8 декабря 2021

Как работать в кайф, если доставляешь еду? Велокурьер — о свободе, секретах быстрой доставки и страхе дороги

Алексей Бондарев учился на инженера по инновациям на производстве, но сейчас работает велокурьером. Он каждый день развозит заказы по городу, сталкиваясь не только с благодарностью, но и с агрессией.

«Бумага» узнала у Алексея, за что он любит свою работу, как ставит собственные рекорды доставки и как выстроил свой график, чтобы находить время на обучение программированию.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Работа: велокурьер

На этой работе: 1,5 года

График: свободный


— По образованию я инноватик, инженер по внедрению инновационных технологий в производство. Правда, считаю, что это профанация, а не образование, ведь после второго набора кафедру закрыли. До пандемии я был официантом в ресторане, но с началом нерабочих дней смен стало мало, и с марта 2020 года я работаю курьером. На тот момент я три месяца жил в Петербурге и подумал, что это интересная возможность получше изучить город. За пару месяцев работы в доставке, мне кажется, я узнал Петербург гораздо лучше многих местных.

Для меня работа курьером — это, в первую очередь, свобода. У агрегаторов есть разделение на плановые и свободные смены — я, как и многие мои коллеги, работаю только на свободных. Могу планировать свой график в зависимости от желания и количества необходимых мне денег. А еще в любой момент могу уехать, например, на неделю к родителям в другой город. И никто не будет мне звонить и говорить, что на мне держится весь отдел. Всё децентрализовано, нет никакого давления, никто не требует от меня работать пять дней в неделю по восемь часов.

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Сейчас из-за холода я работаю чуть меньше, чем обычно, — пять-шесть часов в день. Я просыпаюсь около десяти, примерно два часа завтракаю, собираюсь и выхожу на работу. Стараюсь уложиться в световой день — мне так спокойнее.

Система устроена так, что курьер забирает заказы из ближайшего доступного заведения. Допустим, выпадает доставка из «Макдональдса» на Невском, которую я везу на Жуковского, после система отдает мне ближайший заказ, например, у «Чернышевской». До выпадения снега я в среднем брал три заказа в час, сейчас, как правило, это две доставки. Немногие курьеры могут держать такой уровень. Я долго настраивал велосипед под себя, езжу в потоке с машинами и хорошо знаю город. И летом, и сейчас я езжу на фиксе. К моему удивлению, сейчас мне на этом велосипеде комфортнее, чем было бы на обычном, — фикс дает чуть больше контроля на дороге.

В моей работе две сложности: дураки и дороги. На дорогах часто возникают инциденты и недопонимания, например, кто-то резко открывает дверь, перестраивается или поворачивает без поворотника. Мне кажется, часто курьеры избегают аварий и выходят из подобных ситуаций целыми только благодаря опыту и навыкам.

Бывает, к нам проявляют агрессию. Однажды я парковал велосипед к столбикам с цепями у Московского вокзала. По другую сторону от заборчика из машины вышел таксист, который неожиданно начал ругаться и агрессивно требовать перепарковать велосипед. В целом, я понимаю, что у людей бывают проблемы с агрессией, поэтому всегда готов к таким ситуациям. После того как у меня в руке появился тяжелый замок, он немного остудил свой пыл, но я на всякий случай рассказал о случившемся сотрудникам полиции, которые стояли неподалеку.

Иногда система, которая раздает заказы, распределяет их таким образом, что приходится полчаса ждать, пока приготовят еду. Я за это время мог бы отвезти доставку. Если так происходит часто, это сказывается на доходе, потому что в агрегаторах сдельная оплата труда — сколько отвез, столько получил.

После работы я возвращаюсь домой, принимаю душ, обедаю и дальше свободное время. Обычно я или встречаюсь с друзьями, или ремонтирую велосипед, самостоятельно учусь Swift-программированию, чтобы в будущем разрабатывать приложения под смартфоны и планшеты. Курьерство — краткосрочная вещь. Можно, конечно, отработать и десять лет, но если десять лет ежедневно кататься по городу, тебя рано или поздно собьют.

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Меня радует, когда люди благодарят за быструю доставку. Я всегда представляюсь, когда звоню по телефону или в домофон, и мне приятно, если люди при встрече обращаются ко мне по имени. Мне кажется важным, чтобы люди знали: курьеры — не просто ребята в разноцветных плащах, каждый из них индивидуальность.

Еще я люблю состояние, когда вхожу в раж: приехал в ресторан, сразу забрал заказ, быстро его довез — и так много раз подряд. А потом смотрю на часы и понимаю, что сделал пять заказов за час, круто же! Или, например, таймер дает 30 минут на доставку, а я довожу за шесть-семь. Просто потому что хорошо знаю город и выстраиваю маршрут в голове так, что у меня всегда есть выбор: ехать прямо, потому что мне горит зеленый, или повернуть направо, чтобы не останавливаться и двигаться в сторону адреса доставки.

