27 декабря 2021

«Моя отдушина — рыбалка». Большое интервью одной из самых популярных порноактрис России — петербурженки Luxury Girl

В 2021 году петербурженка Полина, известная под псевдонимом Luxury Girl, заняла второе место по популярности в России на Pornhub и третье место в рейтинге порноактрис-любительниц. Карьеру она начала четыре года назад вместе со своим молодым человеком — с ним же она снимается до сих пор.

В своем первом русскоязычном интервью Luxury Girl рассказала «Бумаге», как попала в порно, как съемки отразились на ее восприятии тела и на отношениях с партнером, что она думает о проблемах индустрии и сколько зарабатывает.

Luxury Girl

О первой съемке, популярности, хобби и своем бизнесе

— Как вы попали в порноиндустрию?

— Всё началось достаточно просто. Примерно в конце 2017 — начале 2018 года я и мой молодой человек проводили вместе романтический вечер. Мы разговаривали про ютьюб, а потом задались вопросом: а есть ли такая же платформа, только с порно? В тот момент мы не знали, что существует Pornhub. Начали искать в интернете — поняли, что она есть. Нас это заинтересовало. Прочитали, как она работает, и решили — почему бы и нет?

Это решение было также связано с некоторыми финансовыми трудностями в тот период нашей жизни, но я не хочу о них рассказывать подробно. Мы взвесили все за и против, так как уже не маленькие и не вчера вышли в жизнь. Обсудив, пришли к мысли, что для нас это не станет проблемой — даже если наши родственники будут против.

В общем, взяли бутылку, примотали к ней телефон с фонариком с помощью скотча, а еще одним смартфоном начали съемку. Я создала образ а-ля секретарша с рубашкой и юбкой. Треш, короче. Это видео до сих пор на нашем канале. Мы сейчас смотрим его с высоты нашего опыта — и, честно говоря, смешно.

Потом сняли еще одно видео и тоже выложили его на своем канале на Pornhub. И как-то так вышло, что спустя три недели мы попали в топы России, Европы и Америки.

Мне начали писать знакомые из прошлой жизни, даже из школы. Потом писали моему парню в соцсетях, спрашивали: а ты знаешь, чем занимается твоя девушка? Он говорил, что знает, и объяснял, что мы делаем это вместе.

В конечном счете главной причиной, почему мы начали этим заниматься, был заработок. Многие пытаются романтизировать эту деятельность, объяснить это желанием заниматься творчеством. Но на самом деле все идут в эту сферу, чтобы заработать.

— Когда вы поняли, что стали популярной?

— Первый раз я это поняла год назад, когда ко мне приезжала моя подруга. Мы пили вино, смотрели «Евровидение», а потом решили пойти в клуб в каком-то спальном районе. Там я поняла, что для таких мест мне нужен охранник: негатива не было, но ко мне просто постоянно кто-то подходил, жал руку, девушки фотографировали со мной своих парней. Даже моя подруга сказала, что не думала, что всё настолько серьезно. Я сама не ожидала, так как не часто появляюсь в общественных местах.

Буквально пару месяцев назад в одном из петербургских баров прошла офлайн-встреча моего фан-клуба. Разумеется, 18+. Пришло порядка 50–60 человек. К тому же в Дубае узнавали. Однажды я покупала духи в дьюти-фри, и тут один продавец начинает через весь магазин кричать другому: «Это же Luxury Girl!» А потом поворачивается к женщине в парандже и начинает объяснять, кто я.

Я спокойно отношусь к таким ситуациям, так как с детства мечтала стать актрисой, хотела быть популярной. Поэтому, наверное, мое эго радуется подобным историям. Вот оно: хотела — получила.

— Как появился ваш псевдоним — Luxury Girl?

— Очень просто. Нам не хотелось придумывать какое-то имя. Однажды мы просто обсуждали это и мой партнер предложил: «А может быть, Luxury Girl?» Я подумала: а чем я не «лакшери»? Так и появился псевдоним.

— Чем вы занимались до того, как попали в порноиндустрию?

— По образованию я режиссер театрализованных представлений и праздников, закончила Университет культуры и искусств. После вуза примерно шесть лет работала в сфере ивентов. В тот момент, когда мы создали канал на Pornhub, я уже оставила ту работу, мне хотелось какого-то развития. Потом было много разных событий, которые привели нас к финансовым трудностям, а затем в порноиндустрию.

