29 марта 2018

Священник из Выборга, написавший комикс-пособие про церковь, рассказывает о своей идее, православной молодежи и любви к фильмам «Марвел»

Выборгская епархия выпустила православный комикс «Техника духовной безопасности» с лайфхаками, как вести себя в церкви. Сценарий и текст для него написал 34-летний иерей Артемий Литвинов, возглавляющий отдел епархии по делам молодежи.

«Бумага» поговорила со священником о том, как отреагировали на иллюстрированное пособие в церковном сообществе, почему комикс на тему поведения в храме может помочь молодым людям и о мечте сделать православное приложение для смартфонов.

Артемий Литвинов

Иерей Выборгской епархии, председатель Епархиального отдела по делам молодежи

— Какую роль вы выполняли в работе над этим комиксом?

— Хотел бы отметить, что сам это комиксом не называю. Понимаю, что так для всех удобнее и звучит ярко. Но для меня это в первую очередь иллюстрированное пособие. Мне кажется, когда люди слышат «комикс», они ждут какой-то развлекаловки, какого-то экшена. Здесь такого нет. Это пособие, которое помогает молодым ребятам.

И сценарий, и текст писал я. Где-то уже 12 лет активно занимаюсь молодежью, это видно по моим проектам. Первым в России организовал православное соревнование по картингу. Мы сделали серию телефонных чехлов с цитатами наших знаменитых архиереев, патриарха. У нас было много и других проектов. И в моей практике бывали интересные встречи, курьезные случаи — они и легли в основу пособия. Например, для молодежи остается актуальной проблема внешнего вида. И первый выпуск я посвятил этому.

Рисунок легче всего воспринимается. Даже в древности старались через рисунки обучать подрастающее поколение.

Фото: Выборгская епархия

— Когда началась работа над проектом?

— Идея появилась летом, обложку анонсировали в октябре. Летом я искал художников, составлял сценарий. Нашел ребят (студентов Санкт-Петербургской академии художеств Ивана Андреева и Елизавету Фролову — прим. «Бумаги»). Интересно, что молодой человек и девушка, хоть и крещеные, причисляют себя к православным, но регулярно в храм не ходят. Мне было даже интересно, как на эту задумку отреагируют. Они загорелись моей идеей. Я, конечно, его, [Ивана], заинтриговал, сказал: представляешь, будешь первым человеком, который сделал такое пособие, войдешь в историю.

— Как вы познакомились с ребятами?

— У меня в храм ходят молодые ребята, я у них спросил, нет ли знакомых, которые хорошо рисуют. Встретились — началась работа. Очень долго работали над обложкой: она несет определенный смысл.

Хочу отдельно отметить, что у нас был разработан собственный стиль. Мы специально старались уйти от каких-то привычных образов. Ребята работали в карандаше, акварели и максимально всё прорабатывали.

— Как строился рабочий процесс?

— Было сложно из-за того, что ребята учатся, пишут свои работы. Общались онлайн, присылали свои рисунки, встречались. По большому счету работы было на месяц, но в связи с учебой получилось дольше. Много времени ушло и на придумывание персонажей. Я хотел, чтобы по священнику (главному герою комикс-пособия — прим. «Бумаги») было видно, что он и молодой, и взрослый. Я впервые столкнулся с таким рабочим процессом и должен сказать, что это было очень сложно. Но со вторым номером, конечно, будет проще.

Обложка пособия. Фото: Выборгская епархия

— А ребята какое-то вознаграждение за работу получили?

— Они получили первую церковную награду: архиерейские грамоты. Со своей стороны я материально им помогал, чтобы они могли оплачивать необходимые инструменты.

— Как у вас появилась идея о «Технике духовной безопасности»?

— Когда служил в селе в Саратовской области, ходил общаться с учениками в местную школу. Тогда решил, что у меня будет не какое-то «богословие», а конкретные советы молодежи. Я бы сравнил это с безопасностью в самолете, когда после того, как технику вам объяснила стюардесса, вы еще можете посмотреть в листок с рисунками. Главное, чтобы была конкретика: сжато, четко, без воды.

В журнале также прописываются полезные советы. Я решил на молодежный манер назвать это лайфхак. В комментариях мне писали, что так это называют только какие-то стримеры и задроты. Ну не знаю, лайфхак с английского так и переводится — «полезный совет». Ребятам это привычно, и я не вижу здесь ничего плохого.

— Что же все-таки такое «духовная безопасность»?

— Я так назвал целый цикл сюжетов. Это серия журналов, дающая советы ребятам по поведению в православной среде. Примерно как в других странах вам объясняют, что не принято делать. Под техникой я имею в виду конкретные советы. «Безопасность» — это когда человек не совершает духовную ошибку. Ведь человек может прийти в храм с вопросом, но столкнется с практической проблемой: какая-нибудь бабушка на порог не пустит. И тогда он не сможет решить свою духовную проблему уже на самом первом этапе. Я стараюсь объяснить посетителям церкви их права и обязанности. В данном случае касательно внешнего вида, потому что на этом многое строится.

— Вы встречали примеры, когда религиозные учреждения использовали подобную иллюстративную форму?

