19 ноября 2012

Комиссионка по-европейски: бизнес-модель на продаже воздуха

«Бумага» поговорила с владельцами первых комиссионных магазинов нового формата и выяснила, как зарабатывать, продавая не товары, а места под них.
Фото: Алина Абдульманова / «Бумага»

Грим для покойников, презервативы и финская комиссионка

Несмотря на юный возраст, владелицу магазина «Море» Александру Менумерову, нельзя назвать новичком в бизнесе. Школу она окончила совсем недавно, а вот предпринимательством занимается с подросткового возраста. Саша продавала презервативы, носки и даже имела бизнес в сфере ритуальных услуг: — Мы продавали макияж для трупов, — делится она. — Я координировала визажистов с заказчиками. Мы успели выполнить только три заказа, а потом к нам пришли какие-то гробовщики-армяне и сказали: «Девочки, вам нечего здесь делать». Я очень испугалась и решила, что не особенно увлекаюсь этой темой, и свернула дела. В этой сфере крутятся огромные деньги, и она очень слабо контролируется властью.

В Скандинавии комиссионные магазины нового типа популярны так же, как у нас магазин «Продукты»

Полгода назад Саша открыла магазин «Море», который действует по принципу европейских комиссионных магазинов. Любой может арендовать там торговое место и продавать вещи. Какие и за сколько — каждый решает сам, магазин не участвует в ценообразовании и отборе товара, потому что прибыль складывается из аренды торговых площадей. То есть на первом месте стоит не продажа вещей, а продажа услуги по их реализации. Эту новую для России бизнес-модель Саша привезла из Финляндии: — Там такие магазины популярны так же, как у нас магазин «Продукты», — рассказывает она. — Это очень большое помещение, примерно в половину «Пятёрочки», в котором стоят стеллажи. Тебе дают вешалки, ценники, антикражные датчики. Здорово, что на каждом стеллаже ты можешь видеть подборку вещей определённого человека. Я пробовала и сама продавать в таких магазинах. За неделю я зарабатывала по 100–200 евро. И когда ты видишь, что не сделал ничего, чтобы эти деньги получить, а просто принёс ненужные вещи, которые пылятся у тебя в шкафу, ты понимаешь, насколько это круто.

Обороты маленького «Моря»

Торговое место в «Море» стоит 150 рублей в сутки. Помимо арендной платы взимается пятипроцентная комиссия с продаж. В подобном магазине в приграничном финском городе Лаппеэнранта при такой же комиссии аренда стеллажа стоит 39 евро в неделю (то есть в сутки придется заплатить больше 200 рублей). — Это довольно дорого, — объясняет Саша, — но у них стояла очередь на продажу вещей на месяц вперёд.

Александра Менумерова:

«Мы стали отбирать вещи и поняли, что ничем не отличаемся от комиссионки, просто наш магазин душевнее»

Маленькое «Море» — площадь магазина всего 65 квадратных метров — тоже не справляется с наплывом желающих продать ненужное, поэтому сейчас приём товаров приостановлен. Ненужную одежду и обувь можно принести только в дар: волонтёры отвезут их в детские дома и ночлежки. Видимо, из-за нехватки места, магазин «Море» немного отошёл от финской концепции и стал принимать вещи на обычную комиссию: — Вначале мы говорили, что отличаемся от комиссионки тем, что позволяем людям приносить всё что угодно. Но потом мы стали понимать, что зачастую люди приносят много хлама, иногда неадекватно оценивают что-то. В конце концов мы стали отбирать вещи и поняли, что ничем не отличаемся от комиссионки, просто наш магазин душевнее, — объясняет Саша. Месячный оборот «Моря» составляет около 150–200 тысяч рублей. Чтобы достичь большего успеха, по убеждению Саши, необходимо открывать магазин гораздо большего размера: — Сейчас открылась «Сова» на Удельной. У нас абсолютно разные категории покупателей, и мы не конкурируем друг с другом. Я поняла это, когда зашла туда и увидела детские туфельки за девять тысяч рублей. Там есть люди, которые специально закупают вещи для того, чтобы их перепродать. Они используют этот стеллаж вместо собственного магазина.

Комиссионка с размахом

«Сова», о которой говорит Саша, работает по тому же принципу, но имеет совершенно другой масштаб. Это гипермаркет площадью от 1000 квадратных метров. И если для открытия «Моря» потребовался займ в 400 тысяч рублей, то инвестиции в один магазин «Сова» превышают 10 миллионов. Всего в помещении расположено 800 торговых мест. Стоимость аренды одного места для частного лица составляет 100 рублей в день, а для компании — 200. — Весь бизнес строится на торговой наценке, — говорит Александр Слобожан, основатель гипермаркета «Сова». — А мы продаём товары по цене, которую устанавливают сами люди. Придя в обычный комиссионный магазин, человек заплатит комиссию на каждую вещь. А если он маленький частный предприниматель, ему нужно получить помещение, нанять продавца, купить кассовый аппарат и так далее. Это требует много времени и денег. У нас же он получает один квадратный метр условной площади: огромный шкаф, в который можно поместить до 100 товаров. А всё остальное мы делаем за него. «Сова» располагается на втором этаже продуктового супермаркета «Пятёрочка». И, по словам Александра, между ними заключено партнёрское соглашение: — Мы работаем как непродовольственная часть магазина. У нас заключено соглашение о том, что мы не имеем права продавать продовольственные товары, а они предоставляют нам помещение, чтобы мы дополнили их формат. Предполагается, что «Сова» превратится в сеть комиссионных гипермаркетов. В начале ноября открылся второй магазин в Петербурге. В планах Александра открыть точки в Москве и городах-миллионниках.

Александр Слобожан:

«У нас человек получает один квадратный метр условной площади: огромный шкаф, в который можно поместить до 100 товаров. А всё остальное мы делаем за него»

Европейский опыт, амбиции «Совы» и успех «Моря» показывают жизнеспособность этой бизнес-модели. Комиссия с продажи просто меняет свою форму и становится платой за реализацию. Это принцип напоминает антикафе, в которых люди платят не за кофе, а за проведённое время. Что же касается классических комиссионных магазинов, они тоже проигрывают новой модели: там владельцу необходимо заботиться о том, чтобы вещи продавались. Получается, что в эпоху гипермаркетов, мерчендайзеров и сложных наценок правило «чем проще бизнес-модель, тем лучше она работает» всё ещё актуально. Читайте другие тексты рубрики:
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Вторая волна коронавируса
БДТ отменил три спектакля из-за положительных тестов на коронавирус у артистов
У петербургского бизнеса начали отзывать разрешения на работу за нарушение масочного режима
«Доктор Питер» создал онлайн-мемориал умершим во время пандемии врачам. Там уже можно прочитать истории 37 медиков
Как растет число заболевших коронавирусом в Петербурге — показываем на графике
В Петербурге из-за ситуации с коронавирусом ограничат время работы ресторанов и баров до 23:00
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
«Это как дементор: тебе не больно, а жизнь уходит». Алексей и Юлия Навальные дали двухчасовое интервью Дудю — об отравлении и выздоровлении
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Активисты высадят каштаны на площади Шевченко у «Петроградской». Акцию согласовали с властями
Закон о «наливайках»
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.