20 июня 2018

Ездить по регионам России, учить школьников программированию и сделать с ними сайт о селе Глазок, где живет 500 человек

Год назад петербуржец Александр Братчиков вместе с коллегами-программистами организовал проект дополнительного образования «Кружок». Команда ездит по городам, селам и деревням и учит детей веб-разработке. Один из самых известных сайтов, созданных при участии «Кружка», посвящен селу Глазок в Тамбовской области, где живет 500 человек.

Братчиков рассказал «Бумаге», как появилась идея учить школьников в регионах кодингу, удается ли совмещать проект с основной работой, как к инициативе относятся в регионах и продолжают ли дети программировать после окончания их недельного курса.

Александр Братчиков

Идея

Я родился в небольшом городе Воткинске в Удмуртской Республике. Школу и университет закончил в Петербурге, но в Воткинск приезжаю раз или два в год — к бабушке с дедушкой.

На рынке дополнительного образования в Москве и Питере большой выбор, детям много чем можно заняться и много как расширить свой кругозор. В Воткинске ничего такого нет. И я думал, раз приезжаю сюда на две недели в год, может, стоит провести какой-то бесплатный курс для детей.

Думал об этом с полгода до того момента, как мой друг Сергей Нугаев (сооснователь «Кружка» — прим. «Бумаги»), с которым мы работали в Moscow Coding School, приехал в Питер и сказал, что у него есть такая же мысль: попытаться прочитать в регионах программы обучения кодингу и устроить что-то вроде турне.

10 мая стало точкой, когда появилась идея «Кружка», то есть проекту уже больше года. Без какого-то бизнес-плана и четкого понимания, как мы это будем делать, просто написали пост в фейсбуке: «Друзья из регионов, откликнитесь, есть идея сделать такое. Кто может помочь организовать?».

Первым городом турне в итоге стал родной Воткинск. В августе 2017 года мы приехали туда командой из шести человек и провели первую пилотную семидневную школу, наступив на кучу всяких граблей.

Тур — это подпроект «Кружка», он рассчитан на десять городов. Столько мы решили проехать за учебный год и лето. Мы уже побывали в восьми, впереди еще два.

Подготовка

Для начала решили собрать команду ребят, которые работали с нами в Moscow Coding School. Стали подводить работу под большую идею и концепцию о том, что дополнительное образование должно быть доступным, разрабатывали учебную программу. Каждый из нас занимался разными вещами: методикой, робототехникой, веб-разработкой, программированием на Python.

Мы решили взять по чуть-чуть от каждой компетенции и первую программу сделали винегретом. Тогда нам казалось, что это круто. Потому что первоначальная концепция была такая: развитие технологического кругозора детей.

Но большая часть работы — это еще и организация обучения на месте. Потому что, когда ты находишься за 3 тысячи км от места, где планируешь провести курсы, довольно сложно всё продумать, если там у тебя нет активного человека. В Воткинске найти помещение и собрать группу учеников мне помогла родственница. И это тоже оказалось непросто, потому что первый курс мы проводили не на базе школы, а просто собирали людей по всему городу.

Параллельно мы нашли оператора, потому что тогда уже задумали снимать кино (первый короткометражный фильм о «Кружке» вышел в конце мая 2018 года — прим. «Бумаги»).

Поездки по городам и селам

Первая поездка получилась самой дорогой — 80 тысяч рублей. В эту сумму вошли билеты, жилье, печать мерча: футболок и плакатов, которые мы развешивали по городу. Воткинск — самый далекий город из всех, куда мы ездили. Жилье было относительно дешевым по меркам Москвы и Питера, но мы жили в однокомнатной квартире вшестером. Это порождало всякие бытовые неприятности.

Потом мы старались оптимизировать расходы: вписываться к кому-то пожить, плюс большинство городов были не такими далекими и ездили мы уже меньшим составом. Сначала мы пытались выбить финансирование: тогда казалось, что какая-то компания должна нам сразу дать денег, потому что «Кружок» — такой социально красивый проект. Но в итоге первые три поездки — Воткинск, Вязьма и Калуга — мы оплачивали сами.

Сейчас компания, в которой я работаю, начала ежемесячно поддерживать нас определенной суммой. Но это не та сумма, чтобы платить работникам «Кружка» зарплаты. Все по-прежнему работают за идею и совмещают «Кружок» с работой. С двух до шести мы проводим занятия с детьми. А с утра до двух и с шести до девяти вечера работаем.

7 человек

в команде «Кружка»

10 локаций

в туре

80 тысяч рублей

затратили на первую поездку

7 дней

длится учебная программа

8 населенных пунктов

уже провели курсы

1 год

существует проект «Кружок»

Мы начинаем преподавать программу по веб-разработке с HTML и CSS. Это вещи, которые очень легко познать новичку. И здесь самый короткий путь до визуального результата. Ты написал какой-то код и сразу же видишь его в браузере. Считается, что это лучший вариант для новичков в плане поддержания их мотивации.

Большая часть обучения — это создание проекта командами учеников. До села Глазок в Тамбовской области — то есть в первых трех городах — каждая команда делала свой проект отдельно. Но в Глазке выяснилось, что все дети так или иначе хотят сделать сайт про свое село, где живут 500 человек (вместе с «Кружком» школьники создали сайт под лозунгом «Посмотри хоть одним глазком» — прим. «Бумаги»). И в итоге все делали один проект, но каждая команда выполняла отдельный раздел внутри сайта. И именно этот проект вызвал интерес публики. С тех пор мы стараемся делать один проект о какой-то локальной особенности.

