17 августа 2018
Как и зачем петербургские программистки создали PyLadies — филиал международной организации, которая помогает девушкам в IT

В середине 2018 года группа программистов и программисток из Петербурга организовали в городе филиал PyLadies — мировой инициативы, которая помогает девушкам в разных странах изучать язык программирования Python и становиться частью IT-сообщества. В августе организаторы провели первую встречу с лекциями сотрудниц «Яндекса» и Social Quantum, на которую пришло больше 100 человек.

«Бумага» поговорила с программистками о том, как такие инициативы помогают бороться с дискриминацией девушек на работе, почему мужчинам нельзя приходить на некоторые их мероприятия и зачем Петербургу нужна организация.

«Бумага»: как появились PyLadies и чем вы занимаетесь?

Елена Савельева: Первая организация PyLadies появилась в Лос-Анджелесе в 2011 году. Ее создали несколько девушек, чтобы встречаться и устраивать посиделки для разработки, а потом решили, что она достойна распространиться на весь мир. В итоге в Россию аналогичную идею перенес Митя (Дмитрий Назаров — прим. «Бумаги»).

Дмитрий Назаров: В 2017 году я делал другой айтишный движ в Петербурге: сначала встречи PiterPy Meetup — для всех Python-программистов, потом — воркшоп Django Girls SPb (бесплатный мастер-класс по программированию на языке Python для женщин — прим. «Бумаги»). Следующим логичным шагом было мое знакомство с PyLadies. Я узнал об этом проекте и захотел запустить его в Петербурге.

Есть минимум две группы, которым нужен PyLadies: это участницы воркшопов, которым, несмотря на то, что их знакомят с менторами и приглашают в сообщества, не хватает своих собственных митапов, и вторая — это уже работающие программистки, слишком опытные для новичковых проектов. Этим летом мы наконец-то написали письмо создательнице оригинальных PyLadies Линн Рут — и она дала добро.

Мы, как и всемирная организация, помогаем женщинам вливаться в сообщество Python и становиться его активными участницами. То есть мы поддерживаем, развиваем и обучаем комьюнити Python-разработчиц с помощью образовательных мероприятий, конференций, митапов и других ивентов.

Б: Можно ли мужчинам посещать ваши мероприятия?

Алла Захарова: Изначально у нас организация для девушек и тех, кто себя таковыми считает. Но в будущем мы планируем и миксгендерные мероприятия, куда вход будет разрешен всем. В нашем случае мы помогаем социальной группе в менее выигрышной позиции.

Светлана Дьякова: Порой нам приходится слышать, что такие инициативы — это обратный сексизм и сегрегация женщин. Это не так. Концептуально движения, подобные PyLadies, являются частью общей экосистемы сообществ Python-разработчиков, и в первую очередь нужны, чтобы помочь женщинам построить карьеру в IT, стать заметнее и успешнее. Выступать с первыми докладами, пробовать себя в качестве менторок и становиться лидерами мнений, быть в дружественной атмосфере, где тебя всегда поймут и не будут критиковать за ошибки, с которыми каждая непременно сталкивается первое время. И женская группа в этом плане подходит больше: здесь реже встречаются стереотипы, связанные с полом.

После такой пробы пера в уютной поддерживающей среде женщины охотнее участвуют в общих мероприятиях. Это показывает и богатая международная статистика в сотнях городов, где инициативы уже действуют. Например, благодаря деятельности мировых PyLadies на крупнейшей конференции EuroPython стало выступать в четыре раза больше женщин: [их количество увеличилось] с 8 % до 33 %. К нашим локальным PiterPy Meetup и PiterPy Breakfast после первого митапа тоже присоединились новые участницы. Гендерный состав на последнем Python-завтраке был почти 50/50! Это разительно отличается от старой ситуации, когда к Python-разработчикам приходила лишь одна девушка на целую встречу. Причем она была даже не разработчицей, а рекрутеркой.

Зал на первом митапе PyLadies. Фото предоставлено организаторами

Б: Какие проблемы затрагивает PyLadies и зачем это нужно в Петербурге?

А. З.: В первую очередь проблему девушек в IT. Она идет как со стороны работодателей, так и со стороны самих девушек. Проблемы возникают и при найме, и в процессе самой работы: работодатели не всегда доверяют знаниям девушек и боятся возможных декретов.

