6 февраля 2014

История «варшавского дела»: как стать анархистом на один вечер и подсудимым на год

Год назад двадцатилетний Денис Левкин был среди анархистов в пакгаузе Варшавского вокзала, когда ОМОН взял здание штурмом. Теперь ему грозит реальный тюремный срок. Левкина обвиняют в том, что он ударил двух сотрудников полиции железным ломом. Полицейские действительно пострадали, однако защита убеждена, что Левкин невиновен, и прямо называет имя предполагаемого преступника. Несмотря на противоречивые показания свидетелей, фотографии репортеров, на которых лом держит другой человек, и другие доводы в пользу невиновности Левкина, гособвинитель требует для Левкина 4,5 года колонии. «Бумага» побывала на последнем судебном заседании перед оглашением приговора и попыталась разобраться в истории «варшавского дела». — Мы до сих пор храним в пакете его перчатки, но никто экспертизу не проводил. Делали зачем-то дактилоскопию, но все ведь были в перчатках — естественно, никаких отпечатков не нашли, — перед началом заседания Ольга Левкина, мать Дениса, рассказывает о ходе следствия. Она вспоминает вечер захвата пакгауза: хотя прошел уже год, помнит события, будто были вчера: как Денис туда попал, кто где находился, как участников акции задерживала полиция. В этот момент конвой заводит Левкина в зал суда: худой, в темной одежде, он проходит в зал заседаний. Ему хлопает немногочисленная группа поддержки — от силы семь человек. Заседание проходит быстро: поскольку последний свидетель не явился, суд тут же переходит к прениям сторон, обвинитель зачитывает материалы дела, адвокат приводит аргументы в пользу Левкина, пытаясь доказать, что полицейские дали ложные показания, называет имя предполагаемого преступника. Прокурор просит для Левкина четыре с половиной года колонии общего режима. Все это время Левкин молча наблюдает за происходящим, потом произносит короткое последнее слово: он во всем поддерживает адвоката, полицейского не ударял и просит снять обвинения. Ольга Левкина выходит из зала с заплаканными глазами — она пытается улыбнуться и благодарит всех, кто пришел на заседание. Оглашение приговора назначено на 11 февраля.  

4 февраля 2013. Штурм пакгауза

Фото: avtonom.org, Максим Змеев
Сквот в пакгаузе на территории Варшавского вокзала появился в декабре 2012 года: по слухам, которые радикальные градозащитники и сочувствующие им анархисты восприняли как руководство к действию, компания «Адамант», собственник здания, собиралась снести исторический пакгауз. Здание оккупировали анархисты — они изрисовали стены граффити, оборудовали сцену и даже собирались залить внутри каток. В январе сквот назвали культурным центром «Спаси и сохрани». Неподалеку от пакгауза часто дежурила полиция, однако окончательно выселять анархистов из сквота правоохранители пришли только 4 февраля, после того как сквотеры подключили электрический кабель к линии собственника и тот вызвал полицию. Когда «культурный центр» приехали разгонять, часть анархистов заперлась в пакгаузе, а часть выстроилась цепочкой и перегородила проход к зданию. Полицейские начали оттаскивать защитников от двери, в этот момент из-за решетки пакгауза неизвестный стал размахивать железным ломом — в результате пострадали два сотрудника полиции. Денис Левкин появился 4 февраля в сквоте впервые. Как рассказывает его мама, он пришел сюда после работы с другом, хотел поддержать анархистов и вступиться за историческое здание, хотя не был знаком с активистами и до этого в подобных акциях не участвовал. «Денис — простой рабочий парень, студент. Раньше мы с ним знакомы не были, — говорит о Левкине один из анархистов, координировавший группу по защите пакгауза. — Он с группой товарищей шел мимо варшавского соццентра и решил зайти». Во время штурма Левкин остался внутри пакгауза. — Он зашел в пакгауз погреться, а потом двери закрылись и все — птичка в клетке, — рассказывает Ольга Левкина. По словам одного из анархистов, Денис, свидетель защиты и ряд лиц «находились с переменным успехом то на улице, то за дверью», но в соседнюю комнату с окном не переходили: оттуда как раз по сотрудникам полиции и были нанесены удары ломом.
Когда полицейские все-таки ворвались в пакгауз, вывели всех, кто там был и бросили лицом в снег. Затем задержанных долго развозили по отделениям. Тогда, считает Ольга Левкина, судьба ее сына уже была решена. — Его сразу посадили в отдельную камеру. Хотя, чтобы разобраться, кто из них анархист, кто случайный человек, кто радикал, нужно было не меньше суток. Левкину, единственному из задержанных, предъявили обвинение по уголовной статье 318, «Применение насилия в отношении представителя власти». В ночь после штурма пакгауза Левкина и еще одного задержанного отвезли на допрос и очную ставку. Хотя анархисты говорят, что ни Левкин, ни второй задержанный не указали друг на друга, после очной ставки Левкина поместили в отдельную камеру. По словам адвоката Левкина Глеба Лаврентьева, очная ставка 5 февраля была с анархистом Евгением Счетовым по прозвищу Флор. Именно Флор, а не Левкин, полагает защита, бил полицейских ломом.  

