27 мая 2022

«Люди должны устать от войны, а не привыкнуть к ней». Как петербуржцы 3 месяца протестуют наклейками и граффити

Участникам антивоенных акций в Петербурге грозят административные и уголовные дела, а митинги жестко подавлялись и теперь почти не проходят. Поэтому стикеры и надписи на стенах стали одним из немногих способов выразить позицию.

«Бумага» узнала у горожан, как они клеят листовки, до кого хотят достучаться и что помогает им не бояться высказываться.

Петербуржец

— Я привык открыто высказывать свое мнение: ходил на митинги, комментировал новости в соцсетях.

С началом войны желание высказаться и выплеснуть эмоции стало еще сильнее. Но при этом прежние способы не только опасны, но и малоэффективны для главной нынешней задачи — достучаться до тех людей, которые верят пропаганде или делают вид, будто ничего такого не происходит. О митингах они не узнают, потому что по телевизору об этом не расскажут. В интернете меня читают в основном люди, которых убеждать не нужно. Высказывания на стенах анонимны, при этом их прочтут совершенно случайные люди. В соцсети они [надписи] и так добрались — я ничего не постил сам, но несколько раз натыкался у кого-то на фотографии.

С самого начала войны я стал периодически ходить на ночные прогулки. Освоил аэрозольную краску и разные типы маркеров. Мне уже сложно оценить точнее, но я сделал несколько сотен надписей, плюс бумажных листовок сотни две (от них я отказался — быстро срывают).

Многие стараются вообще отгородиться от пугающей реальности либо верят в миф о тотальной поддержке Путина, на которую ссылается Песков. Если человек убежден, что абсолютно все вокруг мыслят одинаково, то он или она тоже будет мыслить так же или, в лучшем случае, сомневаться про себя. Поэтому для меня важно, чтобы люди шли по улице и наталкивались на напоминания о том, что происходит, неудобные вопросы, просто антивоенные высказывания. Хочется пробудить сомнения или хотя бы эмоции.

Петербурженка

— Увы, в нынешней России не так много способов более-менее безопасно выразить свой протест. Я ходила на митинги, но с каждым разом людей становилось всё меньше, а Росгвардии всё больше, и вот 13 марта мы бесцельно бродили по Невскому проспекту, так и не сумев собраться в колонну. Я была в состоянии фрустрации, хотелось как-то и дальше выражать свое несогласие. Тогда мы с подругой начали клеить антивоенные стикеры.

Зачем? Ну, во-первых, чтобы окончательно не поехать кукухой. Меня очень угнетало чувство абсолютной беспомощности, хотелось хоть как-то действовать. То есть в первую очередь это была своеобразная психологическая помощь самой себе.

Во-вторых, я считаю, что это небесполезно. Вокруг очень много людей, которые прячутся от войны, стараются огородить себя от повестки, не думать о ней. Я понимаю их страхи, но сейчас нельзя закрывать глаза. Чтобы хоть что-то изменилось, люди должны устать от войны, а не привыкнуть к ней. Нормализация войны — это страшно и недопустимо, и хочется верить, что антивоенные граффити и стикеры по-своему борются с ней.

Ну и, наконец, это способ поддержать своих единомышленников. Чтобы у них не опускались руки. Ведь каждая такая надпись, каждый стикер (да даже зеленая лента) напоминает тебе, что несогласных на самом деле много и не всё потеряно.

Мы с подругой собирались в свободное время и гуляли по городу, расклеивая свои стикеры и фотографируя чужие. По началу, конечно, было стремно, ходили в масках, обращали внимание на все камеры (их, оказывается, так много!). Потом расслабились. Но людей всегда обходили стороной, старались выбирать момент, когда вокруг никого нет. Клеили на трубы, стены, трансформаторные будки.

В целом обходилось без эксцессов, никто с нами не ругался и тем более не пытался задержать (может, потому что мы были довольно осторожны). Пару раз мы издалека наблюдали, как люди, заинтересовавшись нашими стикерами, подходили поближе, чтобы прочитать текст.

Стикеры у меня были самодельные (бумага и двусторонний скотч). Сначала я писала какие-то факты, пыталась заставить прохожих задуматься о ходе войны, о том, как она влияет на Россию. Потом поняла, что это бесполезно (ну и, честно говоря, испугалась дела Саши Скочиленко). Решила не «распространять фейки», а просто дискредитировать нашу армию — и начала писать на стикерах антивоенные лозунги и цитаты.

[Я расклеивала стикеры с чувством] уверенности в своей правоте и страхом. С одной стороны, мысль о том, что кто-то там будет меня вычислять по камерам, казалась мне абсурдной, с другой — понимала, что всякое может быть. Поэтому до последнего жила в напряжении.

Сейчас я в другой стране и скучаю по нашим прогулкам. Стала больше волонтерить (что, бесспорно, полезнее, нежели расклеивать стикеры). Но если у кого-то получается делать и то и то — это супер. Я правда убеждена, что каждый, даже самый маленький шажочек, важен. Так победим.

Петербуржец

— Я сделал и наклеил около 15 стикеров. Мне казалось невозможным молчать и оставаться в стороне, когда происходят такие неприятные вещи и многие люди, во-первых, не осведомлены и из-за пропаганды осведомлялись такими себе темпами, а во-вторых, мне казалось, что стикеры — это просто вброс зернышка мысли.

Я думал, что мои стикеры могут оказать какой-то минимальный эффект хотя бы на одного человека. А этот человек — дальше окажет влияние на кого-то. Мне казалось, что минимальный эффект от этого будет, поэтому я решился. И на кураже молчание казалось недопустимым.

Мне близка такая форма антивоенного протеста, удобна и безопасна. Стикер можно быстро наклеить, его можно быстро отклеить, его можно найти где-нибудь на улице, например, в отличие от баллончика с краской. И стикеры как будто более емкие, что-ли. Они как кусочная мысль. Надпись баллончиком на стене, мне кажется, не так впечатывается как надпись на стене.

Я продумывал, где стоит наклеить стикер так, чтобы он подольше провисел и его могли заметить как можно больше людей, а я не мог попасть ни под какую камеру. Какие-то стикеры были ориентированы на кого-то вроде моей мамы, а какие-то на кого-то вроде студента. Если я бомбил рядом с колледжем, то я клеил более радикальные и молодежные. Стикеры удобная штука, просто ладошкой чпокнул и готово.

Когда я клеил какие-то стикеры на тему антифашисткой акции лет 10 назад, мне не было так страшно, как сейчас. Возможно страха не было тогда, потому что я был моложе. Сейчас намного страшнее, и больше я боялся не полицейских, а тех «70 % россиян», что поддерживают войну, и переживал, что мне даст пиздов какой-нибудь пророссийский прохожий.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военные действия в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.