Понятно, что это нарушение. Если смотреть на мои перемещения с точки зрения ПДД, то нарушаю я раз в пять-десять минут стабильно. Тот же самый поворот направо на велосипеде, например, нарушение, но если я не мешаю потоку и не создаю аварийную ситуацию, то почему бы не сэкономить драгоценные секунды? Но это не обязательно, агрегатор дает достаточно времени на доставку, и курьеры, которые едут по тротуарам и везде спешиваются, тоже укладываются в тайминг.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Баланс работы и жизни у меня упирается в финансовую сторону вопроса. Когда подходит срок оплаты жилья, если понимаю, что мне не хватает, я работаю больше. Я плачу раз в три месяца, поэтому к этому дню у меня должна быть крупная сумма. Не совсем стандартная история для Петербурга, но вот так. Если нужды нет, то я выхожу на четыре-пять часов, чтобы поддерживать форму — за неделю без нагрузок ноги расслабляются и начинают болеть после небольших расстояний.

У меня не было, кажется, выгорания на работе, но были неприятные ситуации: не хочу их описывать, это что-то близкое к ДТП. После них я чувствовал, что психологическая помощь мне не помешала бы. Я тратил две-три недели на то, чтобы перебороть животный страх перед выездом на дорогу. Случались перерывы в работе длиной несколько недель, когда я боялся выехать на велосипеде даже до ближайшего магазина, но как-то я договорился с собой.

Три совета

  1. Переключайтесь
    Книги, фильмы, прогулки даже несколько раз в неделю — любые занятия, когда вы не сосредоточены на работе, уже защитят от выгорания.
  2. Проводите четкую границу между рабочим и нерабочим
    Речь не только про время, но и про общение с коллегами, рабочие чаты и так далее. У меня есть отдельный рабочий телефон, и если сейчас не мое рабочее время, то он лежит в стороне.
  3. Занимайтесь физическим трудом
    Этот совет немного пересекается с первым, но всё же. Мне кажется, есть занятия, которые полностью отключают голову и погружают тебя в действие: бег, плавание, катание на велосипеде, ручной труд.

    Что дальше?

    — Я планирую пока что работать курьером, обучаться программированию и через полгода-год пойти на стажировку разработчиком и работать курьером только тогда, когда мне будет хотеться чего-то спонтанного или физического в своей жизни.


    Читайте и другие интервью в рубрике «Работа». Помощник капитана Никита Востриков рассказывает, как сохранять здоровые отношения в замкнутом коллективе, а руководитель команды продаж в «Авито» Андрей Туякпаев — о ежедневной медитации и том, как использовать бизнес-техники в повседневной жизни. 

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Свободу Саше Скочиленко
      Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метра? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
      Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
      Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
      «Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
      Саша Скочиленко остается в СИЗО. Суд продлил ее арест еще на один месяц
      Военные действия России в Украине
      Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
      «Все мы — милитаристы и имперцы». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский дал интервью «Российской газете»
      «Надписи несут надежду, что не все люди в городе конченые». Как стрит-арт стал главным инструментом антивоенных протестов
      Минобороны РФ отчиталось об «успешном наступлении» на Северодонецком направлении, Украина заявила о готовящихся Россией обстрелах Харькова. Главное к вечеру 19 июня
      Петербуржцы заметили колонну военной техники на КАД
      Экономический кризис — 2022
      В Петербурге повышают доход депутатов, чиновников и губернатора. На это уйдет 697 млн рублей из бюджета
      Петербург опустился на 88-е место по уровню комфорта в рейтинге The Economist — из-за последствий войны в Украине
      «Все будут воспринимать это как „Мак“». Первые посетители «Вкусно — и точка» — о качестве бургеров, ценах и бренде
      Грозит ли России голод? Что будет с импортом, ценами и безработицей? Как изменится производство? Отвечают экономисты
      На месте McDonald’s в Петербурге открылась сеть «Вкусно — и точка». Показываем один из ресторанов
      Давление на свободу слова
      «Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
      Запрет Facebook и Instagram за «экстремистскую деятельность» вступил в силу. Чего опасаться?
      «Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
      Школы и детские сады Петербурга готовятся ко Дню России. Дети танцуют под Газманова, рисуют триколоры и клеят на окна изображения голубей
      С конца мая в телеграме травят музыкантов, выступающих против войны, — теперь их концерты в Петербурге отменяют. Что об этом известно
      Хорошие новости
      «Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
      Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
      В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
      На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
      В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
      Подкасты «Бумаги»
      Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
      Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
      Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
      Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
      Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
      Деятели искусства рекомендуют
      «В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
      «Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.