Некоторые проекты порождают изменения. Например, со школьниками мы делали сайт про деревню Сардаял. Один из разделов назывался «Жизнь без интернета», потому что там реально очень плохой интернет. Однажды нам пришлось поехать в соседнее село, чтобы поймать 3G. И дети сделали карточку об этой проблеме: кто-то без интернета не может заниматься английским, у кого-то свой блог на ютьюбе, но его сложно вести без интернета. И сейчас «Ростелеком» активно общается с директором школы этой деревни насчет того, чтобы интернет там стал нормальным и стабильным. Думаю, мы эту тему додавим.

Скриншот из короткометражного фильма «Кружок»

Было бы нечестно уезжать из города и обрывать всю связь с детьми. У нас есть чат с каждым из городов и общий чат со школьниками из всех городов и деревень, где мы были. Приезжая в каждый, мы устраиваем телемост между другими локациями, и дети начинают задавать друг другу вопросы вообще обо всем.

Не скажу, что работа с продолжением проекта [после нашего отъезда] всегда идет круто и стабильно. Но мы стараемся устраивать какие-то движухи: провести конкурс, дать задание. Есть, например, Коля из Вязьмы, где мы были в сентябре 2017 года. Он продолжает делать проекты, присылает код, чтобы мы его проверили. И делает уже сложные проекты, которым мы не обучали на курсе.

В Сардаяле в этом августе мы делаем локальный культурно-музыкальный фестиваль. Директор школы сказала нам, что всегда мечтала сделать что-то такое, чтобы к ним приехали люди из других мест, поэтому предложили сделать фестиваль. Сейчас разрабатываем концепцию, но уже есть лайн-ап музыкантов, с которыми мы общаемся.

Риски

Сейчас мы с Сережей по большей части ездим вдвоем. Очень важно, чтобы мы были в каком-то нормальном настроении, чтобы преподавать детям, чтобы как-то мотивировать их узнавать многое. А поскольку мы по-прежнему вынуждены совмещать это с основной работой, периодически происходит так: накапливается стресс, приходишь с ним на курс, и он может передаться аудитории.

Никогда не бывает такого, что кто-то один ездит в поездки. Потому что если человек заболеет и будет себя плохо чувствовать, если у него будет какая-то жесть на работе, то можно считать, что поездка выдалась не очень. Наверное, это самый большой риск в плане тура. Например, в последней поездке Сережа сильно заболел, а у меня было очень много работы, возникал перегруз — и эмоциональный, и физический.

За время поездок было несколько кейсов, которые касались людей более старшего поколения в школах. Они не очень понимали, кто мы такие, потому что у нас нет никакой бумажки, никакой образовательной лицензии. А людям, которые привыкли к бюрократии, такая бумага нужна. И из-за этого возникало недопонимание. Но с местными такого не было. Люди в глубинке России очень гостеприимны, если ты открыт.

Опыт

Когда мы только задумали «Кружок», у нас не было уверенности, что это кому-то нужно. Во время нашей первой поездки именно в село — в Глазок — мы очень сомневались, это был эксперимент. Люди вокруг говорили: «Вы поедете в село и будете учить детей кодингу, реально? Они там, наверное, доят коров, им вообще не до этого». Как оказалось, школьникам интересно узнавать о программировании. Но мы для себя поняли такую вещь: даже если приедем в село и окажется, что там кодинг никому не нужен, это не повод не дать детям в селе о такой возможности узнать.

После каждой поездки мы всё больше укрепляемся во мнении, что такая штука, как «Кружок», в России нужна. Но проект отнимает много сил и времени, невозможно работать долго на чистом альтруизме. Сейчас мы ищем более стабильную модель: с привлечением и средств, и ресурсов других людей.

Нам хочется, чтобы это был не просто проект, который быстро загнется, потому что мы не нашли пути, как его можно стабильно развивать, а чтобы это была история, которая реально влияет на российский контекст.

Мы поняли, что идея «Кружка» во многом не только про образование, но и про просвещение, про рассказ о местах, о которых раньше в России никто не слышал. Получается, что все проекты, которые мы сейчас делаем с детьми, — это медиа, которые показывают, как люди живут в глубинке, ведь мало кто об этом знает.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
«Медуза» получила методичку Кремля о том, как «правильно» говорить о военном положении и разных режимах готовности. Что в нее вошло?
Мобилизация
Зачем публиковать антивоенные петиции, если обычно они не работают? Отвечает «ФАС»
Родственники мобилизованных столкнулись с отказами в предоставлении кредитных каникул, пишет «Коммерсантъ»
«ФАС» и инициативная группа матерей мобилизованных потребовали вывода войск из Украины
«ВКонтакте» заблокировал группу «Совета матерей и жен»
«Важные истории»: к лету на войне в Украине могут погибнуть 100 тысяч мобилизованных. Кремль планирует заменить их срочниками
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
На обвиняемую по делу о «фейках» об армии Викторию Петрову давят в СИЗО
Заседание по делу обвиняемого в «фейках» об армии Всеволода Королева перенесли на 15 декабря
В Петербурге прошло заседание по делу Вики Петровой. Ее обвиняют в «фейках» об армии
В Новом Девяткине отменили согласованный митинг. Администрация сослалась на «режим базовой готовности»
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Экономический кризис — 2022
ТАСС: на месте магазинов H&M откроются точки российских брендов
Родственники мобилизованных столкнулись с отказами в предоставлении кредитных каникул, пишет «Коммерсантъ»
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Власти Петербурга хотят заместить поток туристов из Европы и Китая гражданами Ирана и Индии
Завод Nissan в Петербурге перешел в государственную собственность
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.