Петербургские рынки хотят обновить, открыв там кафе и лектории. Почему фермеры выступают против изменений и что станет с продуктами на прилавках

В мае 2017 года в Смольном решили реорганизовать работу Кузнечного, Невского, Ломоносовского и Московского рынков. Чиновники считают, что нынешний формат устарел и не удовлетворяет запросы горожан, поэтому их необходимо преобразовать по типу Даниловского рынка в Москве, добавив кафе и лектории.

«Бумага» рассказывает, как могут измениться петербургские рынки, почему операторы и фермеры считают, что преобразование может «убить» их дело, и как это отразится на цене и качестве товаров.

Кузнечный рынок. Фото: wikimedia

Что происходит на петербургских рынках сейчас

В октябре 2017 года Яна Николаевна, или, как она просит себя называть, баба Яна, вместе с другими фермерами Кузнечного рынка получила уведомление с требованием переоформить договор аренды. В новом договоре говорилось, что теперь они будут арендовать места у города напрямую, а не платить оператору. Тогда же, вспоминает баба Яна, торговцы начали паниковать, решив, что рынок хотят закрыть.

«Себе прибирают», «Хотят последнее у честных людей отобрать», «Нормальные продукты запрещают», «Предпринимательство хотят задавить» — примерно так комментируют ситуацию фермеры. При этом некоторые впервые слышат, что рынк на самом деле планируют не закрыть, а реорганизовать.

Баба Яна утверждает, что последние десять лет рынок работает хорошо: есть постоянные покупатели, предприниматели уже привыкли к оператору и не хотят ничего менять. По ее словам, любое изменение будет равнозначно закрытию рынка в привычном всем формате. «В любом случае поднимут [арендную] плату, а денег у нас впритык», — убеждена она.

Страх бабы Яны, что реорганизация погубит рынок, разделяют и другие фермеры. Они опасаются, что не смогут поставлять привычную продукцию, а если их место займут сетевые магазины, качество продукции станет хуже.

Эксперты из городского Фонда имущества и потребительского общества «Санкт-Петербургские сельскохозяйственные рынки» отмечают, что уже сейчас качество продукции падает, так как некоторые торговцы закупают свою продукцию на оптовых базах, а на большинстве рынков последние годы пустует примерно четверть прилавков (в среднем на петербургских рынках расположено 150–250 торговых точек).

По данным базы документации СПАРК за 2015 год, часть рынков несут убытки (Кузнечный и Мальцевский), часть (Московский и Ломоносовский) приносят сравнительно небольшую прибыль. Самые большие ежегодные заработки в Петербурге у Правобережного рынка (8,7 млн рублей), Нарвского (5 млн рублей), Торжковского (4,2 млн рублей). Из отчета Петростата за 2016 год следует, что объем розничной торговли в Петербурге стал еще меньше, чем годом назад — снизился на 0,2 %.

Зачем нужна реорганизация рынков и как она должна проходить

О том, что у восьми из 14 компаний, управляющих петербургскими рынками, заканчиваются договоры аренды, стало известно в марте 2017 года. До этого в течение 15 лет компании-арендаторы практически не менялись: город сдавал им помещения, постоянно продлевая контракт. Однако на этот раз Смольный не перезаключил договоры: помещения выставили на торги с условием реорганизовать формат работы рынков.

В мае город рассказал о выставлении на торги четырех городских продовольственных рынков: Кузнечного, Невского, Ломоносовского и Московского. Вскоре комитет имущественных отношений (КИО) вместе с Фондом имущества провел видеоконференцию, где представители ведомств заявили, что планируют расторгнуть контракты с действующими операторами и полностью обновить работу этих рынков.

Кузнечный планировалось выставить на торги уже в ноябре, а остальные три — до января 2018 года. «Цель — осовременить рынки во всем городе», — заявил замглавы КИО Александр Герман.

Невский рынок. Фото: wikimapia

Рынки планируют перезапустить в «торгово-развлекательном формате», но с сохранением «основной функции» — сдачи помещений фермерам, а не магазинам, отметил директор городского Фонда имущества Денис Мартюшев. Арендовать торговые точки смогут так же, как и раньше, все желающие с лицензией на продажу, прошедшие санитарно-ветеринарный осмотр продукции.