— Знаю, что в Финляндии государство переводит в рисунки свою историю, потому что молодежь не читает. Когда-то давно католики что-то хотели сделать про жития святых. Но чтобы избежать критики особенно консервативных православных, я постарался избежать изображений святых, икон, церковной символики. Помню, в 2012 году еще был опыт: делали иллюстрации к Конституции РФ. Но именно в православной церкви я с подобным опытом не сталкивался.

Акцентировать внимание решил на рисунке, понятных образах. Когда пришел впервые в школу, спросил у 11-классников: как вы думаете, кто я такой? Меня назвали Нео, кто-то назвал Дарт Вейдером. И с какой-то стороны это понятно, они воспитаны на современной культуре. А то, что священнослужитель-подрясник древнее Нео, приходится объяснять.

— Не опасались, что все-таки последует критика? Например, родителям это покажется неуместным?

— Критика по поводу того, что я помогаю молодежи правильно заходить в храм? Одно дело, конструктивная критика. Мне, например, преподаватель МИФИ указал на ошибку в тексте. А есть бессмысленная злоба, она всегда присуща. Я это в первую очередь делал не для той молодежи, которая ходит в церковь регулярно. С молодежью нужно общаться на молодежном языке. Но не спускаться в сленг и какую-то хамщину.

— В чем цель пособия? Какой у него посыл?

— Цель — ответить на вопросы. Я выбирал актуальные темы. Думаю рассказать, как принимать крещение. Многие молодые люди венчаются, становятся крестными. Если хотя бы одному человеку это пособие как-то поможет в жизни, буду рад. Не гонюсь за массовостью и делал это в первую очередь для нашей епархии. Но если другие проявят интерес, то, конечно же, поделюсь. Некоторые епархии уже попросили меня привезти показать.

Молодежный отдел для этого и создали в РПЦ: находить те формы работы, которые молодежи понятны. Мы нашли такую форму.

— Какой тираж? Как распространяется журнал?

— Тираж — 3000 экземпляров. Рассчитывали на тысячу, но увеличили после пресс-конференции. Сначала будем распространять среди нашей молодежи, это три района. Передадим в комитет по молодежной политике, университеты в Выборге, библиотеки. Будем раздавать крупным приходам. Если нас пригласят на «Микрокомикон», там тоже сможем раздать. Распространяется бесплатно.

— На какие средства печатался тираж?

— Все расходы на себя берет Выборгская епархия.

Фото: Выборгская епархия

— Какие главные проблемы вы видите в понимании между молодежью и церковью?

— Я бы назвал это кризисом межличностных отношений: большие проблемы с общением. У них много вопросов, а интернет не всегда качественно отвечает. Человек обманывается и может как-то травмировать свою жизнь. У молодых людей сейчас мало наставников, с которыми можно поговорить на серьезные темы. Несмотря на то, что есть интернет, мама, папа, людям в итоге просто не с кем проконсультироваться. Я же окончил психологический факультет в РГПУ имени Герцена, работал школьным психологом, всегда замечал эти проблемы общения. И пожилые люди во все времена жаловались на молодежь.

Молодым людям всегда советую приходить в храм, чтобы услышать другую точку зрения. Никогда не звал в храм на молитвы, призывал воспринимать церковь как советника, помощника. Поэтому мое пособие и заканчивается словами о том, что церковь — это не территория страха. Конечно, храмы разные, есть и очень консервативные, но во многих вас примут.

— Хоть вы и говорите, что это не совсем комикс, на ваше пособие обратил внимание фестиваль комиксов «Микрокомикон».

— Да, я даже подарил им два экземпляра.

— Вы собираетесь как-то и дальше двигаться в сторону комикс-фестивалей?

— Не уверен. Это определенная субкультура, определенные ребята, которые воспитаны на такой литературе. Мне интересно их профессиональное мнение: хотели бы они такое видеть. Я так понимаю, эта сфера рисованных историй очень глобальная, хоть и не так сильно развита у нас. И мне было приятно, что нас посчитали чуть ли не отечественным производителем.

— А у вас лично какое отношение к комикс-культуре?

— Комиксов сам никогда не читал, но очень люблю фильмы — можно сказать, что я киноман. И, конечно, предпочитаю «Марвел», а не DC. В свое время на меня еще произвела большое впечатление «Матрица». Очень интересные вопросы поднимаются в «Хрониках Нарнии» и «Гарри Поттере».

— Как вы относитесь к использованию персонажей массовой культуры для того, чтобы рассказывать о религии и церкви?

— Зачем использовать персонажей, задействованных в других сферах? Не знаю, как относиться к тому, чтобы тебе Железный человек или Халк [рассказывал про религию]. Халк будет рассказывать, как не гневаться? Это уже, возможно, перебор. Думаю, у нас могут быть свои герои, в том числе священники и молодые ребята. Надо работать и самим придумывать.

— Какие еще у вас есть планы по работе с молодежью?

— Есть проекты и интересные задумки. У нас есть хороший сайт, растет канал на YouTube. Моя мечта — создать православное приложение для телефонов. Там, по сути, всё готово, но нужно написать программу, а это дорогостоящая часть.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
«Это неестественно — возвращаться назад, когда ты привык идти вперед». Организатор Stereoleto — о фестивалях без иностранцев и давлении на исполнителей
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.