответы в определенном формате, их наше мнение не интересовало. Нужных формулировок они ни от кого не добились.

— После обморока вашей однокурсницы в университете развесили плакаты со статьей, в которой обморок называли фейком и «плохой актерской игрой». Такой же позиции официально придерживается руководство вуза. Как вы и ваши однокурсники всё это восприняли?

— Они не только развешивали плакаты, а еще и раздавали листовки. Никогда не забуду лицо моего однокурсника, когда он это увидел, там столько было эмоций: и шок, и разочарование в людях… Мы смотрели на эти листовки и не знали, как реагировать.

У этих людей как будто вообще нет никаких моральных принципов. Девчонка упала в обморок, ее довели до истерики, она потом на больничном лежала, от каждого звонка вздрагивала, спать не могла. А ее мучают и печатают, что ничего не было. Это было очень обидно.

Ребята других направлений в открытую ржали над этими листовками. Они на нашей стороне, была крутая поддержка. Были студентки, которые пачками брали эти листовки и выкидывали их. 

Всем нас жалко, но никто не знает, как помочь. Мы в какой-то момент были в состоянии «нестояния», мы не знали, ни как учиться, ни как жить. Сейчас уже как-то свыклись: будь что будет.

— У нас в комментариях под новостями об Университете профсоюзов регулярно спрашивают, зачем туда вообще поступать — были и другие скандалы. Для вас поведение руководства вуза было неожиданностью?

— Для меня было ожидаемо, так как у меня даже при поступлении были сложности. Но я решила поступать, так как это бюджет и актерская кафедра была очень хорошей. Сейчас там вообще почти никого нет, только восхитительная преподавательница по вокалу. Кто-то шел, чтобы просто хоть куда-то [поступить], кто-то шел на хорошую кафедру. Но всё же, что выльется в такой абсурд — даже я не ожидала.

Каждый актерский курс благодаря своему мастеру берет одно жанровое направление. Мы на втором курсе поняли, что случайно взяли абсурдистское направление. Но что-то мы не ожидали, что абсурд выльется в реальную жизнь. В какой-то момент все перестали воспринимать реальность как реальность. Для всех это теперь очень странная шутка.

— Вы сейчас поддерживаете какую-то связь с Левицкими?

— Какой-то суперблизкой связи нет. В инстаграме подписаны друг на друга, иногда на сторис отвечаем, кто-то из ребят время от времени им пишет. Это были наши преподаватели, уважение к ним остается.

— Почему, несмотря на всё давление руководства вуза, студенты вступились за Левицких и не стали подписывать никакие заявления на них?

— Мы встали на сторону Левицкого, потому что на его стороне правда. Он не брал деньги себе, он еще и из своего кармана платил за аренду. Мы не нарушали никаких законов — мы просто хотели учиться. И ощущение такое, что нас наказывают за это.

У нас не было мысли вступиться за Левицкого, у нас была мысль не стать соучастниками морального преступления. Если бы мы подписали бумаги, что требуем денег, — это же была бы ложь. Мы ничего не требуем, мы знаем, куда шли деньги, у нас есть на руках все документы. Нас заставляли подписать бумажку, которая, как мы считаем, могла привести к уголовному делу в отношении ни в чем не повинного человека. Мы не хотели быть участниками этого.

— Как родители относятся ко всей этой ситуации?

— Возмущены до глубины души. Они знают, что мы делали, какой ценой люди добиваются профессии актера, что мы трудолюбивые. Вдруг приходит администрация и говорит: всё, вы больше не актеры, теперь вы сектанты — уходите. Конечно, им обидно за своих детей. Они тоже пытаются с этим бороться.

У нас двух студентов уже отчислили. Одного мальчика и потом еще одну девочку. Причем девчонка была старостой. Она всех организовывала, работала на всех фронтах. Ее отец серьезно зол и сейчас ищет способы разобраться в ситуации.

Изначально был 31 студент. Двое отчисленных продолжают бороться вместе с нами. В борьбу не вступила только одна девочка, потому что ей запретили родители. Мы не можем ее осуждать: она вообще в этой истории случайно оказалась и не ходила с нами заниматься, так как была в своем родном городе.

— Ученый совет заявил, что будет всех отчислять в «персональном порядке». Что происходит по факту? Как сейчас строится коммуникация с вузом? И как выглядят ближайшие перспективы?

— Вообще никак. Сейчас ничего не происходит. У нас часть ребят собралась перевестись в другой вуз. Для этого надо забрать документы из деканата. И почему-то деканат их игнорирует. Сначала не отвечали, сейчас переносят сроки, просят дополнительные документы. Из-за ограничений против коронавируса никто не понимает, как попасть в вуз.

Если я правильно понимаю, никто не хочет оставаться — даже те, у кого нет возможности куда-то перевестись, кто-то уже решил, что лучше армия, чем вот это вот.

— Есть намерение судиться с вузом?

— Думаю, что да. Они перегибают. Ладно обвинить в чем-то внутри вуза и начать расследование. Но в официальных документах называть нас «сектантами», «зомби», «ОПГ»… Нас назвали «преступной группировкой». Это уже просто оскорбление. Так что, скорее всего, это дойдет до суда. Но я не могу быть уверена, не могу отвечать за всех.

Мы отправляли жалобы в пять инстанций. Рособрнадзор сказал: «Не наши полномочия» — и указал статьи, по которым можно обратиться в прокуратуру. Прокуратура передала в МВД, МВД — в Следственный комитет.

Хочется сказать: «Помогите!» У нас уже нет сил с этим бороться. Мы очень просим у всех вокруг помощи, не знаем, что со всем этим делать, и надеемся на справедливость.

Что еще почитать:

  • Подробнее о том, с чего начался конфликт между руководством СПбГУП и студентами актерской кафедры.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.