В пример Мартюшев привел Даниловский рынок в Москве, Смогарсбург в Нью-Йорке, а также проекты в Марселе, Афинах и Которе. На территории этих рынков рядом с прилавками фермеров зачастую находятся кафе и рестораны, там проводят семинары и лекции, а все фермеры носят одинаковую форму.

По словам Мартюшева, у каждого из перезапущенных рынков будет собственная специализация. Он предположил, что Ломоносовский рынок, например, могут сделать местом, рассчитанным на бизнес-аудиторию, Московский — площадкой с акцентом на рыбу и экопродукцию, а Кузнечный — рынком, рассчитанным на туристов. Что будет обуславливать выбор специализации, чиновник не объяснил.

Мартюшев утверждает, что рынки необходимо реорганизовать: по его словам, на них зачастую недостаточно сезонных и экологически чистых продуктов, пустующие площади и наценки фермеров, как следствие, — минимальные налоговые поступления в городской бюджет.

Как отметил Александр Герман, компании, которые планируют участвовать в торгах за рынки, сами будут разрабатывать новые концепции. Новым операторам предложат либо арендовать рынки, по предварительной информации, за более чем 14 млн рублей в год, либо полностью выкупать их за 450–500 млн рублей. Новый контракт аренды планируют заключить сразу на 15 лет.

После того как Смольный объявил направления, в которых должны развиваться рынки, некоторые операторы раскритиковали их. Так, глава Сытного рынка Борис Элькин утверждал, что из-за торгов оператор понесет серьезные убытки, даже если выиграет их: ему придется вывозить оборудование и увольнять сотрудников, перезаключать договоры с компаниями, поставляющими электричество и газ.

Зампред правления потребительского общества «Санкт-Петербургские сельскохозяйственные рынки» Леонид Яцук говорил, что это «убьет рынки в формате, который знают». Он предполагает, что на месте торговых точек фермеров появятся только магазины и перекупщики, а реальных фермеров и их «настоящей продукции» не останется.

Об идее участвовать в торгах в Петербурге уже рассказали более 20 проектов. Среди них — представители сетей «Перекресток», «Пятерочка» и «Реал», инвестиционная компания Fort Group, специализирующаяся на продаже торговой недвижимости, и Property Management NAI Becar, которая занимается торговлей коммерческой недвижимостью. Больше всего заявок подали на торги за Кузнечный рынок, который расположен в центре города.

Как операторы судятся за право участвовать в торгах

Баба Яна своим постоянным покупателям теперь говорит, что «шишки сверху хотят погубить» фермеров и «их дело» на рынке. Зачем это нужно и когда что-то изменится, она не знает, только снова повторяет свою историю: как каждые полгода приезжает в Петербург и продает свои «самые чистые и проверенные овощи с грядки». По ее словам, спасти ее и других может только руководство, которое, она считает, «не допустит подобного».

Кузнечный рынок. Фото: wikimedia

В действительности же о необходимости обновления рынков в марте 2017 года начали говорить и сами операторы. Они утверждали, что большинство готово и даже считает необходимым в ближайшее время провести реорганизацию помещений. По словам операторов, они могли обновить их собственным силами, но отказ Смольного перезаключать договоры сделал это нерентабельным.

Будут ли старые операторы участвовать в нынешних торгах, неизвестно. Руководство Невского и Ломоносовского рынков отказались комментировать свои планы. Представитель Московского рынка Набиулла Дуняшев ранее заявлял, что рынок не будет участвовать в торгах «с вероятностью 80–90 %».

В настоящий момент за право участвовать в торгах судится руководство ООО «Кузнечный рынок». Они хотят, ссылаясь на 159-й федеральный закон, получить преимущественное право выкупа как предыдущий арендатор. Их заявку отклоняют в КИО, объясняя это долгами, которых, по утверждению руководства организации, у рынка нет.