Показания полицейских

Основные доказательства обвинения сводятся к показаниям шести полицейских — среди них двое пострадавших Тюрин и Галыгин и тогдашний глава МВД по Адмиралтейскому району Григорий Клебанов, проходящий по делу свидетелем. Все они утверждают, что железной трубой через окно сотрудников полиции бил именно Левкин, его лицо они запомнили. Сторона защиты указывает на множество несоответствий в показаниях правоохранителей. Например, говорит адвокат Глеб Лаврентьев, полицейский Тюрин утверждал, что видел Левкина только в момент удара, то есть когда он должен был находиться в окне пакгауза. При этом полицейский каким-то образом смог разглядеть камуфляжные штаны Левкина, хотя, судя по фотографиям, стоящих у окна видно только по пояс.
Давая такие подробные описания одежды Левкина, потерпевший почему-то совершенно не запомнил, кого же он в этот момент задерживал, как выглядел этот задержанный. Он подтвердил, что в окне вместе с Левкиным находились другие люди, но сколько их было, как они выглядели, описать он также не смог
Глеб Лаврентьев, адвокат Дениса Левкина
Другой потерпевший, Галыгин, со слов адвоката, тоже видел Левкина только в момент удара и вначале не мог вспомнить, как тот был одет. Позднее же полицейский сказал, что Левкин был в яркой куртке с капюшоном и на его голове ничего не было. «Таким образом получается, — продолжает Лаврентьев, — что Галыгин видел молодого человека со снятым капюшоном, то есть со спины, но как же тогда он смог разглядеть лицо?».
Григорий Клебанов — справа в камуфляжной куртке
Много несоответствий Лаврентьев отмечает и в показаниях бывшего главы районной полиции: например, Клебанов говорил, что заходил внутрь пакгауза (это не подтвердили даже его коллеги), что у Левкина был «фиолетово-розовый ирокез» (хотя волосы у него были синими), что сам стоял напротив окна и отчетливо видел удары (хотя на фотографиях видно, что он стоит сбоку у стены, откуда вряд ли можно увидеть стоящих в окне).  