Но перед этим у нас была еще одна интересная страничка в жизни: мы продавали веники для бани. У нас был свой интернет-магазин, на трассе тоже приходилось вести торговлю. Мы серьезно хотели построить банную империю. У нас до сих пор где-то осталась группа во «ВКонтакте» с рабочими телефонами, поэтому периодически поступают звонки от потенциальных заказчиков, хотя прошло уже четыре года [с тех пор, как мы оставили этот бизнес]. Мой молодой человек в те годы параллельно занимался развитием нового направления, связанного с ремонтом. Когда мы стали заниматься каналом на Pornhub, всё это отодвинули в сторону, так как поняли, что нужно сконцентрироваться на этой истории, потому что она более прибыльная.

До сих пор у меня осталась отдушина — рыбалка. У нас с моим молодым человеком есть катер, на котором в летнее время мы ездим рыбачить в разные города России и Европы. В этом году мы участвовали в рыболовном турнире «Окский трофей» и среди 45 экипажей заняли четвертое место. Мужчины, которые принимали участие в этом мероприятии, конечно, прифигели и не понимали, зачем я туда приехала. В итоге, когда мы показали хороший результат, обогнав топовых рыбаков, их мнение поменялось. После этого соревнования я получила официальное звание рыболова-спортсмена.

Фото предоставлено героиней интервью 

Еще я люблю петь. У меня даже записан один трек, но я пока не выложила его в соцсети. Не знаю, чего жду. Хочется снять клип, но он, конечно, будет уступать тем, что снимают наши звезды, потому что бюджет не тот. Может быть, когда это произойдет, я опубликую всё вместе. Мне нравится это направление и хочется развиваться в эту сторону.

— Чем сейчас еще занимаетесь помимо порно?

— У меня есть бизнес, который я веду вместе со своим партнером. Во-первых, это модельное агентство, которое занимается связующей деятельностью: то есть мы ищем моделей под определенный проект — в нашем случае для какой-либо зарубежной компании, как правило, американской. Например, Brazzers, Reality Kings и другие. Мы находим модель, рассказываем ей о проекте и связываем ее с заказчиком, а затем получаем свое вознаграждение как посредники.

Второе направление нашего бизнеса — это студия видеопродакшена полного цикла. В этом случае к нам обращаются компании с запросом на производство определенного контента, допустим, съемки классического сюжета boy-girl-sex. Мы подбираем моделей, пишем сценарий и снимаем фильм.

Наша компания является одной из самых больших среди ведущих деятельность в этой сфере во всей Прибалтике. Наше уникальное торговое предложение заключается в том, что мы работаем именно с американскими заказчиками.

Также стоит сказать, что в нашем бизнесе всего 20 % занимает посредническая работа, а остальное связано с видеопродакшеном, где мы создаем контент под заказ. Уже три года мы снимаем исключительно в Европе.

Параллельно мы занимаемся разработкой своего ютьюб-канала, где планируем размещать развлекательно-познавательный контент, ориентированный на мужскую аудиторию. Ну и я планирую развивать лайфстайл-блоги.

— Вы чувствуете ответственность за девушек, которые работают в вашем модельном агентстве? И рекрутируете ли вы новых девушек для съемок в порно?

— Мое агентство не подразумевает эксклюзивных договоров с моделями. У меня есть крупные проекты с американскими студиями, для которых мы снимаем контент. Соответственно, с моделями мы сотрудничаем только по ним. Они [модели] нам никак не принадлежат, это свободные девушки, которые имеют право работать с тем, с кем захотят.

По поводу новых девушек для съемок — мы этим не занимаемся, я сотрудничаю только с теми, кто уже имеет имя в порно. Никаких новых лиц, которые до этого никогда не были связаны с индустрией, мы в эту сферу не вовлекаем.

Когда ко мне приходит девушка и говорит, что хочет сниматься в порно, я говорю, что, если есть возможность выбрать другой путь, лучше выбрать его. Потому что не каждая способна справиться с хейтом, который на нее может обрушиться, с популярностью, с негативом со стороны друзей и родственников. Все ситуации разные, и, если у меня всё прошло гладко, это не значит, что у кого-то будет так же.

Я за легальный бизнес и за то, чтобы модели сами выбирали фирмы, с которыми хотят работать.

Об отношении к телу, объективации женщин и о влиянии порно на жизнь

— Изменилось ли ваше отношение к своему телу из-за съемок в порно? Возникали ли психологические проблемы?