— Мы имеем право выкупить рынок по привилегированной стоимости. Этот рынок арендовался компанией с 1992 года и до 2017-го — всё было в порядке. Несмотря на то, что мы готовы обновить рынок в соответствии с планами города за собственные средства, нам не дают на него прав, — рассказала «Бумаге» коммерческий директор управляющей компании Кузнечного рынка Ольга Котченко.

Из-за судебных разбирательств между Кузнечным рынком и КИО, отмечает замглавы КИО Александр Герман, начало торгов могут отложить. По словам Котченко, рынок выставят на торги не раньше лета 2018 года.

Раньше рынки принадлежали городу, но их сдавали в аренду операторам. Сейчас, с истечением договоров аренды помещений, некоторые из них уже перешли в пользование города, и предыдущие операторы не имеют права управлять ими.

Как обновление рынков может повлиять на качество и стоимость продукции

— [Сейчас] мы всё с рынка выращиваем сами. Азербайджанцы вот сами выращивают свои фрукты, хорошие, и продают их здесь. Таджикистанцы привозят отличные орехи. Я же сама привожу из Пскова свинину, настоящую, не как в супермаркетах, — рассказывает фермер Кузнечного рынка Анна Николаевна.

Анна Николаевна вместе с бабой Яной работают на Кузнечном рынке более десяти лет. По их словам, арендаторы здесь меняются нечасто: «Все свои, старые. Каждый свое делает, некого заменять. Если будут увольнять, окажемся на улице: все места на других рынках уже заняты».

Ломоносовский рынок. Фото: wikimapia

Фермеры Кузнечного, Московского и Невского рынков считают, что, хоть покупатели жалуются на цену товаров, они ничего с этим сделать не могут. Арендная ставка высокая — от 500 рублей в день для овощей и фруктов и 1,5 тысячи рублей для мяса и рыбы. Некоторые из фермеров соглашаются, что их цены могут быть выше, чем в магазинах.

— Но зато мы здесь ручаемся за качество, точно не отравитесь (любая поступающая на рынок продукция должна проходить санитарно-гигиеническую проверку — прим. «Бумаги»). К нам приходят, чтобы взять не что-то непонятно откуда, а точно хорошее, — говорит баба Яна.

Фермеры соглашаются, что если поднимется цена за торговое место (а это, по их мнению, в любом случае произойдет при обновлении рынков), то покупатели станут брать меньше товаров. Они опасаются, что такая торговля может стать нерентабельной, и на их место придут перекупщики, не заботящиеся о качестве товаров.

Как работает главный реорганизованный рынок России — московский Даниловский рынок

Единственный пример обновленного формата крупного рынка в России — Даниловский рынок в Москве, которым руководит Ginza Project. Сейчас на нем есть большой фуд-корт с десятками кафе национальной кухни и ресторанами, детская комната. Прилавки оформляют дизайнеры, все фермеры носят одинаковую форму, о каждом из них руководство рынка на своем сайте публикует небольшой ознакомительный текст.

Как утверждает его креативный директор Ольга Кукоба, после реорганизации работы и повышения числа посетителей некоторые торговцы действительно стали «взвинчивать цены» (из-за чего руководство рынка советуют покупателям торговаться), а качество от этого хуже не стало. По ее словам, на рынке стали появляться новые производители и фермеры, цены у которых «могут посоревноваться с сетевыми супермаркетами».

Пользователи TripAdvisor отмечают, что на Даниловском рынке после его обновления повысились цены на продукты, но качество не стало от этого ни хуже, ни лучше. При этом большинство комментаторов пишет, что вместо покупки товаров чаще посещают фудкорт. В основном пользователи жалуются на то, что «это уже не рынок».

Представители Даниловскго рынка утверждают, что после обновления их аудитория расширилась. «У нас появилось больше молодежи, семей с детьми. Когда-то люди заскакивали сюда за продуктами на 10–20 минут и бежали дальше по своим делам. А теперь постоянные посетители и гости рынка проводят здесь до трех часов», — утверждает Кукоба.

