28 марта 2022

«Комьюнити, где мы научим друг друга жить так, как хотели бы». Кристина Вазовски — о проекте взаимопомощи эмигрантов Civilians

С 24 февраля, после начала военных действий в Украине, большое количество россиян покинули и продолжают покидать страну и вынуждены организовывать быт в эмиграции. 

Для тех, кто оказался в другой стране и заново строит свою жизнь, основательница студии подкастов «Толк» петербурженка Кристина Вазовски запустила проект Civilians — сообщество взаимопомощи эмигрантов. «Бумага» поговорила с Кристиной о проекте, переживаниях его участников и об отношении к россиянам за рубежом.

Фото: Ольга Карпушина для «Бумаги»

Расскажи, пожалуйста, об основной идее проекта Civilians.

— С начала так называемых военных спецопераций я поняла, что ценность не в каких-то ачивках, а в людях. У меня был внутренний запрос на помощь, и та поддержка, которую мне оказали близкие и незнакомые люди, — это абсолютно потрясающе. Я поняла, что могу помогать людям находить друг друга, чтобы мы все друг другу помогали. Это одна часть.

Есть и другая часть. Я родилась и выросла в Петербурге, но мне всегда хотелось путешествовать, жить в мире вообще. И я сталкивалась с диким количеством дискриминаций из-за того, что у меня российский паспорт. Почему-то моим друзьям, которые родились, условно, во Франции, не надо стоять в километровой очереди в аэропорту, а с российским паспортом ты в этой очереди стоишь. Сложности с получением визы, сложности где-то остаться — и так далее. И у меня всегда была фантазия жить в мире, где тот паспорт, который достался тебе по рождению, не добавляет сложностей. В каком-то смысле сейчас мы пытаемся создать это антидискриминационное пространство.

И третья часть. У меня в семье не было суперполитических настроений, скорее «зачем эти протесты, зачем эта яркая политическая позиция», «сиди тихо — и всё будет хорошо», «деньги любят тишину» и всё такое. Когда я переехала учиться в Англию, то удивилась, что там все постоянно борются за свои права. Что-то их не устраивает — они подписывают петиции, идут протестовать. Мне казалось, что это дико странно и ничего не значит. А потом я увидела, что на самом деле значит.

В моем окружении из России мало у кого есть культура протеста и отстаивания своих прав и опыт того, что твое мнение важно, а также культура взаимопомощи и поддержки, которая проявляется у нас [в Civilians] через обязательные донаты или волонтерство. Это попытка взрастить комьюнити, в котором мы научим друг друга жить так, как мы хотели бы. А именно — помогать, независимо от того, знакомы вы или нет, не бояться обмениваться в целом, не бояться быть уязвимым и знать, что это точно безопасное пространство, что твое мнение слышат и что ты реально можешь влиять.

Это философская часть. Но есть и практическая: мы помогаем друг другу получить ВНЖ, разобраться в документах, найти работу, завести друзей и так далее.

Сколько людей подали заявку и сколько уже стали участниками сообщества?

— Сейчас мы приняли 100 человек. У нас лежит еще примерно 1 тысяча анкет. Последние — это люди, которые уже задонатили на помощь пострадавшим от войны (минимальный донат — 1 доллар) или написали, что не могут сейчас донатить и хотят волонтерить. Анкеты валятся постоянно. Это, конечно, потрясающе приятно.

Мы не обещаем, что внутри уже есть «энциклопедия эмигранта», потому что мы строим всё это вместе с самого нуля. Приятно, что есть люди, которые в это верят и понимают, что сейчас там ничего нет, но готовы что-то сделать, чтобы что-то появилось.

Чтобы подать заявку на участие в проекте, нужно либо внести организационный взнос размером от одного доллара, либо предложить волонтерскую помощь. Донаты совсем небольшие. Как вам удалось добыть ресурсы на проект?

