21 сентября 2018
Как петербуржцы борются с рестораторами, открывающими бары в их домах. Истории с Рубинштейна и других улиц в центре города

В центре Петербурга часто открываются бары и рестораны в жилых домах, что становится причиной ссор с жильцами. Иногда удается найти компромисс, однако нередко конфликт либо вовсе не разрешается, либо заканчивается закрытием заведения.

Как житель улицы Рубинштейна вынудил рестораторов платить за общедомовые услуги, почему жильцов дома в Басковом переулке зовут «пионерами по закрыванию ресторанов» и как проблему шума решило кафе с живой музыкой? «Бумага» рассказывает, как в Петербурге делят дома жильцы и владельцы баров и ресторанов.

Фото: wikipedia.org

Как с барами и ресторанами спорят и договариваются жители улицы Рубинштейна

Мария живет на улице Рубинштейна, 38 уже 15 лет. В ее доме работают четыре заведения: кафе вьетнамской кухни Joly Woo, суши-бар Subzero, винный бар VinoStudia и недавно открывшийся бар в стиле «Молодого Папы» S’aint. По словам Марии, из-за этого во дворе и доме полно насекомых и крыс.

— Заведения пользуются нашими контейнерами для мусора, они всё время переполнены, — говорит Мария. — Из проблемы мусора вытекает проблема тараканов и крыс. Раз в месяц мы обязательно проводим дезинсекцию и дератизацию.

Но главная проблема, по словам жильцов, заключается в шуме, который идет от выходящих курить гостей заведений и от самих баров. Сделать с этим ничего не получается: полиция, говорят жильцы, на вызовы обычно не приезжает. С тремя заведениями жильцам удалось договориться: когда становится слишком громко, можно быстро связаться с владельцами. А вот с баром S’aint, говорит жительница дома, наладить диалог пока не получилось.

— У S’aint очень громкие басы. Может, кто-то этого не замечает, но даже на верхних этажах я чувствую, как трясется весь дом. Но мы не можем ночью вызвать проверку Роспотребнадзора. Они приезжают и замеряют уровень шума днем. Закон о тишине тоже не работает.

Схожую ситуацию с дневными проверками описывала и жительница дома на Литейном проспекте, 64, где находятся бары Gin Tonic и Che Gevara, а также более 30 организаций.

В свою очередь, в заведениях говорят, что работают с жалобами, но не все из них оправданы. Соучредитель бара S’aint Софи Аврамович рассказала «Бумаге», что не помнит случаев, когда жители приходили с претензиями к ним напрямую. При этом в различные инстанции, по ее словам, поступали жалобы на бар, но Аврамович называет их преувеличенными, «если не клеветническими».

— Например, авторы (или автор) писем утверждают, что мы работаем без алкогольной лицензии (хотя это невозможно), что мы — источник крыс, хотя во дворе расположены кухни четырех ресторанов. Мы терпеливо с этими жалобами работаем.

Фото предоставлено баром S’aint

Аврамович признает, что поначалу у бара была проблема с изоляцией звука. По ее словам, проблему удалось решить за счет установки ограничителя уровня звука на музыкальное оборудование. «Мы привлекли к работе профессионального звукорежиссера, который расположил источник звука так, чтобы все шумы концентрировались строго внутри нашего помещения», — сказала она «Бумаге».

— Уже сейчас мы разрабатываем программу лояльности для жителей дома № 38 по улице Рубинштейна, например, собираемся давать им скидку в нашем баре, — добавила Аврамович.

По словам Марии, ситуация в их части улицы пока не такая плохая, как, например, в начале Рубинштейна. Но она опасается, что если не наладить отношения с рестораторами и не найти золотую середину между мнением жителей и бизнеса, обстановка у их дома может стать хуже.

— У нас довольно много квартир в продаже, желающих переехать немало. Но для многих дело принципа: почему я должен переезжать с места, где мне удобно?

