19 ноября 2012

Комиссионка по-европейски: бизнес-модель на продаже воздуха

«Бумага» поговорила с владельцами первых комиссионных магазинов нового формата и выяснила, как зарабатывать, продавая не товары, а места под них.
Фото: Алина Абдульманова / «Бумага»

Грим для покойников, презервативы и финская комиссионка

Несмотря на юный возраст, владелицу магазина «Море» Александру Менумерову, нельзя назвать новичком в бизнесе. Школу она окончила совсем недавно, а вот предпринимательством занимается с подросткового возраста. Саша продавала презервативы, носки и даже имела бизнес в сфере ритуальных услуг: — Мы продавали макияж для трупов, — делится она. — Я координировала визажистов с заказчиками. Мы успели выполнить только три заказа, а потом к нам пришли какие-то гробовщики-армяне и сказали: «Девочки, вам нечего здесь делать». Я очень испугалась и решила, что не особенно увлекаюсь этой темой, и свернула дела. В этой сфере крутятся огромные деньги, и она очень слабо контролируется властью.

В Скандинавии комиссионные магазины нового типа популярны так же, как у нас магазин «Продукты»

Полгода назад Саша открыла магазин «Море», который действует по принципу европейских комиссионных магазинов. Любой может арендовать там торговое место и продавать вещи. Какие и за сколько — каждый решает сам, магазин не участвует в ценообразовании и отборе товара, потому что прибыль складывается из аренды торговых площадей. То есть на первом месте стоит не продажа вещей, а продажа услуги по их реализации. Эту новую для России бизнес-модель Саша привезла из Финляндии: — Там такие магазины популярны так же, как у нас магазин «Продукты», — рассказывает она. — Это очень большое помещение, примерно в половину «Пятёрочки», в котором стоят стеллажи. Тебе дают вешалки, ценники, антикражные датчики. Здорово, что на каждом стеллаже ты можешь видеть подборку вещей определённого человека. Я пробовала и сама продавать в таких магазинах. За неделю я зарабатывала по 100–200 евро. И когда ты видишь, что не сделал ничего, чтобы эти деньги получить, а просто принёс ненужные вещи, которые пылятся у тебя в шкафу, ты понимаешь, насколько это круто.

Обороты маленького «Моря»

Торговое место в «Море» стоит 150 рублей в сутки. Помимо арендной платы взимается пятипроцентная комиссия с продаж. В подобном магазине в приграничном финском городе Лаппеэнранта при такой же комиссии аренда стеллажа стоит 39 евро в неделю (то есть в сутки придется заплатить больше 200 рублей). — Это довольно дорого, — объясняет Саша, — но у них стояла очередь на продажу вещей на месяц вперёд.

Александра Менумерова:

«Мы стали отбирать вещи и поняли, что ничем не отличаемся от комиссионки, просто наш магазин душевнее»

Маленькое «Море» — площадь магазина всего 65 квадратных метров — тоже не справляется с наплывом желающих продать ненужное, поэтому сейчас приём товаров приостановлен. Ненужную одежду и обувь можно принести только в дар: волонтёры отвезут их в детские дома и ночлежки. Видимо, из-за нехватки места, магазин «Море» немного отошёл от финской концепции и стал принимать вещи на обычную комиссию: — Вначале мы говорили, что отличаемся от комиссионки тем, что позволяем людям приносить всё что угодно. Но потом мы стали понимать, что зачастую люди приносят много хлама, иногда неадекватно оценивают что-то. В конце концов мы стали отбирать вещи и поняли, что ничем не отличаемся от комиссионки, просто наш магазин душевнее, — объясняет Саша. Месячный оборот «Моря» составляет около 150–200 тысяч рублей. Чтобы достичь большего успеха, по убеждению Саши, необходимо открывать магазин гораздо большего размера: — Сейчас открылась «Сова» на Удельной. У нас абсолютно разные категории покупателей, и мы не конкурируем друг с другом. Я поняла это, когда зашла туда и увидела детские туфельки за девять тысяч рублей. Там есть люди, которые специально закупают вещи для того, чтобы их перепродать. Они используют этот стеллаж вместо собственного магазина.

Комиссионка с размахом

«Сова», о которой говорит Саша, работает по тому же принципу, но имеет совершенно другой масштаб. Это гипермаркет площадью от 1000 квадратных метров. И если для открытия «Моря» потребовался займ в 400 тысяч рублей, то инвестиции в один магазин «Сова» превышают 10 миллионов. Всего в помещении расположено 800 торговых мест. Стоимость аренды одного места для частного лица составляет 100 рублей в день, а для компании — 200. — Весь бизнес строится на торговой наценке, — говорит Александр Слобожан, основатель гипермаркета «Сова». — А мы продаём товары по цене, которую устанавливают сами люди. Придя в обычный комиссионный магазин, человек заплатит комиссию на каждую вещь. А если он маленький частный предприниматель, ему нужно получить помещение, нанять продавца, купить кассовый аппарат и так далее. Это требует много времени и денег. У нас же он получает один квадратный метр условной площади: огромный шкаф, в который можно поместить до 100 товаров. А всё остальное мы делаем за него. «Сова» располагается на втором этаже продуктового супермаркета «Пятёрочка». И, по словам Александра, между ними заключено партнёрское соглашение: — Мы работаем как непродовольственная часть магазина. У нас заключено соглашение о том, что мы не имеем права продавать продовольственные товары, а они предоставляют нам помещение, чтобы мы дополнили их формат. Предполагается, что «Сова» превратится в сеть комиссионных гипермаркетов. В начале ноября открылся второй магазин в Петербурге. В планах Александра открыть точки в Москве и городах-миллионниках.

Александр Слобожан:

«У нас человек получает один квадратный метр условной площади: огромный шкаф, в который можно поместить до 100 товаров. А всё остальное мы делаем за него»

Европейский опыт, амбиции «Совы» и успех «Моря» показывают жизнеспособность этой бизнес-модели. Комиссия с продажи просто меняет свою форму и становится платой за реализацию. Это принцип напоминает антикафе, в которых люди платят не за кофе, а за проведённое время. Что же касается классических комиссионных магазинов, они тоже проигрывают новой модели: там владельцу необходимо заботиться о том, чтобы вещи продавались. Получается, что в эпоху гипермаркетов, мерчендайзеров и сложных наценок правило «чем проще бизнес-модель, тем лучше она работает» всё ещё актуально. Читайте другие тексты рубрики:
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.