5 июня 2017

Почему в Петербурге закрашивают граффити с Цоем и Бодровым и как коммунальщики оттягивают уничтожение портретов

Портал «Наш Санкт-Петербург», где любой может пожаловаться на грязь в парадной или попросить закрасить граффити, работает уже три года. Коммунальные службы обязаны выполнять просьбы, что нередко приводит к скандалам: например, чиновники вместо реального ремонта правят снимки в «Фотошопе» и стирают любимые рисунки горожан.

Сотрудник организации, которая контролирует исполнение жалоб на портале, анонимно рассказал «Бумаге», часто ли чиновники оттягивают выполнение просьб, как Смольный наказывает их за плохую работу, почему никто не хочет закрашивать популярные граффити и какие известные портреты в городе исчезнут следующими.

— В мае закрасили портрет Виктора Цоя на стене бомбоубежища у клуба «Тоннель». Вам известно, кто и почему это сделал?

— Рисунок убрал комитет по законности. Странно, люди не сразу поняли, что Цоя закрасили по жалобе с портала: всё, что касается граффити и подобных вещей, делается теперь через сайт.

На Цоя подали заявку на портале 4 января. Было долгое перенаправление между организациями и учреждениями: не могли понять, к какой инстанции относится бомбоубежище. А от того, к какому комитету или жилищной организации относится постройка, зависит, кто будет закрашивать рисунок. Да и, как я понимаю, портрет Цоя никто не хотел убирать.

В итоге 27 апреля разобрались, что здание закреплено за комитетом по вопросам законности. Они париться не стали и просто его убрали.

Портрет Цоя нарисовали в 2012 году к 50-летию музыканта. Его автор — петербургская граффити-художница Юлия Волчкова. Фото: modelena_moon

— Каков вообще механизм выполнения жалоб с портала «Наш Санкт-Петербург»?

— Допустим, человек сообщил на портале о листовке на столбе. Задаче выставляется фиксированный срок решения. На объявление выделено, допустим, семь дней. Если проблема серьезная — например, провал на дороге — на ее решение отпускается больше времени.

Далее, просто так никто ничего убирать не будет, сначала нужно выяснить, чей это столб: какой организации, службы, комитета. Если никто ничего про этот столб не знает, администрация обращается в комитет имущественных отношений. Потом уже приходит человек, исправляет всё и фотографирует результат.

Выполнение заданий проверяет служба модераторов — посредник между нами и пользователями. Там выясняют, насколько хорошо и честно выполнена просьба.

— Часто проблемы, о которых сообщают петербуржцы, не решаются на самом деле, а результаты подделываются в фотошопе. Почему это происходит?

— Контролеры понимают, что вся проблема в сроках. И когда столб закрашивают «баллончиком» в «Пейнте» — это не потому, что люди идиоты и не хотят ехать туда столб очищать. А потому, что, скорее всего, не умеют пользоваться функцией «Промежуточный ответ». Если причина для переноса сроков уважительная, модераторы всё согласуют и перенесут еще на две недели, за которые можно успеть всё сделать.

Зачем всё закрашивать в фотошопе, я не понимаю. Это идиотизм. Ну и людей, которые так делают, вероятно, уже уволили. Мы с коллективом очень смеялись над этими случаями.

Вообще, модераторы не всегда способны определить фотошоп: они не ездят на место проверять качество выполнения задачи. И если снимок сделан с правильного ракурса, то они не имеют права ничего безосновательно отклонить.

— Часто ли чиновники оттягивают выполнение задач? Например, в случае с граффити?

— Если кто-то нарисовал на стене тег, его быстро закрасят. А вот с красивыми граффити начинается канитель: никто не хочет от них избавляться. Все понимают, что это нормальные рисунки, и начинают думать, что же можно сделать, чтобы их не убирать.

Сначала организация или администрация района посылает запрос в КГА, пытаясь узнать, санкционированное граффити или нет. Это оттягивание. Комитет отвечает, например, три недели. Естественно, оказывается, что граффити не согласовано. У нас в городе вроде ни одного санкционированного граффити нет. Тогда КГА предлагает согласовать.

Ответственные за закраску размещают промежуточный ответ о том, что пытаются согласовать рисунок с КГА. Я заметил, что сроки ответов стараются сдвигать к агротехническому периоду, который длится с октября по апрель: в это время красить ничего нельзя.

Но проблему-то нужно всё равно решить, а переносить задачу постоянно не получится. Помимо модераторов есть еще организация при губернаторе — контрольное управление. Она как раз занимается сложными случаями и проблемами, которые перенесли на длительный срок. Они просто не согласуют попытку отсрочки.

Конечно, мы против того, чтобы убирать граффити вроде того, что находится на Синопской набережной (портрет прапорщика Задова художников объединения HoodGraff — прим. «Бумаги»). Портрет человека, который имеет отношение к городу, лучше, чем просто голая стена трансформаторной будки желтого цвета.

Еще один прием: чиновники начинают выяснять, жилое ли здание, где есть граффити. Тогда запрос отправляют в ГКУ ЖА (жилищные агентства). Они признают, что здание нежилое, и снова отправляют всё в администрацию, а те — в КГА.

— Почему не согласовывают рисунки?

