8 декабря 2021

Как работать в кайф, если доставляешь еду? Велокурьер — о свободе, секретах быстрой доставки и страхе дороги

Алексей Бондарев учился на инженера по инновациям на производстве, но сейчас работает велокурьером. Он каждый день развозит заказы по городу, сталкиваясь не только с благодарностью, но и с агрессией.

«Бумага» узнала у Алексея, за что он любит свою работу, как ставит собственные рекорды доставки и как выстроил свой график, чтобы находить время на обучение программированию.

Как решать рабочие проблемы, которые не дают жить? ✅

Подписывайтесь на рассылку «Бумаги» «Когда работа в кайф»

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Работа: велокурьер

На этой работе: 1,5 года

График: свободный


— По образованию я инноватик, инженер по внедрению инновационных технологий в производство. Правда, считаю, что это профанация, а не образование, ведь после второго набора кафедру закрыли. До пандемии я был официантом в ресторане, но с началом нерабочих дней смен стало мало, и с марта 2020 года я работаю курьером. На тот момент я три месяца жил в Петербурге и подумал, что это интересная возможность получше изучить город. За пару месяцев работы в доставке, мне кажется, я узнал Петербург гораздо лучше многих местных.

Для меня работа курьером — это, в первую очередь, свобода. У агрегаторов есть разделение на плановые и свободные смены — я, как и многие мои коллеги, работаю только на свободных. Могу планировать свой график в зависимости от желания и количества необходимых мне денег. А еще в любой момент могу уехать, например, на неделю к родителям в другой город. И никто не будет мне звонить и говорить, что на мне держится весь отдел. Всё децентрализовано, нет никакого давления, никто не требует от меня работать пять дней в неделю по восемь часов.

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Как вы работаете и отдыхаете?

— Сейчас из-за холода я работаю чуть меньше, чем обычно, — пять-шесть часов в день. Я просыпаюсь около десяти, примерно два часа завтракаю, собираюсь и выхожу на работу. Стараюсь уложиться в световой день — мне так спокойнее.

Система устроена так, что курьер забирает заказы из ближайшего доступного заведения. Допустим, выпадает доставка из «Макдональдса» на Невском, которую я везу на Жуковского, после система отдает мне ближайший заказ, например, у «Чернышевской». До выпадения снега я в среднем брал три заказа в час, сейчас, как правило, это две доставки. Немногие курьеры могут держать такой уровень. Я долго настраивал велосипед под себя, езжу в потоке с машинами и хорошо знаю город. И летом, и сейчас я езжу на фиксе. К моему удивлению, сейчас мне на этом велосипеде комфортнее, чем было бы на обычном, — фикс дает чуть больше контроля на дороге.

В моей работе две сложности: дураки и дороги. На дорогах часто возникают инциденты и недопонимания, например, кто-то резко открывает дверь, перестраивается или поворачивает без поворотника. Мне кажется, часто курьеры избегают аварий и выходят из подобных ситуаций целыми только благодаря опыту и навыкам.

Бывает, к нам проявляют агрессию. Однажды я парковал велосипед к столбикам с цепями у Московского вокзала. По другую сторону от заборчика из машины вышел таксист, который неожиданно начал ругаться и агрессивно требовать перепарковать велосипед. В целом, я понимаю, что у людей бывают проблемы с агрессией, поэтому всегда готов к таким ситуациям. После того как у меня в руке появился тяжелый замок, он немного остудил свой пыл, но я на всякий случай рассказал о случившемся сотрудникам полиции, которые стояли неподалеку.

Иногда система, которая раздает заказы, распределяет их таким образом, что приходится полчаса ждать, пока приготовят еду. Я за это время мог бы отвезти доставку. Если так происходит часто, это сказывается на доходе, потому что в агрегаторах сдельная оплата труда — сколько отвез, столько получил.

После работы я возвращаюсь домой, принимаю душ, обедаю и дальше свободное время. Обычно я или встречаюсь с друзьями, или ремонтирую велосипед, самостоятельно учусь Swift-программированию, чтобы в будущем разрабатывать приложения под смартфоны и планшеты. Курьерство — краткосрочная вещь. Можно, конечно, отработать и десять лет, но если десять лет ежедневно кататься по городу, тебя рано или поздно собьют.

Фото: Марина Сивакова для «Бумаги»

Что в работе доставляет вам удовольствие?

— Меня радует, когда люди благодарят за быструю доставку. Я всегда представляюсь, когда звоню по телефону или в домофон, и мне приятно, если люди при встрече обращаются ко мне по имени. Мне кажется важным, чтобы люди знали: курьеры — не просто ребята в разноцветных плащах, каждый из них индивидуальность.