— Когда мы начинали снимать, у меня уже была красивая фигура. Я, в принципе, всегда — и тогда, и сейчас — себя любила. Мне это привили с детства, говоря, что я самая лучшая. Поэтому с самооценкой у меня всё в порядке.

Но работа в этой сфере позволила подкорректировать какие-то недостатки. Я сделала себе грудь, поскольку она была не очень большого размера, а также подкорректировала тело. Я не считаю, что это плохо, потому что, если есть возможность, почему бы и нет? Ведь не всё можно исправить в спортзале.

Хочу уточнить про пластическую хирургию: я делала операцию для себя, а не для того, чтобы аудитория как-то оценила эти изменения.

У меня не было и нет психологических проблем, связанных с работой в порноиндустрии, потому что я человек открытых взглядов и ничего не делаю против своей воли.

— Что вы думаете о стандартах красоты в порно?

— В порно, как мне кажется, их нет. Если посмотреть на моделей, которые ведут каналы на Pornhub, — они абсолютно разные по внешности. Это говорит о том, что у аудитории разные вкусы. Например, на первом месте в мире по просмотрам на Pornhub девушка с большими формами. Или, допустим, Eva Elfie — профессиональная актриса, которая сейчас третья в мире по просмотрам. У нее тоже своеобразная внешность, но при этом много поклонников. В общем, чем разнообразнее, тем даже лучше.

— Менялось ли ваше отношение к порно?

— Отношение к порно, конечно, изменилось, потому что, когда мы этим занялись, пришлось постоянно пересматривать кучу контента, чтобы понимать, что в тренде. Потом ходили перевозбужденными. Сейчас уже выработался иммунитет, но мы всё равно не можем посмотреть порно, чтобы развлечься. Ты смотришь и всё время думаешь: «А как они это снимали, а я бы сняла по-другому». Наверное, это профдеформация.

— Как вы относитесь к объективации женщин в порнографии?

— Я с этим не очень согласна, если честно. Во-первых, многие актрисы сами идут в эту сферу, никто не заставляет их сниматься в порно. Во-вторых, и мужчины снимаются в фильмах для взрослых. Почему в этом случае никто не говорит, что мы объективизируем сексуальных мужчин? Как-то это нечестно.

Понятно, что это клишированное мнение общества. Но если подумать, то и Victoria’s Secret со своим бельем тоже объективизирует женщину в сексуальном плане. Если начать придираться, можно придраться ко многим сферам жизни.

А вообще, все занимаются сексом. Просто кто-то показывает это на камеру. Мы же не говорим, находясь в постели с женщиной или мужчиной, что мы объективизируем ее или его. В общем, такая тема, немного непонятная для меня.

— Как, на ваш взгляд, тенденции в порно отражаются на реальной сексуальной жизни людей? И наоборот: как современная повестка влияет на порно?

— Мне кажется, что в последнее время обсуждать секс и смотреть порно стало нормальным. Если раньше, лет семь назад, это было зазорным, никто об этом не говорил, сейчас люди более открыты к этим темам. Наверное, в том числе распространение порно дало людям возможность общаться на тему секса.

Может быть, пары, посмотрев такие видео, стали реализовывать какие-то собственные фетиши или пробовать новые позы. Хотя большинство из поз, надо признать, в реальной жизни крайне сложно выполнимы — это трудно физически. Да и вообще, порнография — это все-таки художественное кино, которое снято по сценарию, профессиональным оператором и с последующим монтажом. Тем не менее благодаря этой картинке люди могут узнать что-то новое и почерпнуть нужное для себя.

Порноиндустрия — это бизнес, поэтому тенденции диктует рынок. Если 8–10 лет назад от общества был запрос на хардкор-порно, то сейчас популярен софт — более естественное порно. В том числе это является причиной популярности любительского порно, так как оно более естественно. Также очень популярен косплей, потому что в мире развивается гейминг-индустрия — и от игроманов и любителей фэнтези идет запрос на такое порно.

Я не согласна с тем, что феминистки как-то влияют на рынок порноиндустрии. Если посмотреть на западную риторику феминистского общества, то мы увидим, что основной посыл феминистского движения в Европе и США нацелен на то, что порно представляет большой вред для женщин, так как женщины, которые снимаются в этих фильмах, являются жертвами. Повторюсь: никак не могу с этим согласиться, так как все мои знакомые (и я в том числе) пришли в этот бизнес по собственному желанию. И равноправие полов в индустрии никак не нарушается (если мы говорим о профессиональных и легальных студиях).