Сами же девушки, которых в IT и так мало, из-за этого опасаются себя проявить и не всегда решаются идти в эту сферу: они могут даже и не знать, что разработка — это классно, потому что никогда не попробуют. А те, которые все-таки приходят, сталкиваются с дискриминацией или как минимум непониманием.

Е. С.: Еще с начала учебы, если девушка пошла в техническую сферу, многие сталкиваются с некорректным отношением, грубыми шутками и обесценивающими комментариями. Есть печально известный мем про морскую свинку и девушек: «Женщина-программист — это как морская свинка: и не свинка, и не морская».

И подобное не заканчивается после университета. Попадая в русское IT, девушки будто оказываются в подобии гетто: они работают тестировщицами, HR-менеджерами в айтишных компаниях, проджект-менеджерами и в других нетехнических ролях. Сложилась закрытая мужская культура IT: если ты девушка и приходишь с недостаточными знаниями или с хорошими знаниями и неуверенностью в себе, тебе будет очень-очень тяжело. И это если тебя вообще примет какая-то компания.

Решение этой ситуации — обсуждать проблемы, проводить много встреч, а также создавать дружелюбную атмосферу, в которой рады всем девушкам.

Д. Н.: К тому же у нас есть информация не только о недружелюбной среде в российском IT, но и о меньших зарплатах, о том, что девушек перебивают и игнорируют на рабочих митингах и конференциях. Доходит до смешного: мужчине приходится повторять слова девушки, чтобы их услышали.

В технических вузах бывают ситуации, когда девушкам ставят автомат на экзамене, потому что считают, что ей неподвластна никакая математика. Мы понимаем, что в России есть проблема с правами девушек вообще. Но нам IT просто ближе, поэтому это легче чинить. IT — это сфера, на которую смотрят и ориентируются все: технологии — реальная сила. Есть предположение, что, починив проблему в IT, получится помочь устранить её вообще везде. Да и круто научить кого-то программировать, потому что это прибыльное и веселое ремесло.

Выступление Надежды Бугаковой. Фото предоставлено организаторами

Б.: Как прошло ваше первое мероприятие?

Е. С.: У нас был основательный период подготовки: к первому митапу готовились больше месяца. Мы смотрели на опыт проведения подобных встреч в других странах, но, например, практику совместного кодинга в коворкинге не смогли использовать, так как для таких вещей сложно найти спонсорскую площадку. В итоге решили выбрать формат, привычный по встречам в других сообществах, — митап, то есть бесплатную встречу с тематическими лекциями.

Д. Н.: Еще формат митапа выбран из-за дешевизны и простоты организации. Мы не могли позволить себе хакатоны и воркшопы: на запуске лучше не брать рисков. В итоге ажиотаж всё равно был гигантский: ушли в солдаут (посетители зарегистрировались на все 120 мест в зале — прим. «Бумаги») всего за день. Отчасти потому, что запрос на такие инициативы огромный, отчасти — потому, что мы качественно поработали с лидерами мнений.

С. Д.: На первом митапе выступили докладчицы из «Яндекса», Social Quantum и Picasel Agency. Мы старались подбирать темы так, чтобы они были интересными широкому кругу слушательниц, и не требовали какой-то предварительной технической подготовки для понимания, ведь 60 % участниц встречи никогда раньше не программировали.

А. З.: После моего доклада девушки поделились историями о том, с какой дискриминацией они сталкиваются в вузах и на работе. И каждую конкретную историю поддержали другие. Стало ясно, что это не уникальные случаи, а распространенная проблема.

Е. С.: Мы планируем, что не все мероприятия будут проходить в формате митапа. После нашей первой встречи собрали статистику — и оказалось, что люди хотят начать с воркшопов. К тому же треть девушек поддержала идею выезда на природу. Плюс мы сами думаем поддержать традицию питерских айтишных завтраков, делать какие-то эксперименты. Так что в обозримом будущем будут разные форматы и партнерки: сейчас мы, например, можем предложить для наших девушек скидку в 50 % на посещение фестиваля Chaos Construction.

Б: Вы упоминаете, что ваша площадка для продвинутых айтишниц. Что будет, если туда придет новичок?

Е. С.: Мы обсуждали этот вопрос [внутри команды]. Думаем заявлять уровень сложности — например, воркшопов — изначально. А перед митапами анонсировать, какая подготовка требуется для понимания тех или иных лекций. Так что каждая сможет принять участие и узнать что-то полезное для себя.