Некоторые жители улицы уверены, что она не должна быть ресторанной, и пытаются напоминать об этом пикетами, жалобами в полицию и Роспотребнадзор, а зачастую приходят прямо к владельцам заведений и пытаются разрешить конфликт напрямую. «Улица Рубинштейна — 750 метров, количество домов — 40, число ресторанов — 67!» — с таким плакатом участников Юридического форума в мае встретила жительница улицы Рубинштейна.

Недавно жильцы создали свой сайт и написали обращение к губернатору, в котором попросили «навести порядок» и снизить количество ресторанов на улице. Примерно в то же время Уставный суд Петербурга обязал сотрудников комитета по вопросам законности и правопорядка отвечать на вызовы граждан и самостоятельно фиксировать нарушения тишины даже в ночное время и выходные. Однако больших планов по изменению формата улицы Смольный пока не озвучивал.

Как жильцы закрывают рестораны и кальянные в своих домах

Исторический дом в Басковом переулке, 13/15 называли единственным в городе жилым зданием, где работают пять ресторанов. В 2017 году их было уже два, а сейчас не осталось ни одного. Жильцов этого дома соседи с Рубинштейна зовут «пионерами по закрыванию ресторанов».

Проблемы жильцов заключались не только в шуме и мусоре: они жаловались, что владельцы заведений проводили незаконные перепланировки в доходном доме 1903 года постройки.

— Все помещения первого этажа нашего дома-памятника перепланированы без получения на то согласований и разрешений. Ни от КГИОПа, ни от комитета по градостроительству и архитектуре, ни от администрации района, — рассказывал житель дома Дмитрий Ледовский.

В итоге от крыши до фундамента здания прошла огромная трещина, у одного из ресторанов лопнул стеклопакет. Несмотря на очевидные проблемы, в одном из ресторанов снесли часть несущей стены. В квартире сверху из-за этого провалился пол в туалете, поднялся паркет, по стенам и потолку пошли трещины. Жильцы утверждали, что владельцы ресторанов на контакт не шли.

Роспотребнадзор проводил проверки и выявлял нарушения, за ситуацией следила районная администрация, но рестораторы избегали ответственности. Жильцы обратились к бывшей главе Центрального района, депутату Закса Марии Щербаковой. В июле 2018 года она объявила, что все заведения в доме закрыли из-за нарушений. Эксперты установили, что из-за действий рестораторов дом оказался в аварийном состоянии, так что теперь там проводят капитальный ремонт.

В ноябре 2017 года в петербургском парламенте зашла речь о запрете на размещение кальянных в жилых домах. Поводом стал конфликт жильцов дома 16 по улице Егорова с открывшимся в 2016 году заведением.

— У нас двор-колодец, кальянная находится во дворе в полуподвальном помещении. Она работает до трех, до шести утра. Посетители шумят, случаются конфликты с жильцами, — говорил председатель совета дома Владимир Воронцов.

«Российская газета» писала, что проверяющие не нашли необходимые лицензии у владельцев кальянной, а работали они без пожарной сигнализации. Однако договор на аренду помещения у них был заключен со Смольным, и там никаких оснований для расторжения не нашли. При этом сейчас на сайте кальянной, на которую жаловались жильцы дома на улице Егорова, указаны другие адреса.

Как пояснил замначальника ГУ МЧС по Петербургу Юрий Блохин, в момент визита инспекторов в кальянных наводят порядок и претензий к ним не выдвинуть. Но никто не может гарантировать, что в кальянных постоянно следят за соблюдением норм.

В аналогичной борьбе удалось победить жителям одного из домов в Поварском переулке. В феврале петербургская прокуратура добилась временного закрытия кальянной, расположенной в здании. Прокуратура Центрального района вместе с контролирующими органами нашла в работе заведения большое количество нарушений: вентиляция не соответствовала санитарным нормам, не было гигиенической раковины, маркировок на производственном и уборочном инвентаре, инструкции по мытью посуды и вывески снаружи.

Как жильцы вынуждают рестораторов платить за общедомовую собственность и менять формат

В доме 12 по улице Рубинштейна работают два ресторана: Waterloo и «Гирлянда». Напротив — «География» и «48 стульев». Проблемы те же, что и у всех соседей: постоянный шум, мусор, пьяные люди, продавцы азотных шариков. А еще — повышенная нагрузка на общедомовые коммуникации и собственность. Но эту проблему жильцам дома частично решить удалось: с рестораторами обсуждают договор аренды.