Фото предоставлено героиней интервью

Об отношениях с партнером, о сексе и хейтерах

— Как работа в порноиндустрии повлияла на ваши отношения с партнером?

— В наших сексуальных отношениях с молодым человеком ничего не поменялось. Мы не столкнулись ни с какими трудностями, потому что делаем одно дело и нацелены на результат.

Мы разграничиваем личную жизнь и работу. Мое отношение к сексу на камеру — это работа и творчество, реализация сценарных и режиссерских идей. Секс в личной жизни — это секс в личной жизни. Он имеет абсолютно другой характер, другие эмоциональные краски, он намного интимнее.

Конечно, бывали моменты, когда мы [с партнером] ругались из-за съемок. Многие ролики из-за этого остались без финала. У нас же нет режиссера, который мог бы контролировать все процессы. Сейчас такого уже не бывает, потому что мы научились прислушиваться друг к другу, чувствовать настроение.

— Вы всегда снимаете ролики вдвоем?

— Да. Я никогда не снимала и не планирую снимать ролики ни с кем, кроме своего партнера. Правда, было пару видео с моей подругой, тоже известной моделью — Solazola, но это единичный случай.

В общем, мужчина в моих роликах всегда один и тот же. Это принципиальная позиция для меня и для него. Мы не готовы заниматься этим с другими партнерами, нам это не интересно.

— Как ваша семья относится к этой работе?

— Я не люблю этот вопрос. Мне постоянно задают его в директе. На всё это я отвечаю так: «Ребят, камон, мне 28 лет». Я взрослый человек и могу сама принимать решения. Мои родители могут только поддержать мой выбор, что, собственно, они и сделали. Для них главное, чтобы я была здорова.

Я же не делаю ничего криминального — так я успокаивала себя вначале, когда впервые стало прилетать много хейта. А потом я подумала, что мой контент не учит ничему плохому, это не что-то запрещенное с насилием и БДСМ. Мои ролики предназначены для того, чтобы расслабиться.

Если бы мои дети этим занимались, я бы не стала давить. Я считаю, что задача родителей — любить и оберегать своего ребенка.

— Как часто вы сталкиваетесь с хейтом?

— Хейтеров очень много. Честно, я в шоке от того, как много обиженных мужчин. Потому что у меня почти нет негативных комментариев от женщин. (Ладно, была парочка [комментариев от женщин], когда я снялась в клипе у Егора Крида. Тогда на меня налетели его фанатки: отстань от Егора — и всё такое. Видимо, это какая-то фанатская болезнь.)

Мужчины же пишут какие-то ужасные вещи. Мы с моим партнером сидим, читаем эти комментарии, и даже он говорит, что не понимает, как в современном мире девушке найти нормального парня, если они пишут такое. Хотя они [сообщения] меня не оскорбляют.

Когда я только завела инстаграм, посыпались комментарии, и я переживала. Потом выработался иммунитет, но я до сих пор не понимаю, откуда у людей столько ненависти. Раньше я блокировала хейтеров, но потом поняла, что, делая это, я даю им именно ту реакцию, какую они хотят получить. Я стараюсь не подогревать эти желания и чаще всего просто никак не реагирую.

Фото предоставлено героиней интервью

О съемках, заработке, легальности и завершении карьеры

— Как вы сейчас оцениваете свое место в порноиндустрии?

— Безусловно, есть рост. Я не буду скромничать, у нас очень большая аудитория. Помимо того, что наши видео есть на канале на Pornhub, они присутствуют и на других площадках, потому что их постоянно воруют. Если взять их все в совокупности, наверное, это будут миллиарды просмотров. Мне это нравится, потому что это говорит о том, что мы всё делаем правильно.

В 2020 году, помимо лучшего видео в мире на Pornhub наш канал и в частности я также получили титул лучшей модели года. А в этом году мы на третьем месте в мире по просмотрам.

— Как часто вы снимаете видео и как строится съемочный процесс?

— Первым делом придумывается идея. Фишка именно нашего канала на Pornhub в том, что мы снимаем сюжетные ролики. Например, у меня есть целый сериал из нескольких эпизодов, где присутствуют разные герои, которых играю я.