В целом для таких групповых событий разный уровень — это абсолютно нормально. На том же PiterPy Meetup доклады бывают очень разные: от вводных тем до совершенно хардкорных индустриальных вещей типа финтеха (финансовых технологий — прим. «Бумаги»), который не понятен никому, кроме полутора человек. Но при этом люди знакомятся с чем-то новым: с энтузиазмом слушают, задают вопросы, и это здорово. Парадоксально, но чтобы насладиться новой информацией, необязательно ее полностью понимать.

Б.: Почему вы делаете упор именно на Python? Разве нельзя было поддерживать сразу всех, кто изучает разные языки программирования?

Д. Н.: Есть такая шутка про Python:

— Что такое Python?

— Это клевая экосистема сообществ. Ну и какой-то язык там рядом.

В этой шутке очень много правды, потому что Python как никакой другой язык, как никакая другая технология объединяет людей. Если вы посмотрите на число брендов и инициатив, связанных с Python, то станет ясно, насколько распространен язык. Это сообщество с кучей митапов и конференций по всему миру с темами от data science до проблем женщин в IT.

Следовательно, мы не только про Python, но в основном про него. Python здесь как универсальный удачный язык, который всех объединяет, но это лишь мотив. Это такой клей, который идет с изучением остальных бок о бок. Плюс он простой: на нем можно написать любую работающую штуку за пару недель. Python есть везде.

Е. С.: Еще прагматичная заметка от меня: кроме всего того, что сказал Митя, Python — это один самых популярнейших языков, судя по последним опросам. И он продолжает расти. Так что имеет смысл организовываться вокруг него.

Б: Чего с помощью Python можно достичь? Можете объяснить на примерах?

Д. Н.: Если кратко, то всего. Python применяется в Google, в запуске ракет NАSА, в SpaceX Илона Маска, на нем написан большой кусок всех серверов, которые вращаются по всему миру, нейронные сети и боты в телеграме. На нем можно даже писать игры — например, скрипты и обвязка игрового движка Civilization написаны на Python.

Б: Вас кто-то поддерживает материально? С кем вы сотрудничаете?

Д. Н.: Есть партнеры, на деньги и ресурсы которых мы делаем всякие стикеры для раздачи на мероприятиях, а также мерч: футболки для организаторов, спикеров. Футболки нам сделала компания SprintBox.

К тому же у нас есть партнеры-площадки, с которыми мы до этого сотрудничали на других проектах. Для первого митапа мы взяли площадку наших друзей DataArt, которые помогали с запуском Django Girls. Они также организовали нам трансляцию, кофе-брейк и подобное.

Е. С.: Партнеры поддерживают подобные мероприятия, потому что имеют с этого профит в виде пиара среди комьюнити и потому что это проба чего-то нового. Условно наших партнеров можно разделить на тех, кто дружит с нами и готов поддерживать, и тех, кто просто верит в подобные инициативы и также готов поддерживать.

При этом я бы не сказала, что с нами сотрудничают именно из-за того, что мы говорим о проблеме девушек в IT. Скорее, нас выбирают из-за того, что мы сообщество, связанное с Python.

Д. Н.: Ну и конечно, партнеры есть из-за того, что мы подаем PyLadies как мировую инициативу в Петербурге про очень правильные ценности.

Б: Вы планируете зарабатывать на своих мероприятиях?

Е. С.: Нет, мы не будем получать прибыль. Наша деятельность — волонтерская по определению.

Б: Как вы планируете развивать PyLadies дальше?

Е. С.: У нас есть план сделать площадку для удаленного обучения и совместной работы над проектами. Мы думаем над собственной конференцией, смотря на то, как быстро заполняются места на наши мероприятия. Возможно, будем сотрудничать с образовательными организациями. Но ближайшая цель — это стабильность, чтобы ивенты проходили хотя бы раз в месяц.

Д. Н.: Мы хотим проводить мероприятия в офлайне и онлайне, последовательно создавая дружелюбную среду на всех уровнях IT. Одна из стратегических задач — евангелизм: рассказывать людям, которые не считают подобные мероприятия нужными, «потому что сами всего добились», и которые говорят «вы делаете сегрегацию», почему такие мероприятия необходимы. Нам важно развеивать мифы. В России гендерных проблем так много, что, как в том анекдоте, «можем атаковать в любом направлении».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.