«Мне хотелось оставить прошлого себя в прошлом»: петербуржцы рассказывают, зачем поменяли имя и как это повлияло на их жизнь

Ежегодно в России тысячи людей меняют имена — по статистике Минюста, их количество постоянно растет. В 2018 году имя, фамилию или отчество поменяли 85 тысяч человек. Это на 13 % больше, чем в 2011-м. На такой шаг россияне решаются по разным причинам: многие — из-за неприятия собственного имени или желания изменить жизнь.

«Бумага» пообщалась с шестью петербуржцами и петербурженками, которые сознательно поменяли имя или фамилию, и выяснила, зачем они это сделали, какие проблемы это помогло решить и как к такому поступку отнеслись окружающие.

Михаил Врионакис

предыдущее имя — Элефтериос

— Родился я в Москве — мой отец там работал начальником на одном из предприятий. Он грек, поэтому имя и фамилия у меня при рождении были греческие — Элефтериос Врионакис. В 1990-е предприятие разорилось, и мы переехали в Петербург, поскольку здесь живут родственники по материнской линии.

Первые мысли поменять имя появились еще в школе: его было сложно произносить, писать и воспринимать. Люди практически всегда не так ставят ударение и неправильно пишут. Останавливало то, что мой отец бы не понял такой шаг.

Иллюстрации: Анна Кулакова / «Бумага»

Когда он умер, я решился на смену имени. Мне тогда было 22 года. Перед этим долго думал, обсуждал это со своей девушкой. Родственники и друзья отреагировали примерно одинаково — говорили, какое у меня шикарное редкое имя, но я считаю, что эта изюминка того не стоит.

Друзья меня называют прежним именем, точнее его сокращенным вариантом, а на работе — новым. Иногда возникает путаница, если новые друзья приходят в мою старую компанию, или на моей второй работе есть старый знакомый. Но получается очень удобно: если звонят и называют старое имя, то это кто-то из друзей, если новое — с работы.

Марс Ковалевский

предыдущее имя не называет

— Я музыкант — играю на гитаре и пою в группе «Без Имени Без Номера». Я родился в Самаре, потом переехал в Сочи, а после — в Петербург, потому что здесь намного больше возможностей для реализации.

Однажды, еще в Самаре, я проснулся с мыслью: «Почему у меня такое имя?» Тогда мне был 21 год. Я лежал и размышлял об этом, потом вышел из комнаты на кухню, и внезапно мама меня спросила: «А может, тебе имя поменять?» Это совпадение было для меня знаком.

Мама, немного сомневаясь в моем выборе, предложила написать на семи листах разные имена: шесть рандомных и одно, которое мне нравилось — Марс. Она положила их на стол надписями вниз и сказала выбрать любой лист. Ни секунды не думая, я с полной уверенностью взял листок — и там было имя Марс. В тот момент было ощущение, что всё происходит само собой. Я сделал новое свидетельство о рождении уже через 2–3 дня после этого, а новый паспорт у меня появился через две недели.

Все отреагировали на смену имени по-разному. Родственники не были шокированы, даже поддержали меня. Друзья, наоборот, очень удивились. Конечно, не все привыкли сразу: многие называли меня старым именем, потом извинялись и называли Марсом. Чтобы запомнить мое новое имя, [окружающим] потребовался где-то год. Новым знакомым я не говорю старое имя, но и не скрываю его.

С точки зрения большинства людей, [решение поменять имя] кажется неадекватным и странным. Много раз у меня были проблемы из-за того, что люди не верили, что это мое настоящее имя. Некоторые относились с недоверием, думали, что я аферист или наркоман какой-то. Были сложности с тем, чтобы снять квартиру или устроиться на простую работу типа раздачи листовок. Некоторые называют меня Макс, обычно это люди после 40 [лет]. Я могу пять раз сказать им, что меня зовут Марс, но они всё равно будут говорить Макс. Они просто не верят, что существует такое имя и выбирают то, что им понятнее.

Несмотря на все сложности, я чувствую, что смена имени была правильным решением. После этого моя жизнь начала меняться очень быстро и кардинально. Я написал много песен, произошли судьбоносные встречи, я переехал в другой город.

Трансформация заняла два года — по документам я быстро стал Марсом, но в реальности потребовалось намного больше времени, чтобы научиться жить заново. После смены имени вся история моей личности разрушилась. Нужно было строить что-то новое. Я отбросил лишних людей из своей жизни, сменил номер, удалился из соцсетей, полностью исчез для всех, кроме самых близких. То есть прежде чем стать Марсом, мне пришлось сначала стать никем.

Антон Елисеев

предыдущая фамилия — Курочкин

— Я родился в Новосибирске, большую часть жизни прожил в Омске, куда моих родителей распределили после учебы, а сейчас живу и работаю в Петербурге. По профессии я промышленный альпинист, поэтому за жизнь объехал пол-России — от Владивостока до Петербурга и от Сочи до Обской Губы.

Мысль о смене фамилии пришла мне в голову в начале отношений с будущей супругой. Когда дело стало подходить к свадьбе, я серьезно задумался. Мне хотелось оставить прошлого себя в прошлом. Решался на это недолго, сильно колебался уже в ЗАГСе при подаче заявления на смену фамилии. Мне было 35 лет.

