7 июля 2021

Как работать в кайф, если ты ежедневно бьешь татуировки? Мастер из Sashatattooing — о рисовании как медитации, паузах в работе на кураже и выгорании от общения

Михаил Козлов несколько лет работал юристом, но, почувствовав эмоциональное выгорание, решил сменить профессию. Чтобы справиться со стрессом, он начал рисовать, а затем увлекся татуировкой. В итоге хобби стало основной работой.

Сейчас Михаил бьет татуировки в Sashatattooing в «Севкабель Порту», а в остальное время делает эскизы, обдумывает творческие проекты и занимается самообразованием. Баланс работы и остальной жизни он находит не в планировании, а в том, чтобы получить максимальное удовольствие на протяжении всего дня.

«Бумага» поговорила с Михаилом о том, почему нанесение татуировки на кожу для него сродни медитации, что в работе дается ему сложнее всего и как плавание и время наедине с собой спасают от усталости.

Фото: Сергей Мисенко

Работа: тату-мастер

На этой работе: 5 лет

График: ненормированный

— Я занимаюсь татуировкой больше пяти лет, в эту сферу пришел довольно случайно. Раньше я работал юристом, но в какой-то момент понял, что это меня больше не цепляет. У меня было эмоциональное выгорание, ощущение, что хожу на работу и не делаю ничего важного и интересного, ничего, что можно потрогать руками. Поэтому я начал рисовать.

В детстве я ходил в художественную школу, но там у меня на много лет отбили желание брать в руки карандаш. А тут, видимо, на фоне стресса, организм решил, что это отличная терапия. Рисование — медитативная история, меня это сильно успокаивает.

В тот период мне набивали мою вторую татуировку, и я показал свои картинки мастеру. Он посмотрел на них и сказал, что это «странная история». А друзья почему-то предложили попробовать заниматься татуировками, аргументируя это тем, что я классно рисую. Я посмеялся, подумал, что это что-то нереальное, но мысль в голове засела. В итоге я решил попробовать, начал рисовать не просто абстрактные картинки, а что-то, что могло бы подойти для татуировок. А потом нашел человека, который посмотрел на мои рисунки, сказал, что они классные, и взялся учить меня бить татуировки.

В начале это не приносило деньги, поэтому я не мог оставить работу юристом, и татуировка была чем-то вроде хобби. Естественно, прогресса особо не было — в это дело нужно погружаться полностью, отбросив всё другое. Поэтому однажды я решился и все-таки бросил работу.

Как вы работаете и отдыхаете?

— Татуировка — это не совсем про работу, скорее про образ жизни. Я либо работаю на студии, либо рисую что-то дома, и всегда об этом думаю. Но меня не напрягает, это очень органично и приносит много удовольствия.

Мой день начинается с прогулки с собакой и домашних дел, параллельно я что-нибудь слушаю: лекцию или подкаст. Потом проверяю входящие, составляю план на день, иду на студию бить татуировки, а после возвращаюсь домой и рисую до вечера. В плане на день обычно есть несколько пунктов помимо работы на студии, например доделать какой-нибудь эскиз. Работаю в студии я около 3–4 часов, потом остаюсь там же поболтать с коллегами, обсудить какие-то профессиональные истории. Последние несколько часов дня я стараюсь не отдавать работе и провожу их семьей. И примерно каждый день выглядит так — без разделения на будни и выходные.

Недавно я спонтанно запустил в инстаграме проект с карточками про японскую культуру, японские татуировки и всё, что с этим связано. Сбор такой информации — часть моей работы. В какой-то момент ее стало много, и я подумал, что было бы классно этим делиться. И сейчас это такая же часть работы, как рисование.

Это очень классный образ жизни, прям затягивает. Я всё время должен совершенствоваться и расти — сам процесс поиска новых творческих решений доставляет мне большое удовольствие, и его невозможно остановить.

Периодически в таком режиме, конечно, ловишь усталость и идешь в отпуск. Но, как правило, у меня нет разделения на рабочие часы и часы отдыха. Если я все-таки хочу отдохнуть, то могу несколько часов просто почитать что-нибудь отвлеченное или скроллить ленту в поисках японских гравюр или информации об этом.

Что в работе вам доставляет удовольствие?

— Во-первых, техническая сторона процесса. У меня есть определенная стилистика — японская татуировка. Но я не делаю классические изображения, а пытаюсь показать взгляд человека, который вырос в западной культуре.