— Точно сказать не могу. Согласование происходит на уровне главы администрации города или замглавы. Никто из служащих более мелкого ранга не хочет за это браться: не находят возможности согласовать рисунки, а может, и не всё можно согласовать. Я не знаю, как устроена эта схема.

Согласовать могут, если рисунок значимый. Например, портрет Моторолы уже согласуется на уровне вице-губернатора. Потому что это небезразличный для нашей страны персонаж в силу политической ситуации. Нельзя его просто так взять и закрасить. Не знаю, согласуют его в итоге или нет. Но держатель здания, где нарисовано граффити, может просто взять и стереть его. И ничего ему за это не будет, если оно не согласовано.

В октябре 2016 года в Петербурге появилось граффити с портретом убитого командира ДНР Арсена Павлова (Моторолы). Фото: «Вечерний Металлострой»

— Какие граффити могут закрасить в ближайшее время?

Портреты Бодрова и Дурова. Заявление на Бодрова было подано в октябре — 3 июля его должны закрасить. И не факт, что будут оттягивать, скорее всего, уберут.

С Дуровым то же самое. Должны закрасить в июле, разница между заявками всего два дня. Но я не вижу отметки о том, что эти рисунки пытались согласовать. Моторолу пытаются, Дурова — нет. Скорее всего, мы останемся без его портрета.

— А есть ли какие-нибудь лазейки с портретами Дурова и Бодрова? Могут ли чиновники как-то отложить уничтожение?

— Да, если, например, администрация Центрального района все-таки отправит запрос в КГА на согласование. И там попросят еще три месяца на решение проблемы. Если скажут, что решение не принято, то отправят заявку обратно в администрацию района, а те, возможно, снова оттянут всё до апреля. Но, скорее всего, закрасят.

— А как к закрашиванию граффити относится служба модерации портала?

— Думаю, они тоже против, но не могут ничего сделать: закон есть закон. Есть категория «несанкционированные граффити», и мы должны либо закрасить их, либо объяснить, почему не закрашиваем. И если откажемся убирать рисунок, а модераторы нас поддержат, это просто незаконно.

— Как наказывают за невыполнение просьб горожан?

— Есть раздел статистики, где показано, какой процент обращений выполнила каждая организация и предприятие в сфере ЖКХ. Насколько я помню, в прошлом году шесть-семь организаций плохо выполнили план и набрали примерно 60–70 %. Вице-губернатор направил что-то вроде депеши губернатору с просьбой применить меры и уволить за низкие показатели. И губернатор согласовал. Потом просто набрали новых людей.

Но тогда еще не все до конца понимали, как работать с порталом, сейчас такого уже нет. Бывает, лишают премий. Мне рассказывали, что в одном из комитетов за нерешенные проблемы премий лишают всех, начиная с председателя.

Кажется, что «Наш Санкт-Петербург» — это просто какой-то портал, но внимание к нему очень пристальное, потому что он создан по инициативе губернатора.

— А кто чаще жалуется? Есть какие-то группы инициативных граждан?

— В основном это обычные люди, которые видят сломанный поребрик или ларек с шавермой рядом с их остановкой. Но мне кажется, что самые инициативные — те, кто подает больше всех заявлений, бывает, по 10 тысяч, — фотографируют вообще всё и работают по районам.

Я слышал, что есть люди, которые делают снимки всех дорожных указателей с прилепленной на них рекламой. Насколько понимаю, несанкционированные листовки — самая популярная проблема на нашем портале, поэтому комитет по печати и рекламе пашет больше всех. Им за неделю может прийти тысячи две таких запросов.

Вообще, такая система позволяет людям докапываться до всего. Кроме того, на сайте есть рейтинг: если ты набираешь определенное количество жалоб, то становишься народным контролером и можешь комментировать другие проблемы. Видимо, люди так пытаются поднять чувство собственного величия, я тут единственную логику вижу.

Доходит до идиотизма. Вот висит у тебя перед глазами бумажка или визитка воткнута в столб, ты можешь ее сам убрать, сделать город чище. Но нет, лучше направить жалобу. В итоге на место приезжает бригада на машине, снимает эту визитку, фотографирует. Люди не понимают, что сами могут участвовать в благоустройстве города, они предпочитают нагружать государственные органы, бюджеты которых небезграничны. Идея портала — отличная, но создатели не подумали, кто даст денег на его работу. Если человек отправит фотографии ста столбов, покосившихся козырьков домов, кто всё это будет исправлять? Это же деньги.

— Увеличивается ли число жалоб на портале?

— Да, количество заявлений растет в геометрической прогрессии. За несколько месяцев подано столько же заявлений, сколько за весь предыдущий год.

Где-то в феврале-январе начался дикий рост, когда в метро появилась наша реклама. А денег нет. И времени. Людям только кажется, что организации ничего не делают. Горожане относятся пренебрежительно. У нас в принципе к чиновникам такое отношение.

Есть подозрение, что рост связан и с заказом администрации. Там чиновники никакие работы сами не выполняют, а направляют их в другие службы. Возможно, они договариваются с жителями, чтобы те фиксировали какие-то нарушения. Может, кто-то из авторов обращений сам работает в администрации. Ведь регулярно составляются рейтинги самых благоустроенных и чистых районов. Приятно быть в числе первых.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.