По данным Даниловского рынка, по сравнению с 2014 годом, когда на рынке еще не провели обновления, его аудитория увеличилась практически в два раза: до 2 миллионов посетителей в 2016-м. Кукоба отмечает, что «эффективность использования торговых площадей» выросла на 18 %, а торговых мест стало на 70 штук больше.

Почему фермеры опасаются обновления рынков

Большинство опрошенных «Бумагой» фермеров Кузнечного не поддержали идею реорганизации. Когда в октябре 2017 года им пришли уведомления с требованием платить городу, а не оператору, они продолжали вносить еженедельные платы управляющей компании. Часть из них объясняла это тем, что «не бросают своих», другая опасалась, что, если оператором станет город, у них отберут морозильное оборудование.

— Все успокоились, только когда нам рассказали подробнее про торги. Сейчас дали новый договор, мы должны заключить его с какой-то другой компанией (с городским Агентством по развитию имущественного комплекса — прим. «Бумаги»). Они оставили оборудование, — говорит баба Яна.

Московский рынок. Credit by citywalls

При этом большинство опрошенных «Бумагой» фермеров Ломоносовского, Невского и Московского рынков никогда не слышали о новых форматах рынков и не знают, что от них ждать.

— Как в таком случае нужно будет работать, непонятно. У нас сейчас много покупателей, которые приходят на рынок именно за продуктами, им не нужно всё остальное. Зачем нужны кафе, если рядом есть продукты? — говорит фермер Валентина с Невского рынка.

Фермеры говорят, что боятся роста арендной ставки и смены оператора, а также того, что их сместят большие компании. О том, когда может начаться реорганизация, ни один из них не знал.

Только двое из опрошенных фермеров с Кузнечного рынка считают перезапуск полезным.

— Лично я последние годы не нес серьезные убытки, но [с обновлением рынков] сюда, как нам объяснили, будет приходить больше людей. И это может решить какие-то проблемы, — размышляет один из фермеров Кузнечного рынка.

Учитывая цену аренды (или выкупа, как решит новый оператор) и стоимость модернизации рыночной площади (руководство ООО «Кузнечный рынок» оценивает ее в 300 миллионов рублей), стоимость аренды торговой точки может вырасти в 1,5–4 раза.

Что о реорганизации рынков говорят петербуржцы

Большинство опрошенных «Бумагой» покупателей, которые ходят на петербургские рынки чаще раза в неделю, как и фермеры, зачастую не знают о желании Смольного обновить помещения. Лишь часть из них одобряет нововведения:

— Я хожу на рынки, потому что знаю, что здесь у определенных людей можно найти хорошие продукты. Что изменится, не знаю, но боюсь, что проверенных торговцев здесь уже не будет. Если я захочу сходить на лекцию или поесть в фудкорте, пойду в ближайшую «Галерею», — рассказывает 35-летняя покупательница с Кузнечного рынка Анастасия.

— Мне не кажется, что тут всем хватает денег. Хотят, наверное, еще больше. Мне нет разницы, что будет рядом с продуктами, но главное, чтобы цену еще больше не задирали: денег совсем нет, — говорит 63-летняя покупательница с Московского рынка Алена Ивановна.

Только несколько покупателей отмечают, что их радует перспектива обновления рынков.

— Сейчас непонятно, как регулируются рынки, а [новые операторы] должны сделать всё более жестко. Современные рынки мне кажутся неорганизованными и некрасивыми, это нужно изменить: хочется приходить и радовать глаз, — говорит 25-летний покупатель с Кузнечного рынка Валерий.

Как отмечает коммерческий директор ООО «Кузнечный рынок» Ольга Котченко, в случае обновления Кузнечный может сменить целевую аудиторию: «Конечно, состав покупателей обновится. Надеемся на студентов, туристов и людей выше среднего класса. Пока еще не разрабатывали маркетинговые стратегии».

На время торгов рынки не прекратят свою работу. Как утверждает Котченко, пока будет идти модернизация помещений — тоже. На ремонт могут, например, закрыть лишь одну половину рынка, после этого — вторую. По ее словам, учитывая трату времени на судебные разбирательства и само преобразование помещений, Кузнечный рынок может сменить формат только к 2020 году.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.