7 декабря 2012

«В Финляндии, если ты потерял ноги, тебе не нужно просить милостыню»

Возможно ли сделать жизнь людей с ограниченными возможностями в городе безопасной? «Бумага» поговорила с профессором финского университета Алвара Аалто Марьо Мяэнпяа о том, как в Финляндии законы защищают инвалидов, кому могут быть малодоступны публичные места и почему в России редко встретишь слепых людей.
Фото из архива Марьо Мяэнпяа
Марьо Мяэнпяа (Marjo Mäenpää) занимается вопросами взаимодействия музея и аудитории и разработкой дизайна «для всех». В Петербурге Марьо в качестве куратора принимает участие в проекте «Слушая архитектуру, сочиняя пространства», организованном фондом «ПРО АРТЕ», Международной ассоциацией университетов и колледжей Cumulus Финляндии и Датским культурным институтом. Во время проекта студенты разработают для Шереметевского дворца, Карельской филармонии в Петрозаводске и Центральной библиотеки Алвара Аалто в Выборге идеи, как сделать их более доступными для слепых и слабовидящих людей. — Как сделать городскую среду комфортной для слепых людей? — Дело в отношении. Люди не всегда молоды и здоровы — у них разное прошлое, культура, возможности, а общественные места созданы для всех. Существуют многие аспекты доступности, речь не только о дизайне для физически недееспособных людей — речь и об интеллектуальной доступности для людей с разным культурным прошлым или с умственными проблемами. Нужна демократия, но это не только политика — это общество, не исключающее никого, не отстраняющее горожан от социальных институтов или процесса принятия решений. — Какие конкретные преобразования необходимы в первую очередь? — Я верю, что если ты хочешь изменить мир, лучший инструмент — образование. Необходимы специальные курсы для персонала музеев и других мест культуры, чтобы они знали, как помочь людям с ограниченными возможностями и дать им информацию разными путями. Например, если мы говорим о слепых, это могут быть какие-то тактильные объекты или аудио или хотя бы кто-то, кто бы мог объяснить, провести аудиотур. Конечно, остальные изменения могут быть более глобальными. Сейчас студенты, например, моделируют пандусы или направляющие ленты на полу, которые бы слепой человек мог ощущать с помощью трости. — Но ведь это необходимо везде — на улицах, в общественных местах. — Да, например, в Хельсинки на главной автобусной остановке есть нечто вроде линий на полу, по которым слепые могут ориентироваться.

«Если у них есть деньги, чтобы посылать молодых ребят на войну, то почему у них нет денег, чтобы заботиться об инвалидах?»

— Какие, на ваш взгляд, лучшие примеры в этой области? — Финская национальная галерея. Все выставки там так или иначе предназначены для людей с ограниченными возможностями. Здание музея старое, в нём много лестниц, но оно сделано так, что на инвалидном кресле можно свободно перемещаться, часть туров предназначена для умственно-отсталых людей. У нью-йоркского MoMA есть блестящие проекты, специальное оборудование для инвалидов. — В Финляндии этому уделяют много внимания? — Мы не считаем этих людей больными или неправильными, люди разные — и это важная часть нашей политики. Для современных зданий есть жёсткий закон, они должны соответствовать определённым стандартам: должны быть лифты, достаточно широкие двери. Особенно важно, чтобы этим правилам следовали публичные здания: музеи, офисы государственных учреждений. — Какое наказание за несоблюдение — высокий штраф? — Честно говоря, я не знаю, потому что я никогда не слышала, чтобы кто-то нарушил этот закон и смог получить разрешение на строительство дома, не следуя стандартам. Конечно, бывают проблемы со старыми зданиями, которые изначально построены по-другому, но если они публичные, то всё равно они обязаны найти какой-то способ повысить доступность.

«Демократия — это общество, не исключающее никого, не отстраняющее горожан от социальных институтов или процесса принятия решений»

— Как в этом плане вы оцениваете Петербург? — Я путешествовала по России с 1975 года и была во многих городах. Я не могу вспомнить, чтобы за всё это время видела слепых людей в городской среде — ни в Петербурге, ни в Москве, ни в Екатеринбурге, ни в Мурманске, ни в Петрозаводске. — Это странно, в России они тоже есть. — Да, конечно, но возьмём, например, метро: если вы старый, или с ребёнком, или инвалид, перемещаться там просто невозможно. Сегодня я видела в метро мужчину без рук, без ног, без инвалидного кресла — он был как акробат. Это был первый инвалид, которого я видела во время этой поездки. Конечно, нельзя сказать, что в Финляндии рай для инвалидов, но у нас, по крайней мере, есть какая-то политика. Если ты потерял ноги, тебе не нужно просить милостыню.

«Немногие соответствует понятию «среднестатистических» — молодые, здоровые, западные, мужского пола — мир создан для такого типа людей»

— Чтобы изменить городскую среду, приспособить её для людей с ограниченными возможностями, придётся вложить большие средства — и это причина, по которой власти, очевидно, не занимаются этой проблемой. Если у них есть деньги, чтобы посылать молодых ребят на войну — а это действительно требует больших средств, — то почему у них нет денег, чтобы заботиться об инвалидах? Но есть ведь и другая сторона: люди стареют, те, кто принимает решения, — тоже. Что им делать? Моя мама ходит с трудом, ей намного проще, если есть лифт, — я не представляю, как бы привезла её в Россию. В Финляндии 10-15 лет назад парализованный человек был избран членом парламента. Это был шок для финских властей, потому что им пришлось обновить всё здание парламента, чтобы он мог свободно там работать. — Это действительно возможно сделать город «для всех»? — Немногие соответствует понятию «среднестатистических» — молодые, здоровые, западные, мужского пола — мир создан для такого типа людей. Я помню, как первый раз была в Токио и Киото, я не знала ни языка, ни знаков. Но у них действительно позаботились о том, как люди будут ориентироваться, о культурной доступности, везде была какая-то информация. Конечно, всё это путь компромиссов. Это был бы идеальный мир, если бы он учитывал всех. Однако это возможно.

«Люди стареют, и те, кто принимают решения, — тоже. Моя мама ходит с трудом — я не представляю, как бы привезла её в Россию»

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Конфликт на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Яхт-клуб на Петровской косе — последнее место в Петербурге для бюджетного яхтинга. Что известно о будущем территории, за которую борются застройщики, профсоюзы, спортсмены и город
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Беглов поручил подготовить театры к открытию в сентябре
МФЦ в Петербурге снова начали работать без предварительной записи
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
Закон о «наливайках»
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Мой любимый бар закроется? Там перестанут продавать алкоголь? Отвечаем на главные вопросы про закон о «наливайках»
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты
Сквер Виктора Цоя начали благоустраивать — там стелют газон и красят здания. Работы связывают со скорым приездом Беглова

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.