После того как закончилась разработка идеи, начинаются съемки. Мы снимаем сами. Бывает, что видео снимается за 20 минут, бывает — за сутки. Это зависит от настроения и сложности сюжета. Хотя как-то раз мы два дня снимали видео, где я играла сестер-близнецов — по дню на каждую героиню.

Когда картинка готова, к работе приступают монтажеры. Раньше мы тоже делали это [монтаж видео] самостоятельно, но потом обратились к профессионалам. После того как ролик смонтирован, мы выкладываем его на канал, предварительно придумав кликабельное название, расставив нужные хештеги и так далее. Дальше дело за малым. Видео начинает набирать просмотры и, если всё удачно складывается, вылетает в топы. Самое классное, когда твой ролик попадает в топы Америки, потому что там оплата за рекламу больше.

Раньше, до пандемии коронавируса, мы снимали больше роликов — была возможность свободно выезжать за границу. Мы путешествовали и много снимали в Европе. Последнее время я живу в Петербурге, поэтому количество видео сократилось. Если в прежние годы мы снимали примерно по восемь роликов в месяц, то теперь три-четыре. Публика это видит, они всё время пишут «Почему так мало?». Как им это объяснить? Я не снимаю в России — только когда куда-то уезжаю, а сейчас с этим сложно. Это не просто принципиальная позиция, это связано с тем, что в нашей стране это [съемка порно] запрещено.

— Как видео монетизируются?

— Принцип монетизации контента тот же, что и на ютьюбе: ты получаешь деньги за количество просмотров. Хотя раньше на Pornhub была модельная программа, которая позволяла зарабатывать больше за счет платных функций: фан-клуб, отдельные ролики, которые посетители платформы могли купить, и прочее. Сейчас ее нет, потому что был скандал с Visa и Mastercard — на какое-то время они отказались работать с платформой. Надеюсь, что в этом году ситуация разрешится. А пока, как я уже сказала, основной заработок складывается исключительно из просмотров. В среднем 1 миллион просмотров на Pornhub стоит примерно 700 долларов.

Денег, которые мы зарабатывали на Pornhub, вполне хватало, чтобы чувствовать себя комфортно. В целом с помощью платформы можно получать от 500 [долларов] до 50 тысяч долларов в месяц, а может быть, и больше. Всё зависит от того, как часто ты загружаешь новый контент и как часто он попадает в топы. Мы, общаясь с разными моделями, выяснили, что заработок разнится примерно в два раза. От чего это зависит — общего понимания нет.

— Сейчас канал на Pornhub — это ваш основной источник заработка?

— На данном этапе уже нет. Теперь это творческая отдушина. Мы продолжаем снимать видео, чтобы поддерживать рейтинг модели. Сейчас самый основной вид моей деятельности — это мое модельное агентство и продакшен.

— При этом изготовление и оборот порно в России незаконны, возможно лишение свободы до пяти лет. Вы не боитесь?

— Мой продакшен зарегистрирован в Эстонии, а наша фирма базируется в Таллине. Всё это официально.

Сейчас порноиндустрия немного не такая, какая была в 90-е и 2000-е. Это серьезная сфера: налогооблагаемая, с документооборотом. Американские заказчики не стали бы работать с компаниями, которые существуют нелегально. Это объясняет, почему многие российские продакшены работают подпольно и не сотрудничают с крупными проектами из США.

Поскольку вся наша деятельность ведется в другой стране, где это разрешено, и наши заказчики это знают, мы можем существовать легально и сотрудничать с западными компаниями.

— Что будете делать после завершения карьеры?

— Пока что я не планирую заканчивать карьеру в порноиндустрии, потому что еще есть идеи и интерес. Мне 28 лет, и я дала себе еще два года на то, чтобы сниматься в фильмах для взрослых. После 30 лет хочу уйти в продюсирование, режиссуру и полностью перейти в ютьюб, потому что мне есть что сказать.

