Курсант Военно-космической академии нарисовал план захвата казармы, теперь ему грозит пожизненное. Что об этом известно. Обновлено

Стало известно, что курсанту Военно-космической академии, нарисовавшему план захвата казармы, предъявили новое обвинение – в подготовке к теракту. Теперь 19-летнему Вадиму Осипову грозит пожизненное заключение.

С чего началось уголовное дело, о чем Осипов рассказывал сотрудникам ФСБ, что показала психиатрическая экспертиза и что о молодом человеке говорят его друзья? «Бумага» собрала всё, что известно о деле курсанта.

Вадим Осипов. Фото: 1pku.ru

Курсанта Военно-космической академии заподозрили в содействии терроризму из-за нарисованного плана захвата казармы. Это произошло после теракта в петербургском метро

Первокурсника Военно-космической академии имени Можайского Вадима Осипова задержали в апреле 2017 года — после теракта в петербургском метро. Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд арестовал 19-летнего молодого человека по подозрению в содействии террористической деятельности.

«РБК» со ссылкой на материалы дела писало, что поводом для дела стал начерченный от руки план казармы с пометками «о том, как можно ее захватить группой лиц без оружия с последующим доступом в комнату хранения оружия».

В ФСБ на курсанта пожаловался его преподаватель, который нашел этот план у Осипова во время занятия. Как пишет «Фонтанка», Осипов вел дневник, в котором размышлял о случившемся теракте.

Из дневника Осипова (цитата по «Фонтанке»):

«Честно говоря, я не знаю, как можно планировать теракты по году, а в самом конце облажаться и сесть в лужу. Такое малое количество жертв, и столько потрачено сил. Вчера в метро был взрыв. 11 погибших, вроде 50 ранено. Как по мне, это детский сад. Что сложного в том, чтобы сделать от 100? По-моему, это довольно легко, самое главное – было бы чем, но это не проблема. Это мой комментарий по поводу вчера. А сегодня у меня на душе дождь и слякоть. Я стал больше уставать, настроения совсем нету».

Кроме того, у Осипова в телефоне нашли книгу «Русская кухня. Азбука домашнего терроризма», которая включена в список экстремистских материалов. Следствие считает, что под ее воздействием курсант «стал устойчиво придерживаться экстремистских позиций и идеологии насилия». Показания по делу Осипова дали четверо курсантов, которые учатся вместе с ним.

Осипова вызывал на беседу сотрудник ФСБ. Курсант рассказал, как можно захватить казарму, думая, что его вербуют

После того как у Осипова нашли чертеж казармы, его дважды вызывал на беседу сотрудник ФСБ, прикомандированный к академии. Он, как пишет «РБК», спрашивал у курсанта, как бы тот действовал, если бы был террористом. В ответ молодой человек описал, как можно было бы захватить казарму. По словам Осипова, он предположил, что сотрудники ФСБ его вербуют.

Из протокола опроса Осипова (цитата по «Медиазоне»):

«После начала исполнения гимна РФ на плацу, когда весь личный состав повернут спиной к казарме, осуществляется поджог тумбочек и матрацев на лестнице для задымления и затруднения прохода, дым будет едкий, и, если потушат пожар, всё равно не пройдут, так как форточки высоко и их открыть невозможно. Для какой цели осуществить захват казармы, я не думал».

После ареста, по словам Осипова, к нему пришел следователь. Он якобы сказал курсанту, что в январе 2017 года тот ездил в Рязань, где принял ислам. Молодой человек это отрицает и говорит, что он атеист и никогда не был в Рязани.

Осипов также рассказал адвокату, что в СИЗО ему заменили сокамерника на «буйного человека, который демонстрировал, что у него не всё в порядке с психикой».

В конце мая курсанту предъявили обвинение в содействии террористической деятельности по части 1 статьи 205.1 УК.

Курсант написал письмо Шойгу с просьбой “не позволить ошибке сломать ему жизнь”

Вадим Осипов написал письмо главе Минобороны Сергею Шойгу, в котором попросил министра «дать команду разобраться и не позволить ошибке сломать [ему] жизнь». Об этом сообщило «РБК» со ссылкой на текст обращения курсанта.

Вадим Осипов (цитата по “РБК”):

– Меня подвела моя любовь к шуткам и увлечение историями про диверсантов, про которых я много читал в книжках и смотрел фильмы. Я всегда гордился русским разведчиком [Николаем] Кузнецовым. Хотел быть похожим на него, чтобы в случае опасности для России принести такую же пользу нашей стране. Но все мои мечты рухнули 4 апреля, когда на занятиях в академии преподаватель обнаружил у меня лист из тетрадки, на котором я нарисовал схему нашей казармы.

