21 мая 2013

Шоколадная история: что происходит, когда появляется инвестор?

Интернет-магазин MixVille продвигает новую для российского рынка концепцию кастомизированной продукции. На сайте можно создать шоколад или мюсли по собственному рецепту из десятков ингредиентов. «Бумага» узнала, как идея двух студентов трансформировалась в реальный бизнес, зачем патентовать собственную технологию производства шоколада и как продвигать нестандартную услугу, чтобы нравиться и частным, и корпоративным клиентам. Интернет-магазин MixVille появился два года назад. Московские студенты Олег Гуськов и Александр Финагин вдохновились идеей кастомизированной продукции и запустили производство шоколада с разнообразными добавками на вкус клиента. Этой концепцией заинтересовался фонд Target Ventures: спустя год после запуска ребята получили первые инвестиции и заказы от сетевых кофеен. Недавно компания открыла представительство в Петербурге и планирует расширять не только географию, но и ассортимент.

Фото из архива компании

Михаил Лобанов,

директор по развитию компании MixVille и управляющий партнер фонда Target Ventures:
— Все началось с выигрыша. Олег — дикий фанат «Манчестера», у нас весь офис завешан плакатами. Деньги на запуск, 120 тысяч рублей, он выиграл в букмекерской компании. Они с Александром Финагиным купили на них первое оборудование, арендовали помещение и начали работать. Олег относится к категории людей, которых я называю «ковбои»: ему не так важно, чтобы денег хватило на долгий период, ему достаточно, чтобы денег хватило на первые две недели.
Олег Гуськов и Александр Финагин
Деньги закончились почти сразу. Но надо отдать Олегу должное: он очень здорово подходит к издержкам. Например, находит обанкротившиеся рестораны — благо, таких всегда много — и закупает у них все необходимое по ценам примерно в пять раз ниже рыночных. Как правило, оборудование хорошего качества, отработало всего от трех до пяти месяцев, а стоит это в 3–5 раз дешевле. На 120 тысяч Олег и Александр сделали много — в разы больше, чем мог любой другой человек.  

Инвестиции

  Мы встретились в марте 2012 года. Как фонд мы искали похожую историю: присматривались к интересным производствам шоколада. Состояние бизнеса у ребят нас тогда не смутило, главным фактором была команда. История Олега и Саши — это история про двух ковбоев: они ни с кем не консультируются, они всегда знают, как делать. Другими словами, чтобы делать шоколадки, им не нужны ни регистрация ООО, ни касса, им достаточно шоколада и орехов. В MixVille, вообще, все решения принимаются быстро: мы познакомились в десять вечера, а в два часа ночи уже поняли, что будем работать вместе. Все было довольно просто.
Фото: Маргарита Полищук / «Бумага»
Фонд дополнил начатую ребятами работу с точки зрения финансов, маркетинга, юристов. Мы провели несколько раундов инвестиций. Первый — 100 тысяч долларов. Разумеется, этой суммы недостаточно, если хочешь создать серьезную компанию, готовую работать с торговыми сетями. Но для настоящего старта этого хватит. По нашим расчетам, совсем скоро компания станет операционно прибыльна. После инвестиций ситуация сильно изменилась. Во-первых, мы наладили производство, оборудовали и отремонтировали помещения. Во-вторых, были улажены все юридические формальности. В-третьих, появились деньги на рекламу и устойчивый темп заказов, что очень важно для производства. До этого компания жила в условиях, когда могло быть то пять заказов, то двадцать пять. Это ужасно: ты не знаешь, сколько кондитеров нанять, они либо ничего не делают, либо ничего не успевают. Сейчас мы контролируем поток заказов с помощью рекламы. Кроме того, у нас появились постоянные сетевые клиенты, что тоже облегчило планирование и работу.  