Еще я люблю состояние, когда вхожу в раж: приехал в ресторан, сразу забрал заказ, быстро его довез — и так много раз подряд. А потом смотрю на часы и понимаю, что сделал пять заказов за час, круто же! Или, например, таймер дает 30 минут на доставку, а я довожу за шесть-семь. Просто потому что хорошо знаю город и выстраиваю маршрут в голове так, что у меня всегда есть выбор: ехать прямо, потому что мне горит зеленый, или повернуть направо, чтобы не останавливаться и двигаться в сторону адреса доставки.

Понятно, что это нарушение. Если смотреть на мои перемещения с точки зрения ПДД, то нарушаю я раз в пять-десять минут стабильно. Тот же самый поворот направо на велосипеде, например, нарушение, но если я не мешаю потоку и не создаю аварийную ситуацию, то почему бы не сэкономить драгоценные секунды? Но это не обязательно, агрегатор дает достаточно времени на доставку, и курьеры, которые едут по тротуарам и везде спешиваются, тоже укладываются в тайминг.

Как вы находите баланс работы и жизни?

— Баланс работы и жизни у меня упирается в финансовую сторону вопроса. Когда подходит срок оплаты жилья, если понимаю, что мне не хватает, я работаю больше. Я плачу раз в три месяца, поэтому к этому дню у меня должна быть крупная сумма. Не совсем стандартная история для Петербурга, но вот так. Если нужды нет, то я выхожу на четыре-пять часов, чтобы поддерживать форму — за неделю без нагрузок ноги расслабляются и начинают болеть после небольших расстояний.

У меня не было, кажется, выгорания на работе, но были неприятные ситуации: не хочу их описывать, это что-то близкое к ДТП. После них я чувствовал, что психологическая помощь мне не помешала бы. Я тратил две-три недели на то, чтобы перебороть животный страх перед выездом на дорогу. Случались перерывы в работе длиной несколько недель, когда я боялся выехать на велосипеде даже до ближайшего магазина, но как-то я договорился с собой.

Три совета

  1. Переключайтесь
    Книги, фильмы, прогулки даже несколько раз в неделю — любые занятия, когда вы не сосредоточены на работе, уже защитят от выгорания.
  2. Проводите четкую границу между рабочим и нерабочим
    Речь не только про время, но и про общение с коллегами, рабочие чаты и так далее. У меня есть отдельный рабочий телефон, и если сейчас не мое рабочее время, то он лежит в стороне.
  3. Занимайтесь физическим трудом
    Этот совет немного пересекается с первым, но всё же. Мне кажется, есть занятия, которые полностью отключают голову и погружают тебя в действие: бег, плавание, катание на велосипеде, ручной труд.

    Что дальше?

    — Я планирую пока что работать курьером, обучаться программированию и через полгода-год пойти на стажировку разработчиком и работать курьером только тогда, когда мне будет хотеться чего-то спонтанного или физического в своей жизни.


    Читайте и другие интервью в рубрике «Работа». Помощник капитана Никита Востриков рассказывает, как сохранять здоровые отношения в замкнутом коллективе, а руководитель команды продаж в «Авито» Андрей Туякпаев — о ежедневной медитации и том, как использовать бизнес-техники в повседневной жизни. 

      Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
      Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
      Все тексты
      Мобилизация
      В Петербурге отменили новогодние празднования. Сэкономленные деньги направят мобилизованным и добровольцам
      В России отменили постановление о возбуждении первого уголовного дела за уклонение от мобилизации, сообщил Павел Чиков
      Военкоматы в Петербурге рассылают повестки по СМС и электронной почте. Это законно?
      В Петербурге мобилизованный мужчина совершил суицид. Он застрелился в воинской части
      Как россияне помогают пересечь границу и найти друзей в чужой стране? Три истории
      Визовые ограничения
      На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
      Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
      Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
      «Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
      Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
      Давление на свободу слова
      Родные не могли связаться с арестованной активисткой. Они считают, что ее задержали из-за акции на могиле родителей Путина
      В Петербурге отпустили двух фемактивисткок, которых задержали по делу о «телефонном терроризме»
      Baza: на 77-летнюю пенсионерку из Карелии завели второе дело о «дискредитации» российской армии за антивоенные листовки
      Петербуржца, который раскрасил гаубицы в цвета украинского флага, приговорили к году ограничения свободы
      Владимиру Кара-Мурзе предъявили обвинение в госизмене, пишут ТАСС и RT. Адвокат оппозиционера это подтвердил
      Свободу Саше Скочиленко
      Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
      «Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
      «Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
      Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
      Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
      Экономический кризис — 2022
      Сеть OBI могут переименовать в HOBI или OBBI, пишет «Коммерсантъ»
      Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
      Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
      Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
      Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
      К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.