Окружающие спокойно отнеслись к смене фамилии. Друзья, конечно, немного поприкалывались, а еще удивились в отделе кадров на работе. В моей жизни особо ничего не изменилось. Вероятно, это связано с тем, что имя, с которым я себя ассоциирую, осталось тем же.

Апполинария Рогова

предыдущие имя и фамилия — Полина Копачева

— Я родилась и выросла в Петербурге, выучилась на художника декоративно-прикладного искусства, но дальше по этому пути не пошла. Мое имя мне не нравилось еще в детском саду, а фамилия казалась уродливой, тем более что ее всегда читали неправильно. Решиться на смену было трудно — пугали сложности с документами, к тому же надо было выбрать имя, с которым мне будет комфортно. Я боялась ошибиться.

Первый раз я добралась до ЗАГСа в 18 лет, но тогда у меня не получилось поменять имя. Это произошло спустя шесть лет. В моей жизни мало что поменялось, не думаю, что это какая-то волшебная палочка, которая меняет судьбу. Возможно, немного поменялось восприятие себя, но сложно сказать однозначно.

Я спокойно говорю людям свое старое имя, если нужно, тем более что большинство знакомых его знают. Мое новое имя — улучшенная версия старого, а не его противоположность. Родным я все уши прожужжала [о желании поменять имя], так что, вероятно, они были рады, что это наконец-то закончилось. Но в целом все отнеслись положительно или нейтрально.

Арго Орлова

предыдущее имя — Мария

— Я родилась в Ленинграде, успела запомнить очереди в сумерках под фонарями, садик и церковь, куда надо ходить, потому что там кормят. Для доклада в школе я читала энциклопедию «Петербург. Петроград. Ленинград» и думаю, что она подарила мне идею, что имя — это отражение внутренних процессов. Роль сыграл и семейный бэкграунд — как нечто хорошее пересказывалась история о том, как после моего рождения мама спорила с бабушкой насчет имени, а отец молча взял документы и назвал меня совершенно иначе.

Когда я училась в школе, моя ровесница пыталась поменять фамилию при получении первого паспорта. Она столкнулась с осуждением учительниц, но одобрением учениц. Для себя я поняла, что в 14 лет поменять имя мне слабо — к тому же зимой, [у меня день рождения 1 февраля], я много болела.

В 20 лет я всё обдумала и провела черту между школьными годами, когда я вздрагивала от резкого окрика по фамилии и потом меня тошнило у доски, и смутным временем взросления в семье, когда нет прав на свое мнение, время и выбор. Всё хорошее я забрала в новую жизнь — с новым именем и фамилией. Фамилию взяла мамину, она не меняла ее после вступления в брак, — отношения с ней у меня теплее, чем с отцом. Новое имя выбирала по звучанию, общаясь на форуме, где у меня появились первые друзья. Когда получила паспорт с новым именем, подумала: «Ааа! Да!» Моментально жизнь не наладилась, но наметился просвет в депрессии.

Мама зовет меня новым именем всякий раз, когда следит за речью, сестра — старым, но подвоха в этом не чувствуется. Все остальные родственники категорически против нового имени и когда обращаются ко мне, то будто открывают дверь в прошлое, где я была запугана и удобна для всех. С новыми людьми мне стало веселее и комфортнее общаться. Мои первые близкие отношения стали складываться уже после смены имени.

Я поменяла имя и почувствовала, что могу управлять своей жизнью. Это классно, это мое решение, и если что-то мне не по душе, то я не обязана терпеть, а очень даже могу отчалить в своем прекрасном корабле и быть счастлива.

Эмма Серова

предыдущие имя и фамилия — Екатерина Исаенко

— Я родилась в Кисловодске, позже переехала в Нальчик. После окончания школы поступила в Петербург и с тех пор живу здесь.

Так вышло, что сейчас у меня совершенно другие фамилия имя и отчество, чем при рождении. Когда мне было восемь лет, умирала моя бабушка, и я пообещала ей взять ее ФИО. Так как сделать это без согласия обоих родителей нельзя, а с отцом у меня были напряженные отношения, дедушка решил взять всё в свои руки и потратил много времени на походы по судам и ЗАГСам. В 12 лет мне изменили имя, в 14 или 15 лет — фамилию. Немного позже сменили и отчество.

Мне было забавно наблюдать, как люди постепенно привыкают называть меня новым именем. Но сама я лет в 15 загонялась, не понимая, кто я на самом деле. Иногда казалось, что меня две и я живу не своей жизнью. Словно кто-то живет за меня, а я сижу за стеклом в клетке и наблюдаю, будучи не в силах что-либо изменить. Но со временем эти мысли ушли, и сейчас мне нравится как звучит мое ФИО.

Когда я поменяла имя, друзья, естественно, были удивлены, но быстро свыклись. Правда, моя тренер сказала, что не может отвыкнуть называть меня Катей. Из моего нынешнего круга общения мало людей знали меня до смены имени, а новым знакомым я представляюсь так, как есть. В семье меня всё еще называют по-старому, я отзываюсь и не обращаю на это внимания.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.