10 сентября 2018
Как петербуржец разыскал витражи своего дома на Петроградской, пропавшие 25 лет назад. Они лежали на складе телеканала, который купил их на «Авито»

Петербуржец Даниэль Лурье нашел витражи дореволюционного дома на Лахтинской улице, пропавшие 25 лет назад. В начале 2016 года их продали на «Авито» петербургскому телеканалу, в редакции которого они пролежали 2,5 года. Журналисты передали витражи Лурье, и теперь он собирается снова украсить ими входную дверь парадной.

Даниэль рассказал «Бумаге», с чего начались поиски витражей, как он убедил сотрудников телеканала отдать их ему и каким образом планирует восстановить исторические двери дома и уговорить на это жильцов.

Даниэль Лурье

— Всё началось с того, что мы [с семьей] купили квартиру на Лахтинской, 20. Я очень не хотел туда переезжать, потому что консервативный человек, а на предыдущем месте прожил всю жизнь. Поэтому придумал себе такую тему: хочу всё узнать про новый дом и таким образом с ним сродниться.

Стал искать информацию про дом на Лахтинской: начал с Google, потом пошел в архивы. А затем случайно наткнулся на историю телеканала Life78 про витражи (в январе 2016 года издание написало, что витражи дома продавали на Avito за 15 тысяч рублей, а редакция купила их за 10 тысяч — прим. «Бумаги»). Если бы не заметка Life78, я бы никогда не узнал о существовании этих витражей, потому что больше нигде об этом не было информации, в том числе в архивах.

Фото: Даниэль Лурье

Life78 узнал про витражи от Евгения Иванова — одного из главных, если не главного специалиста по витражам в городе. Он нашел их на Avito — или сам, или кто-то ему про них рассказал. В общем, публикации предшествовала длинная цепочка событий.

Заметка Life78 не была подписана, но благодаря знакомым журналистам и друзьям я нашел кого-то из бывших сотрудников телеканала — в итоге удалось разыскать автора заметки. Дарья уже давно не работает на телеканале, но она помогла установить местонахождение витражей. Там с тех пор всё поменялось (в 2017 году вместо Life78 начал работать телеканал «78» — прим. «Бумаги»), в том числе начальство, но витражи удалось найти. Они лежали на складе у завхоза. Конечно, потребовалось время для того, чтобы мы [с представителями телеканала] друг друга поняли, но ребята всё сохранили в идеальном состоянии.

Сначала я позвонил руководству телеканала, потом написал письмо и собрал три десятка подписей в диапазоне от академика [Татьяны] Черниговской до нынешнего ректора ЕУ Владимира Волкова и краеведов Бориса Кирикова, блогеров Леши Шишкина (автор рассылок «Бумаги» об истории домов), Максима Косьмина. В общем, было много людей, которые засвидетельствовали, что я имею серьезные намерения.

Письмо я передал еще в начале лета. Но тогда был чемпионат мира по футболу, и людям было не до того, о чем меня сразу предупредили. Я и сам не торопился, потому что мы реставрировали квартиру, в которую должны были въехать. А сейчас ремонт [дома на Лахтинской] закачивается, оттуда мне будет удобнее заниматься витражами и разговаривать с соседями.

Не уверен, что установку витражей надо согласовывать с КГИОП, потому что наш дом не является памятником. Это довольно рядовая архитектура, и витраж там был единственным украшением. Более того, судя по архитектурному рисунку, который сохранился в архивах, он там не планировался. Видимо, его поставили уже после установки дверей.

Дом, вероятно, не находился под охраной, но так ли это точно, я хочу выяснить [у КГИОП]. Пока мне не удалось ничего найти об этом в архивах. Планирую поговорить с КГИОП и понять, требуется ли от них что-то или эта история касается исключительно жильцов, которые сами должны захотеть [восстановить витраж]. Есть еще ЖЭК, с которым тоже нужно будет договариваться.

Но это не первая история о том, как люди восстанавливают исторические интерьеры и двери. Я точно знаю, что это возможно.

Двери, [в которые был вставлен витраж], тоже хорошо сохранились, просто перед ними поставлена железная дверь. Поэтому я думаю о том, как выстраивать разговор с соседями так, чтобы им тоже было интересно и нестрашно менять железную дверь на деревянную со стеклом.

Для этого я хочу, во-первых, отреставрировать деревянную часть дверей до того, как мы будем снимать железные. И показать, какими красивыми они могут быть. Поставить камеру перед входом, чтобы обеспечить безопасность жильцов и витражей. Еще аргумент: стоимость квартир возрастет. Это факт: в исторических домах, которые чем-то примечательны, квартиры стоят дороже, чем в обычных. Это я могу сказать, как человек, который покупал квартиру.

Фото двери с витражами парадной дома на Лахтинской, 20

И еще на черно-белой фотографии (размещена выше — прим. «Бумаги») видно, что дверь застеклена. Есть статистика о том, что в парадных с застекленными дверьми уровень безопасности выше, чем в домах со сплошными дверями. Вот о чем я бы хотел поговорить с жильцами.

Реконструкцию мы пока с соседями не обсуждали, но уже начали знакомиться с ними. Все, с кем мы с семьей общались, очень приятные люди. На доме уже висят две таблички «Последнего адреса», то есть с нашими соседями [подобные вопросы] уже согласовывали. Так что я надеюсь на успех.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.