Осипов пояснил, что нарисовал схему казармы, так как после нападения на часть Росгвардии в Чечне и теракта в петербургском метро размышлял, как ее защитить. По словам курсанта, во время беседы с сотрудником ФСБ он «старался показать себя в нужном виде», так как после академии хотел работать в ФСБ. «При ответе на вопросы я что-то придумывал либо вспоминал про случаи из книг и фильмов про диверсантов», — добавил молодой человек.

По словам адвоката курсанта, Минобороны ответило на это обращение, отметив, что ведомство не может вмешиваться в расследование уголовного дела.

Вадим Осипов родился в 1998 году в Оренбурге. Его отец умер, а мать лишена родительских прав. Один из друзей курсанта рассказал «Фонтанке», что у Осипова был «черный юмор». «Это была шутка. (…) Это сложно кому-то объяснить. Но это так. Он постоянно так шутил. Это была его особая манера. Он никогда не шутил с моралью. Всегда был черный юмор. Такой стиль», – приводит издание его слова.

Осипова отправили на психиатрическую экспертизу. Она подтвердила вменяемость курсанта, писала «Фонтанка».

Осенью Осипова обвинили в подготовке теракта. Ему грозит пожизненный срок

30 ноября стало известно, что курсанту предъявили еще одно обвинение — в подготовке теракта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку (часть 1 статьи 30 — пункт б части 3 статьи 205 УК РФ). Объединенная пресс-служба петербургских судов уточнила, что обвинение предъявили еще 27 октября, однако ранее информация не афишировалась.

По статье 205 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет или пожизненное лишение свободы.

Теперь обвинению нужно будет доказать наличие прямого умысла совершить не только террористический акт, но и убийство, комментирует ситуацию юрист компании Versus.legal Геннадий Курдюмов.

Геннадий Курдюмов, юрист:

— Представим ситуацию: он не просто спроектировал план захвата, а специально спроектировал его таким образом, что при его реализации должны погибнуть люди. То есть можно привлечь за два деяния в одном: теракт плюс убийство. И приготовление к обоим действиям обвинение должно доказать.

Как рассказал «Бумаге» адвокат Осипова Виталий Черкасов, расследование уголовного дела завершено. Сейчас его рассматривает прокуратура, которая либо отправит дело в суд, либо вернет следователям на доработку.

Сотрудники ФСБ на суде заявили, что курсант собирался взорвать одну из площадей Петербурга. На опросе его спрашивали, как бы он поступил «на месте террористов», утверждает адвокат

На заседании Московского окружного военного суда в Петербурге 10 января майор ФСБ Сергей Круть заявил, что Осипов планировал устроить взрывы на одной из площадей Петербурга. По словам сотрудника ФСБ, согласно еще одному плану он намеревался поджечь казарму, забаррикадировать входы и выходы из нее, а также изготовить напалм, «которым он собирался поливать из окон».

Сергей Круть, майор ФСБ:

— Второй план был таким: он собирался совершить теракт на одной из площадей, где под тележку с мороженым он должен был заложить взрывное устройство. Еще одну бомбу он должен был спрятать под одежду и пойти в места массового скопления людей. Это если ему удастся уйти из академии. Он писал (в дневнике), что будет менять транспорт, где будет отсиживаться. В отдаленной деревне будет колоть дрова.

Адвокат курсанта Виталий Черкасов в разговоре с «Бумагой» заявил, что сотрудники ФСБ некорректно изложили информацию. По словам Черкасова, они пересказали опрос, который проводили с Осиповым. Осипов рассказал своему адвокату, что подписывал протокол опроса, не читая и не вдаваясь в подробности.

«По большому счету, там недостоверно изложены обстоятельства. Задавались [сотрудниками ФСБ] вопросы о том, как бы он поступил в той или иной ситуации, будь он на месте террористов. Как в ситуации, когда произошел взрыв в метро, либо в любой другой местности. Он моделировал эти обстоятельства, учитывая то, что у него богатая фантазия», — объяснил Черкасов.

Пятеро однокурсников Осипова дали показания в суде. По словам адвоката, трое из них отрицают вербовку со стороны Осипова

В суд 10 января в качестве свидетелей вызвали пятерых однокурсников Осипова. Как рассказал Черкасов, трое из них отрицают, что обвиняемый вербовал их и склонял к противоправным действиям. Еще один курсант, по словам Черкасова, заявил, что Осипов не вербовал его «напрямую».

Последний свидетель на суде вспомнил один случай, когда обвиняемый предлагал ему захватить казарму, рассказал Черкасов. Однако вспомнить, когда это произошло и делился ли Осипов деталями плана, курсант не смог. Черкасов считает, что показания этого свидетеля мог скорректировать сотрудник ФСБ, который вел опрос курсанта без санкции следователя. Адвокат попросит судью «критически» отнестись к показаниям этого свидетеля.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.