Фотодоказательства: не видно лиц, но видно снежинку

Штурм пакгауза был заснят многими фотографами и журналистами — на снимках видны и люди стоящие в окнах, и расположение всех участников, и даже момент, когда бьют полицейского. Фотоэкспертизу в ходе расследования проводили дважды: один раз — государственную, по ходатайству обвинения, другой раз — частную, по инициативе защиты. Государственный эксперт подтвердил, что следов монтажа или обработки на кадрах нет. В то же время он заявил, что не может сказать, кто именно наносит удар, так как это находится вне его компетенции. Экспертизу защиты проводила ООО «СевЗапЭксперт». Специалисты оценивали расположение людей на снимках, сравнивали личные фотографии Левкина с силуэтом нападающего. Одним из аргументов в пользу того, что бил полицейского другой человек, стали перчатки со специфичным рисунком. Так, на фотографии Валентины Свистуновой сняты двое людей, стоящих за окном пакгауза. Один из них — анархист Счетов, или Флор, держит металлический штырь, на руки надеты перчатки с узором в виде снежинки. На снимке же Максима Змеева, где зафиксирован удар полицейского Тюрина, лица не видно, но можно различить руку бьющего — на ней перчатка с той же снежинкой.
Фото: Валентина Свистунова, Максим Змеев
На других фотографиях Счетов, в узнаваемой меховой шапке-ушанке, стоит рядом с окном. Причем, по словам Лаврентьева, разница между этими снимками и снимком удара — несколько секунд, а значит, вполне вероятно, что Счетов не отходил от окна.
Вывод основывается на предположениях эксперта, потому что в его распоряжении не было показаний Левкина, Счетова и других свидетелей, данные материалы им не исследовались. Поэтому, предполагает сторона обвинения, все обстоятельства, изложенные в заключении, специалист домыслил
прокурор
Обвинение экспертизу принимать отказалось: якобы она полностью опровергается выводами государственного специалиста, так как четыре фотографии, зафиксировавшие момент удара, «не пригодны для портретной экспертизы». Кроме того, по словам прокурора, полное соответствие одежды Счетова и лица, наносящего удар, не установлено. В то же время ни один из полицейских не смог опознать на фотографиях штурма пакгауза ни самого Левкина, ни предметы его одежды.  

Розыск Флора

Защитник Левкина Глеб Лаврентьев уверен, что ударил полицейского именно Флор — радикальный художник-акционист, который участвовал в захвате пакгауза с самого начала. Счетова несколько раз вызывали в суд, однако он ни разу не пришел. К последнему заседанию, 4 февраля, суд постановил принять меры, чтобы обеспечить его явку, но следователи Фрола найти не смогли: единственный записанный на него номер был недоступен, билеты на поезда он не покупал с 2012 года, в коммуналке на Васильевском острове, где был прописан Счетов, его также не оказалось. Следователи выяснили, что Флор съехал оттуда в апреле 2013 года, оставив при этом неверный адрес новой прописки. Флор, тем не менее, успел дать показания следствию вскоре после штурма пакгауза. Он рассказал, что распылял слезоточивый газ из окна, больше никаких предметов у него в руках не было и ломом он полицейского не бил. На последнем заседании эти показания приобщили к делу: ввиду того, что Флора не нашли ни по одному адресу или телефонному номеру, суд решил ограничиться уже имеющейся информацией и больше Счетова не разыскивать.
Проводилась изначально мирная ненасильственная акция, никто активного сопротивления не оказывал: всех, кого оттаскивали, задерживали. И вот один человек начинает вести себя неадекватно, при этом будучи зафиксированным на многих фотографиях и при этом легко и просто уходит от ответственности. Закрадывается мысль, не была ли это провокация
Глеб Лаврентьев, адвокат Дениса Левкина
Большая часть свидетелей, выступивших в защиту Левкина, не была непосредственными участниками акции по захвату пакгауза: показания давали фотографы, журналисты и другие люди, наблюдавшие за штурмом. Из анархистов перед судом предстали только двое — они сказали, что Левкин полицейских не бил, но и настоящего преступника они тоже не видели.
Внутри сквота «Спаси и сохрани», источник фото
Кроме того, к делу приобщено обращение активистов анархистской организации «Анархистский черный крест»: в анонимном заявлении говорится, что Левкин преступления не совершал, но даже если бы они и знали, кто это сделал на самом деле, то не выдали бы. «Не в принципах анархистов сдавать людей ментам и позор тем, кто это делает. Кроме того, если найдется тот, кто нанес полицейским травмы, это не облегчит участь Левкина». Другие заметные фигуры, связанные с историей сквотирования и штурма пакгауза: анархист Кирилл Попов, участвовавший, как и Счетов, в захвате «Авроры», и руководитель радикальной градозащитной группы «ЭРА» Алексей Ярэма. В суде они также не выступали, однако последний не так давно написал в своем ЖЖ, комментируя дело Левкина, что у истоков акции стояли «три человека, включая Флора» и во внутренней группе были «исключительно те, кто был готов идти до конца».

