22 декабря 2021

Как работать в кайф, если ты Дед Мороз? Актер театра «Мастерская» — о сотне елок за три недели и работе с детьми

Актер петербургского театра «Мастерская» Андрей Дидик и его супруга Мария Мясникова уже семь лет работают Дедом Морозом и Снегурочкой на новогодних елках. За это время они провели сотни праздников для детей и их родителей.

«Бумага» узнала у Андрея, как проходит рабочий день Деда Мороза, сколько елок удается отработать за каникулы и как он находит подход к детям и их родителям.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Работа: Дед Мороз

На этой работе: 7 лет

График: сезонный


— Уже сложно вспомнить, когда я начал работать Дедом Морозом… Примерно семь лет назад замечательная актриса Марина Солопченко, мама моей однокурсницы, попросила поздравить ее семью. Помню, я нашел какой-то старенький костюм и, надев его, почувствовал, что теперь мне можно чуточку больше, ведь я же волшебник.

Я еще был студентом, и подобный заработок очень выручал. Всего за пару недель можно было получить неплохие деньги, а у меня очень быстро набралась клиентская база. Со временем я стал относиться к подработке более системно: начал придумывать праздничные программы, приобрел много костюмов и реквизита. Всё это, конечно, произошло не сразу, в течение несколько лет. Потом ко мне присоединилась моя супруга, тоже актриса театра и кино.

Поначалу я работал один, переживал, что жене будет тяжело: когда у тебя шесть елок в день, ты шесть часов ходишь в костюме. Первые годы она помогала тем, что сидела на аппаратуре. Всё это время для роли Снегурочки я нанимал актрису.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

Однажды супруга сказала: «Зачем платить другому человеку? Давай я буду Снегурочкой, тогда больше денег будет поступать в семью». И мы решили попробовать. После третьей елки она заплакала и спросила, сколько их еще впереди. А по плану их было примерно 100. Когда с приходом пандемии коронавируса число елок резко сократилось, нам обоим даже стало грустно. Но зато остались постоянные клиенты.

Я работаю Дедом Морозом не из-за безысходности, а потому что за эти годы появились люди, которым я не могу отказать в празднике. И это не только дети. Например, у меня есть постоянный клиент — глава очень состоятельной семьи. У него две дочери подросткового возраста и в Деда Мороза они, естественно, уже не верят. Как-то я приехал к ним, провел праздник, их отец очень смеялся.

Через год он снова пригласил на Новый год. Я немного удивился: зачем уже совсем взрослым девочкам Дед Мороз? Но всё равно согласился. Захожу и вижу, что передо мной только отец девочек, их самих нет. То есть он пригласил нас для себя. В общем, мы где-то час играли, танцевали вокруг самовара, он подарил нам бутылку хорошего виски. В итоге он остался очень доволен и заплатил в два раза больше. С тех пор мы ездим к нему каждый год.

Мой Дед Мороз своеобразен. Вы наверняка видели детский мультфильм «Дед Мороз и лето». Вот мой примерно такой же: немножко шебутной и хулиганистый. У него нет посоха и мешка, зато есть волшебный ларец, откуда он достает письма (они попадают к нему из морозильных камер холодильников, куда их кладут дети). Мой Дед Мороз не говорит каким-то особенным голосом, но поет и играет на укулеле и балалайке. Самое главное, что он всё время всему удивляется, а мир вокруг его восхищает.

Как вы работаете и отдыхаете?

— Рабочий день Деда Мороза начинается накануне елки. Ты готовишь к выступлению все свои костюмы: стираешь, сушишь и гладишь. Отдельное внимание нужно уделить накладной бороде — почистить и привести в порядок, иначе от нее будет раздражение на коже. Хотя лицо будет чесаться при любом раскладе. В течение рабочего дня всё это нужно по нескольку раз сушить — когда ты часами находишься одетым в помещении, сами понимаете, какой результат.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

Подъем в шесть утра, так как елки, как правило, находятся в разных частях города. Садишься в холодную машину, заводишь ее и едешь. Примерно в семь утра приезжаешь на первую елку, раскладываешь программу, ставишь декорации и думаешь, что больше никогда не будешь работать Дедом Морозом. Потом видишь первого ребенка — и эти мысли пропадают. Конечно, бывают капризные дети и грубые родители, но костюм Деда Мороза — великий уравнитель. Ты надеваешь его и все снова улыбаются.

Рабочий день Снегурочки начинается с того, что она надевает себе на голову колготки, чтобы на голове держался кокошник, и красит лицо синим цветом. А дальше — как у Деда Мороза.

Так как график ненормированный, обедаем мы в машине. Если елка, допустим, в школе или детском саду, есть примерно десять минут на то, чтобы переодеться и перекусить между классами или группами. Если честно, не особо есть время думать о еде. Времени, как правило, вообще ни на что не хватает. Нормально поесть получается уже поздно вечером.

Все школьные елки заканчиваются где-то в пять, потом начинаются домашние, а это гораздо сложнее. Ведь по большому счету взрослые заказывают Деда Мороза не ребенку, а себе. Ты должен понравиться родителям, чтобы они не посчитали тебя скучным и глупым, и только потом уже их дочке или сыну. И мне кажется, родителям тоже хочется праздника.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

То же самое с учителями и воспитателями. Однажды нас заказала воспитательница детсада, но с одним условием: чтобы Дед Мороз и Снегурочка остались на дискотеку. Мы провели праздник, родители забрали детей, а мы стали собираться домой. А эта женщина заявляет: «Куда вы собрались? У вас еще дискотека». В итоге она одна, в пустом помещении, танцевала под «Дискотеку Аварию» и пила шампанское… Это было немного странно и грустно, мы не смогли уйти и составили ей компанию.