Что еще почитать:

  • Итоги 2021 года от Pornhub: россияне любят «русское» порно, хентай и MILF. Что еще? Рассказываем по этой ссылке

Фото на обложке: Luxury Girl

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
QR-коды в Петербурге
Отменят ли в Петербурге QR-коды? Изучаем «за» и «против» смягчения ограничений
Власти Петербурга обсудят отмену QR-кодов в общественных местах, пишет «Фонтанка». Обновлено
В Петербурге — первые наказания заведений за непроверку QR-кодов
Сотрудники «Балтийского завода» без QR-кодов не попали на работу. Их отправили домой под присмотром полиции
Привитые иностранными вакцинами смогут получить российские сертификаты. Документы рассчитывают подготовить к февралю
Арт-объект в виде какашки на Марсовом поле
Автора арт-объекта в форме фекалий отпустили из полиции под обязательство о явке
Против автора пятиметровой «какашки» на Марсовом поле возбудили дело. Что об этом известно
В Петербурге задержали художника, создавшего на Марсовом поле арт-объект в форме какашки, сообщили его знакомые. Обновлено
Это пятиметровая какашка из снега на Марсовом поле. Фото арт-объекта
Главное об «омикроне» в городе
❗️ «Омикрон» выявили у 592 петербуржцев
Из-за «омикрона» в Петербурге увеличат число скорых и привлекут студентов к работе в поликлиниках. Что еще?
Главное о реакции властей на «омикрон». Работников — на удаленку, карантин сокращается, Мишустин раскритиковал Петербург
❗️ «Омикрон» стал доминирующим штаммом в Петербурге и Москве, говорят власти. Всероссийский локдаун пока не обсуждается
Беглов заявил о возможности новых ограничений из-за «вертикального подъема заболеваемости»
Уборка снега и льда
В «Водоканале Санкт‑Петербурга» сменится руководитель. Официально это не связано с темой снега
Поскользнувшейся на лестнице гипермаркета петербурженке присудили 215 тысяч рублей
«Атака на город» и «примитивный хайп». Михаил Пиотровский и вице-губернатор Пикалев — про клип Шнурова о мусоре и сугробах
Петербургская прокуратура проверяет сообщения о плохой уборке города и падениях из-за гололедицы
Петербуржец рассказал, как катался на коньках по обледенелому тротуару. Это помогло: соседние улицы посыпали песком
Коллеги «Бумаги»
Как петербуржец переехал в деревню и стал популярным сельским видеоблогером
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Что известно про «Тучков буян»
«Это будет большой полноценный парк». В Смольном опровергли информацию о создании сквера вместо парка «Тучков буян»
Петербургские активисты просят создать парки на участках, которые отвели под строительство Судебного квартала
В Петербурге построят и Судебный квартал, и «Тучков буян», заявил Песков
Парк «Тучков буян» все-таки появится в Петербурге, говорят в Смольном. Не тот, что обещали, — зато с фонтаном
Как застраивалась территория Судебного квартала — «Тучкова буяна» в 2014–2021 годах. Таймлапс
Мусорная реформа в Петербурге
«Основная проблема — нехватка транспорта». В Смольном пообещали вскоре разобраться с мусорным коллапсом
В одном из дворов в Купчине — нашествие крыс. Местные жители связывают это с мусорным коллапсом
Мусорный оператор Петербурга заявил, что отходы вовремя вывозят из 96 % баков. Горожане не согласны
На запах от полигона «Северная Самарка», который обещали закрыть власти, пожаловались жители. Росприроднадзор требует его проверить
Петербуржцы сшили платья из мусора, которым переполнены баки, — и устроили дефиле. Фото и рассказ организатора
Научпоп
Представьте, что действие фильма «Не смотрите наверх» происходит в России. Ученый придумал альтернативный сюжет
Как выращивают мясо в пробирке и сколько это стоит? Рассказывает участник фестиваля Science Bar Hopping
В Петербурге любят тушить или жарить? Ученые назвали пищевые привычки жителей города и Ленобласти
Все пишут про «новогодний парад планет». Его можно увидеть из Петербурга?
Как звучит вакцина от COVID-19 и модуль МКС? Послушайте альбом «Звуки науки»
Подкасты «Бумаги»
Как верить новостям, когда вокруг столько фейков? В этом подкасте говорим с фактчекером и создателем ИА «Панорама»
Как мы провели 2021-й? 🎄 В новогоднем подкасте рассказываем про тревоги, научный фестиваль в поезде и эспрессо-квас
Как бороться с преступностью в эпоху киберпанка? В этом подкасте слушайте про хакеров, чипы и ДНК-компьютеры
Ольга Кравцова — об ужасах съемного жилья, дачном строительстве и квартире мечты🏠
Как изучение генов помогает бороться с редкими заболеваниями и создавать вакцины? Слушайте в подкасте
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.