— Всё это стоит довольно много денег, потому что многие, кто занят в проекте, работают фул-тайм. У нас есть инвестор — это я. Я решила вложить в проект собственные деньги, у меня нет никакой идеи на нем заработать. За последние 20 дней я сильно пересмотрела отношение к ценности денег. И для меня сейчас в том числе очень важно создавать рабочие места, потому что много людей остаются без работы.

Я верю в Civilians с точки зрения смысла и надеюсь, что мы найдем способ, как в скором времени окупаться и зарабатывать, чтобы создавать еще больше рабочих мест и приносить как можно больше пользы. Эта такая инвестиция в благотворительность. Мне кажется, что материальные ресурсы — это фигня, потому что без девочек и мальчиков, которые сейчас этим занимаются, этого ничего не было бы.

Из донатов мы не извлекаем прибыль. Помимо базовых расходов (типа налогов) нет цели заработать на донатах — мы всё отправляем в поддержку пострадавшим.

Ты надеешься, что проект будет хотя бы окупаться или даже получится зарабатывать деньги на его развитие. Как ты это видишь?

— Для нас главная задача следующего месяца — пока не думать о монетизации, а выстроить теплое, поддерживающее и полезное комьюнити.

С точки зрения монетизации здесь может быть много путей. В комьюнити сейчас огромное количество ребят, у которых есть запрос делать проекты в изменившемся мире. Например, они срочно покинули Россию, у них там был бизнес. Они умные и талантливые, с суперопытом, но пока не понимают, как применить его в новых реалиях.

Мы думаем, что можем стать акселератором, который сводит людей вместе и помогает им деливерить идеи в новых географических обстоятельствах. Это в том числе какой-то вид развития Civilians. Плюс у нас есть огромная экспертиза в создании контента, потому что мы делали это для «Толка» и наших партнеров. Мы будем запускать подкасты, которые будут поддерживать этот проект, и вообще делать всякие разные штуки вокруг, и мы умеем классно монетизировать контент не за счет участников, а за счет внешних партнеров.

Короче, способов монетизации довольно много. Проекту неделя, нужно щупать. Будем тестировать. А пока у нас фокус на создании пользы внутри.

Какие активности доступны участникам Civilians?

— Мы уже провели первую онлайн-встречу, со всеми познакомились. Мы специально выбрали добрую тему — как искать друзей. Самый большой страх, из-за которого многие не переезжают, — остаться одному и умереть в одиночестве в незнакомой стране. На встрече было несколько приглашенных друзей комьюнити, которые поделились своим опытом поиска новых знакомых.

Важно сказать, что мы принимаем не только эмигрантов. У нас много ребят из России, которые не собираются уезжать, а просто хотят строить новые связи и общаться с близкими по духу людьми. Сейчас мы делаем «тиндер» — как бы внутренний метчинг людей: «Я такой-то человек в этом месте», «А я такой-то в этом» — вам, кажется, нужно познакомиться.

У нас довольно много информации по конкретным вопросам: как переехать, куда переехать, сколько это стоит, к кому обратиться и всё такое. Эта информация есть в открытых источниках, но она разрозненная. Мы активно наращиваем базу знаний, знакомим людей друг с другом, чтобы они встречались в реальности и создавали отдельные проекты, плюс проводим регулярные встречи.

Сейчас для людей внутри сообщества стартуют бесплатные сессии с коучами, психологами, карьерными специалистами. Они расскажут, например, как подаваться на работу в зарубежные компании, помогут с резюме и CV. У нас очень много экспертов. Бóльшая их часть — либо друзья, которых мы накопили за несколько лет работы в «Толке», либо эксперты внутри сообщества, которые хотят помогать. В общем, это всё про взаимообмен.

Наблюдая за коммуникациями в сообществе эмигрантов, ты уже видишь какие-то тенденции — настроения, интересы, особенности коммуникации?