Жилец дома Григорий рассказывает, что помещения, которые занимают заведения, не приспособлены для ресторанов. В результате общепит пользуется общедомовой канализацией, водопроводом, электросетями, мусорными контейнерами, хотя должен проводить свои коммуникации и заключать договоры на вывоз мусора. Без разрешительной документации и согласования с собственниками на стенах домов рестораторы развешивают воздуховоды и кондиционеры, рассказывает Григорий. Жители решили повлиять на эту ситуацию — квартир в доме сравнительно мало, поэтому организоваться им легче, чем жителям многих других домов.

— Мы в своем доме провели собрание и определили, что владельцы заведений должны отдавать арендную плату за использование общего имущества. Сейчас мы находимся на стадии заключения договоров с рестораторами. Когда мы показали одному из ресторанов, сколько будет стоить размещение трех их воздуховодов, они сразу же два лишних сняли. Когда всё переходит в финансовую плоскость, тогда уже начинается порядок.

Григорий и его соседи по дому провели общее собрание и передали итоговый протокол в Жилинспекцию, управляющую организацию и администрацию Центрального района. После этого они разослали уведомления владельцам заведений и объяснили: «либо мы с вами заключаем договор, либо демонтируем всё ваше хозяйство». Договариваться с рестораторами на словах, по опыту Григория, бесполезно.

Григорий рассказывает, что владельцы баров и ресторанов не всегда владеют достаточной компетенцией, когда открывают свои заведения.

— Для многих владельцев заведение на Рубинштейна — первый ресторанный опыт. Когда у нас открылся один из ресторанов, во всем доме стало часто вырубаться электричество. Я пришел разбираться с управляющим директором. Спрашиваю: вы мощность-то увеличили? Вы же поставили плиты, холодильники. А он у меня стал про это всё спрашивать, какая мощность им отведена и как ее увеличить — человек, который открывает ресторан.

Еще один необычный компромисс с недовольными жильцами нашло саунд-кафе «LADЫ» на Глухой Зелениной, 2. Для заведения главным была живая музыка. При этом кафе соблюдало закон о тишине: в 22 часа заканчивались концерты, в 23 — закрывалось заведение. Однако Роспотребнадзор пришел к выводу, что кафе работает с нарушениями. Проверки начались из-за жалоб одного из жильцов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

А вы уже танцевали не под оглушительный рев колонок, а под настроенную музыку в наушниках? Ладно, уточним вопрос: вы танцевали так где-нибудь не дома перед зеркалом? 😅 . Мы приглашаем вас на самую комфортную пятничную тусовку Петербурга: танцевальную вечеринку в Sound Cafe LADЫ. Работает Silent-технология: вы получаете наушники с индивидуально настроенной музыкой. И выбор за вами: можете танцевать, а можете снять наушники и болтать с друзьями 👏 . За пультом в этот вечер - DJ Андрей Стербнов. . ⚠️Когда: 8 июня, пятница. Начало в 19:30. . Подробности на нашем сайте. Как всегда, в шапке профиля! 📱Или по телефону: +7 (812) 600-24-96 _____ #ладыклуб #soundcafe #cafespb #пятницавечер #танцывнаушниках #silentтехнология #вечеринка #вечеринкавнаушниках #танцы #дискотека #диско #фанк #djандрейстербнов #dancespb #dances

Публикация от Sound Cafe "LADЫ" (@soundcafelad)

После штрафа, избавления от звукоусиливающей аппаратуры и временного закрытия кафе Роспотребнадзор всё равно имел претензии к заведению. Тогда саунд-кафе закупило беспроводные наушники — для артистов и для слушателей. Теперь вся музыка звучит только в наушниках. Владельцы заведения рассказали «Бумаге», что на сегодняшний день к ним не поступают претензии ни от жильцов, ни от контролирующих органов, а интерес к их заведению только вырос.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.