Маркетинг

Олег занимается производством и интернет-магазином, я контролирую все офлайн-продажи. Фонд довольно много сделал, чтобы привлечь больших клиентов. MixVille поставляет макаруны в «Кофеин» и «Кофе-Хауз», а в CoffeeShop Company продается наш шоколад. Макаруны мы не брендируем: пирожные приходят в кофейни в наших коробках, но как с ними поступить дальше, решает управляющий. Шоколад вообще выходит под брендом CoffeeShop Company. Естественно, эти продажи менее маржинальны: невозможно сбыть продукцию, например, в «Кофе-Хауз» по той же цене, что и клиентам. К тому же онлайн-продаж гораздо больше, но офлайн хорош тем, что это постоянные заказы. Еще одно направление — корпоративные клиенты, но количество таких заказов очень зависит от сезона. Под Новый год или 8 марта 40 % продаж приходится на онлайн, 40 % — на корпоративные продажи и 20 % — на сетевые. Вне сезона, например, в июне, в интернете будет 70 % продаж, 30 % — на сетевых игроках и почти ноль на корпоративных. Для такого проекта, как у нас, маркетинг должен быть крутым, особенно в интернете. Концепция кастомизации — новая для России и поэтому не всегда понятная. Нестандартная бизнес-модель требует нестандартного продвижения и особого внимания к построению коммуникации с клиентом. Я и Олег очень любим провокационный маркетинг, но мы не всегда детально изучаем возможные последствия и иногда допускаем ошибки. Например, у нас была история с революционным оформлением упаковки. Мы думали, это будет очень круто, но оказалось полным провалом: наша аудитория — это женщины, им Че Гевара и красные косынки вообще не интересны. Нам помогает правило «3 плюс 1» — четвертую единицу продукции клиент получает в подарок. К тому же у нас на сайте не один продукт, а три, поэтому, как правило, люди комбинируют их при заказе. Бесплатная доставка от 1000 рублей тоже повышает средний чек. Когда мы начинали, средняя сумма заказа была гораздо ниже — рублей 800, это всего три шоколадки. Сейчас люди заказывают три шоколадки, макарун и мюсли, так получается ощутимая сумма. Компании, которые делают кастомизированный шоколад, есть в Германии, Австрии и Штатах. Там же есть небольшие интернет-магазины, которые продают кастомизированные мюсли. Но MixVille — это единственная компания в мире, которая делает кастомизированные и шоколад, и мюсли, и макаруны. Мы собираемся и дальше расширять линейку продуктов. Когда человек заходит на сайт и видит три продукта, какую сумму он может потратить? Не такую большую: он купит три шоколадки, три упаковки макарун, три тубуса мюсли и все — ему просто не надо больше. Макаруны появились у нас в июне прошлого года, но уже тогда было ясно, что продукт в тренде и нужно как-то удивить клиента. Поэтому мы вышли с самой большой линейкой вкусов. Сейчас у нас 29 вкусов, еще 13 мы сертифицировали. Столько нет ни у кого: у нашего ближайшего конкурента 10–12, в сетевых кафе не больше 3–5.  

Риски

Основной риск — это объем рынка в целом: пока непонятно, насколько он большой и когда мы достигнем потолка. Как ни странно, но для такого бизнеса, как наш, важна общая экономическая ситуация в стране. Наш продукт высокомаржинальный — от него в случае чего откажутся в первую очередь. А вот конкурентов я не боюсь. Крупные фабрики смешивают шоколадную массу с орехами, нагревают ее и разливают по формам. Так делают все, и именно эта технология запатентована. Мы не можем готовить так каждую шоколадку, это займет уйму времени. У нас совершенно другой подход. К концу года у MixVille должен быть патент на собственную технологию изготовления шоколада. Мы сначала разливаем шоколад по формам, потом сверху засыпаем ингредиенты. Я уверен, что мы получим патент. И тогда, если кто-то захочет производить шоколад таким же способом, ему придется либо с нами договориться и платить, либо изворачиваться и искать другой способ. Так в области производства шоколада мы избавились от конкурентов.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
В России зарегистрировали новый иск об оспаривании мобилизации. Его подал 48-летний петербуржец
Более 200 тысяч человек мобилизовали в России, заявил Шойгу. Что еще рассказал министр обороны
На границах с Латвией и Эстонией развернули мобильные призывные пункты, рассказал губернатор Псковской области
«Я пересмотрела свой взгляд на государство». Жены мобилизованных — о том, как провожали мужей на войну
За полмесяца из России уехало минимум 300 тысяч человек. Как менялся поток автомобилей на границах: графики
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Обвиняемый по делу о «фейках» Борис Романов в четвертый раз не явился на заседание горсуда
Петербургскому депутату, просившему обвинить Путина в госизмене, пытались вручить повестку о мобилизации
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.