— Я вижу что-то типа пирамиды Маслоу. У меня есть большой чат в телеграме — «Клуб путешественников», где люди задают вопросы про эмиграцию. И вопросы первого уровня: какие документы, как вывезти кошку, как поменять деньги — то есть конкретные вопросы о том, как вырулить ситуацию прямо сейчас. У ребят в нашем сообществе [Civilians] уже следующая ступень: так, я «рульнул» самые горящие проблемы, а как мне легализоваться, или как перевезти бизнес, или как найти работу, обустроить свой быт в новой реальности.

Сейчас я открыла чатик, там шутят, показывают домашних животных. Есть ощущение не общения про пользу, а дружеского. Девочка из нашего сообщества нашла себя в этом ужасном списке «Трусов и беглецов». И теперь она каждое сообщение подписывает в духе «Это сообщение создано или распространено…». Пошел локальный юмор. Мы не очень говорим про политику. Не потому, что это неважно, а потому, что у нас один взгляд на ситуацию и уже реально хочется пространства, где можно поговорить про жизнь, получить какое-то отдохновение.

Вы позиционируете Civilians как безопасное онлайн-пространство. В чем эта безопасность выражается?

— Для нас очень важно хранение и распространение данных. Если мы что-то выкладываем про участников сообщества, это обязательно с их согласия. Мы добавляем [участников] только после ручного отсмотра анкет. Мы также внимательно смотрим на то, владеет ли человек навыками ненасильственного общения. Мы никогда не переходим на личности, всегда говорим суперкорректно, никакая агрессия у нас неуместна. Это ментально безопасное сообщество.

Из-за количества участников мы будем вводить что-то про одно рукопожатие: чтобы вступить, тебя должен порекомендовать кто-то из тех, кого мы знаем. А если таких людей нет, давай созвонимся и пообщаемся. Понятно, что это все-таки open call, но мы делаем максимум, чтобы пространство было безопасным.

Отмечаешь ли ты какое-либо давление на эмигрантов?

— Мы как раз обсуждали это на предыдущей встрече. И на 95 % у всех либо нейтральный, либо позитивный опыт. Есть какие-то точечные истории. Есть просто индивидуальные мудаки — такое бывает, это грустно. И я понимаю, что если с тобой случилась дискриминация, можно на весь мир смотреть с подозрением. Но мне кажется, это скорее исключение, чем правило. А правило в том, что на самом деле все суперподдерживающие. Я в Португалии уже три недели, и я вообще не встретила ничего негативного, все только помогали и сочувствовали.

У тебя есть какие-то универсальные советы эмигрантам?

— Ситуации у всех разные. Самое важное — создать комьюнити на месте. Больше всего люди переживают, когда у них есть ощущение, что, условно говоря, не с кем пива попить. Это не про близких друзей, а про то, что ты можешь кому-то написать: «Пойдем в парк?», «Пойдем поужинаем?», «Пойдем вина выпьем?». И тебе ответят: «Ну да, пойдем». И еще местное окружение помогает быстро решать проблемы.

Поэтому главный мой совет: даже если вы где-то временно или не уверены, надо вам сюда или не надо, попробуйте не запираться дома, а выходить и общаться с людьми. Есть два способа построить мини-комьюнити. Первый — попросить своих друзей (неважно, в какой географии) найти вам друзей на месте: «Маша, знаешь ли ты кого-то в Стамбуле? Познакомь меня с этим человеком». А второй — находить сообщества не просто по эмиграции, а по интересам, где разделяют твои ценности. Через это закроется половина как конкретных проблем в духе «где поменять деньги», так и экзистенциальных.

И справку о несудимости нужно привезти с собой из России, и оформить доверенность на маму. Такие еще советы.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

  • «Не я вырвалась из ловушки, а меня выгнали из дома». Петербуржцы об эмиграции — в Стамбул, Тбилиси и Ереван.

Фото на обложке: Ольга Карпушина для «Бумаги»

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.