Из ЖЖ @holicin:

«Флора я знаю лично уже много лет. Да и вообще, он человек известный, хотя бы по захвату „Авроры“ и другим акциям. Флора отпустили на вторые сутки задержания, когда вопрос о том, что „козлом отпущения“ станет Левкин, уже был решен ментами. Никто не позиционировал акцию как „сугубо мирную“ — это не либерасня какая-нибудь делала. Это было прямое действие, захват здания, затем долгая оборона. Был ультиматум властям: мы не уйдем отсюда, пока не будут выполнены все наши требования. Все заранее знали, что закончится все именно штурмом. Никто не заблуждался. У властей только один образ действия в таких случаях. Люди на объекте обороняли здание от наступающих захватчиков. Все, что делали активисты, — защищались и защищали. В том числе и силовыми методами, это естественно. Виновен агрессор, а не объект агрессии».
Все доводы защиты, включая неточности в показаниях полицейских, исчезновение Флора и результаты фотоэкспертизы, государственный обвинитель назвал на суде «безосновательными» и сказал, что защита не представила ни единого доказательства того, что правоохранители могли лжесвидетельствовать. В качестве главного аргумента в пользу достоверности показаний сотрудников полиции прокурор привел их «морально-нравственные качества» и незапятнанную репутацию в органах.
Выступление защиты ни на чем не основано. Ей не было представлено ни единого доказательства того, что сотрудники обладали какими-либо порочащими их морально-нравственными качествами и чтобы они были способны совершить такой поступок — взять и привлечь к ответственности абсолютно невиновного человека. Между тем в материалах уголовного дела есть данные, иначе характеризующие этих сотрудников полиции: они несут свой долг, выполняют тяжелый труд, борются с преступностью и делают это с честью и достоинством
прокурор
Денис Левкин на одном из судебных заседаний, источник фото
На то, что показания дадут участники акции, которые видели того, кто бил полицейских, не надеются ни правозащитники, ни мама Дениса. — Я часто задаю себе эти вопросы: почему вышло именно так? И пока не нахожу ответов. Это ребята с оголенной совестью, с оголенной душой. Но они связали себя этой анархисткой идеологией. Я уважаю их взгляды, но я не хочу, чтобы мой сын был там. Он не радикал и пришел туда в первый раз. Если бы он хотя бы знал, что будут бить полицейских, или если бы он разделял эти радикальные взгляды, я бы могла понять. Конечно, я осознаю, в какой ситуации мы оказались. Ему просто не надо было там быть.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Бывший сквот-пакгауз Варшавского вокзала частично снесен
Как штурмовали сквот «Спаси и сохрани» в пакгаузе за Варшавским вокзалом
Пожар в «Невской мануфактуре»
Музей «Невская застава» попросил петербуржцев делиться связанными с «Невской мануфактурой» предметами, чтобы сохранить память об историческом здании
В пожаре на «Невской мануфактуре» пострадал кошачий приют. Волонтеры и сотрудники МЧС успели спасти почти всех животных
«Он всегда хотел спасать людей». Родные пожарного, погибшего при тушении «Невской мануфактуры», рассказали о нем и грядущих похоронах
Что осталось от «Невской мануфактуры». Одно фото с последствиями разрушительного пожара
«РИА Новости»: возможная причина пожара на «Невской мануфактуре» — поджог
Утрата памятников архитектуры
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского
Вакцинация от коронавируса
В Петербург пришла новая партия вакцины от коронавируса: почти 20 тысяч доз «Спутника V». Запасы города увеличились до 195 тысяч прививок
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
«ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Коллеги «Бумаги»
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Где провести выходные
Где прогуляться в Петербурге в теплый солнечный день? Десять идей — от набережных с видом на залив до уютных садиков и дворов
Создатели «Дня Тома Сойера» организуют масленичные гуляния на улице Кораблестроителей. У горки, которую ранее привели в порядок
Экскурсовод запустил аудиогид по Петербургу с историями горожан. Там уже есть маршрут по окрестностям Новой Голландии
В Ленобласти разработали водный туристический маршрут, связанный с Петром Первым
Лампово — заповедник Русского Севера под Петербургом. Как живет деревня староверов, где сохранились 150-летние деревянные избы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.