Работу можно разделить на два этапа. Сначала я делаю на коже полоски, затем — что-то похожее на напыление точками, так называемый дотворк. Часть с полосками невероятно интересная — они появляются у меня на глазах, следуя за движением руки. Классно наблюдать, как игла пронзает кожу, за ней остается линия, которую я полностью контролирую: ширину, глубину, текстуру. Я могу подчинить ее своей художественной задумке и согласовать с анатомией, чтобы она классно выглядела.

Вторая часть работы, дотворк, — просто медитативная. Это может показаться однообразным, потому что я сижу и ставлю точку за точкой. Но процесс классно настраивает голову, я просто погружаюсь в это. С одной стороны, я полностью в процессе и никакой окружающий мир не существует, с другой стороны, я будто наблюдаю за ним со стороны. Мне нравится видеть, как появляется работа, как она выглядит на теле, классно создавать что-то новое. Просто приятно смотреть на что-то, что сделано моими руками.

С рисованием на бумаге что-то похожее, но только не так эмоционально. Это чуть больше про эксперимент — на бумаге можно позволить себе больше.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Баланс между работой и личной жизнью — в том, что я не устаю. Работа для меня — не повинность. Не проблема пойти в студию и несколько часов там бить татуировку. Это такое же удовольствие, как поехать покататься на велосипеде. Физически я могу уставать, но внутренне — нет. Баланс в том, чтобы проживать свой день так, чтобы он весь доставлял одинаковое удовольствие.

Я нашел для себя один действенный инструмент. Я спрашиваю себя, классно ли мне в данный момент времени, получаю ли я удовольствие от того, что я делаю. От этого ответа уже пляшу. Я стараюсь всегда отвечать честно и если понимаю, что что-то идет не так, то пытаюсь разобраться с причинами.

Самый сложный для меня момент в работе — коммуникация с людьми. Мне кажется, что все татуировщики немного интроверты, мы про работу с телом, с изображением, с машинкой, и в меньшей степени про общение. Иногда я от этого устаю и, кажется, даже чаще, чем от самого процесса. И когда близится момент выгорания, могу просто на пару дней уйти домой, спрятаться, не отвечать на сообщения, ни с кем не коммуницировать, если нет ничего очень срочного и важного.

Еще спасает плавание. Это для меня такая же медитативная история как и процесс создания татуировки — ты просто находишься в воде, так же сконцентрирован в одной точке перед собой, считаешь вдохи и выдохи и стараешься просто получать удовольствие от процесса.

Три совета

  1. Отслеживать свое состояние и быть честным с собой. Если тебе не очень хорошо, попытаться найти источник плохого состояния и разложить его на составляющие. Иногда причиной плохого состояния может быть не рабочая задача, а, например, плохая новость, которую ты прочитал. 
  2. Вовремя останавливаться. Есть такая штука, как боевой раж, когда погружаешься в работу, чувствуешь вдохновение и на кураже несешься. И иногда можно долго бежать по инерции и не замечать, что силы закончились. В таком случае нужно на пару дней взять паузу и побыть с собой.
  3. Найти занятие, которое будет восстанавливать ресурс. Мне кажется, что не очень важно, связано оно с профессиональной деятельностью или нет, но важно, чтобы оно восстанавливало силы и доставляло удовольствие.

Что дальше?

— Я чувствую, что в последнее время вышел на условное профессиональное плато — это неплохо, абсолютно естественный этап. Но кажется, что я на нем давно, и теперь стараюсь выбраться. Взял небольшой отпуск, поехал к родителям и даже не брал с собой никакие принадлежности, чтобы полностью отключиться и всё хорошенько обдумать.

Я хотел бы немного расширить набор инструментов, с которыми работаю. В последнее время я стал заигрывать с текстурой кожи и готов добавить немного цветов в свою работу — сейчас я работаю только с черным.

Есть также план посмотреть, как мое творчество будет смотреться не только на теле, но и в виде принтов или шелкографий.


«Бумага» также запустила рассылку «Когда работа в кайф». В ней мы вместе с предпринимателями и специалистами из разных сфер рассказываем, как решать рабочие проблемы, которые не дают жить. Подписывайтесь, чтобы каждую неделю получать письма о поисках счастья в своем деле.

Ранее «Бумага» поговорила с книжным редактором Анжелой Орловой — о том, как она строит расписание с учетом своей физиологии, чем балансирует творческую часть работы и как проверяет уровень усталости и интереса к профессии.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Экономический кризис — 2022
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Давление на свободу слова
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.