За годы я научился с порога понимать, что можно и нужно сказать заказчикам, а что категорически нельзя. То есть Дед Мороз — это еще и тонкий психолог, необходимо подарить праздник всем. А еще есть дети с особенностями здоровья — к ним тоже нужен особый подход. Их ни в коем случае нельзя жалеть, это полноценные люди и относиться к ним нужно как ко всем.

Я до сих пор переживаю перед каждой елкой, так как отвечаю за праздничное настроение детей и их родителей. Но это пока я Андрей — как только я надеваю костюм, бороду и становлюсь Дедом Морозом, внутреннее беспокойство исчезает.

Рабочий день заканчивается воспоминаниями о нем. Пока едем в машине, мы с женой обсуждаем детей, с которыми познакомились, какие-то веселые моменты с елок. Дома — готовимся к новому дню.

До пандемии нам за три недели удавалось посетить порядка сотни елок. Сейчас — около 40.

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— В первую очередь, я могу сам создавать сказку. Во-вторых, я приношу в эту жизнь радость. В-третьих, это занятие заряжает чистой энергией и, как правило, на продолжительное время. В общем, всё крутится вокруг моего душевного состояния. Это основное, если отбросить финансовую сторону.

Еще я очень люблю детей и, как мне кажется, мне удается находить с ними общий язык даже без костюма. Они безумно милые: один как-то очень забавно танцует, другой с особым выражением рассказывает стихотворение, третий постоянно обнимается. В начале у меня слезы брызгали, как в мультфильмах. Сейчас уже не так, но после каждой елки внутри остается что-то особенное.

Конечно, в этой работе есть и минусы. Например, люди, которые относятся к Деду Морозу по-хамски. Причем это взрослые люди, которые подают пример детям, а те впитывают всё, как губка.

Как-то нас пригласили провести елку, попросив скидку. Мы долго объясняли, почему не можем ее предоставить, но потом подумали: мало ли, малоимущая семья, и решили уступить. В итоге приезжаем, а там большой дом, родители ведут себя некрасиво. А тебе уже не уехать — и ты вынужден работать в таких условиях за копейки.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Весь предновогодний и новогодний период я полностью посвящаю себя Деду Морозу. В эти недели ни о каком балансе работы и жизни речи не идет. У меня же еще есть спектакли в театре. Приходится умудряться совмещать две работы. Я заранее морально готовлюсь, даю себе немного отдохнуть перед этим периодом.

Радует, что я переживаю это время вместе с супругой, не отдаляюсь от семьи. Хотя иногда моя мама обижается, что под Новый год ей никто не звонит и никто не заходит, но мы стараемся поддерживать ее, несмотря на высокую занятость.

Когда всё это заканчивается, мне нужно примерно два дня, чтобы прийти в себя. Потом я просто переключаюсь на театральные роли. Поначалу мне было сложно выходить из образа, я застревал в нем примерно на месяц после последней елки, подсознательно даже переносил на персонажей в театре. Но сейчас уже научился его отделять — теперь Дед Мороз оживает внутри меня только под Новый год.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

Три совета как работать в кайф, если ты Дед Мороз

  1. Верить, что ты настоящий.
  2. Понимать, что только ты можешь принести людям истинный праздник.
  3. Помнить, что через три недели всё это закончится.

    Что дальше?

    — В этом году было очень много планов, но наше правительство сначала запретило проводить праздники в детских садах и школах, а потом разрешило. Поэтому половина наших заявок просто пропала. Но мы всё равно планируем продолжать работу. У нас осталось много тех, кто звонит напрямую и просит приехать. Да и я сам не хочу это прекращать.

    Что еще почитать:

    • В этом материале театровед и продюсер Анастасия Ким рассказывает, как совмещает три работы с воспитанием детей.
    • А в этом тексте продакт-менеджер Денис Нестеренко рассказывает, как театр помогает ему соблюдать баланс в работе в сфере IT.

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Работа
      Больше трети петербургских компаний следят за сотрудниками. Та же картина наблюдается и в других северо-западных регионах
      Как работать в кайф в социальной сфере? Директор «Детей Петербурга» — о пользе разговоров про чувства, списках дел и хейте в соцсетях
      Как работать в кайф, если ты реаниматолог? Сотрудник Покровской больницы — о дежурствах в «красной зоне», хорошем сне и походах
      Ритуал для работы в кайф: «Я выделяю время на ничегонеделание и стараюсь чаще вести себя непривычным образом»
      Как работать в кайф, если летаешь 80 часов в месяц? Бортпроводница — о плюсах нестабильного графика и раннем выходе на пенсию
      Свободу Саше Скочиленко
      «Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
      Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
      Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
      «У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
      Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
      Военные действия России в Украине
      В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
      Возможная эвакуация с «Азовстали», ответ России на вступление Финляндии и Швеции в НАТО и окончательный уход McDonald’s. Главное к 16 мая
      Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
      Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
      Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
      Экономический кризис — 2022
      Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
      Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
      «А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
      Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
      Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
      Давление на свободу слова
      Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
      Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
      Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
      Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
      Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
      Хорошие новости
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.