26 февраля 2013

Голодный дом: как петербуржцев купили вместе с квартирами

Больше двух недель назад жители дома 15 по улице Ильюшина начали бессрочную голодовку. Каждый из них ждет приставов: скоро общежитие окончательно расселят. Город готов выделить временное жилье, но, согласившись на него, жильцы боятся затем окончательно остаться на улице. «Бумага» попыталась разобраться, как вышло, что квартиры бывших строителей и работников заводов начали продавать вместе с жильцами и что городские власти предлагают им взамен.

Фото: Анна Рассадина/ «Бумага»
На полу перед телевизором лежат надувные матрасы. На одном из них, в углу, читает девушка. Группа мужчин за столом, как будто пытаясь убить время, вяло играет в карты. — Мальчику исполнилось 18 лет, и суд вынес решение их семью выселить. Через неделю он в армию ушел, отслужил, приходит — бомж. Мальчишка пришел и неделю или месяц жил в коридоре! — рассказывает женщина с осунувшимся лицом, неторопливо садясь за стол. В офисе петербургского отделения «Яблока» уже 16-й день продолжается бессрочная голодовка. «Здесь голодают жители дома на Ильюшина» — каждый раз на плакатах, приклеенных к окнам снаружи, отмечается новый день борьбы. — А девочка у нас 20-летняя пошла менять паспорт — в нем у нее написано «выписана за пределы города». — Сто первый километр. Как зэков раньше, — с ухмылкой добавляет мужчина с небольшим южным акцентом. Сейчас решения суда о выселении есть почти по всем квартирам, а жильцов уже официально лишили прописки. Власти же предлагают согласиться на временное жилье взамен постоянного. «Нас выселяют не по своей вине, мы ни у кого ничего не отбирали и лишнего не просим», — твердят голодающие.

Как общежитие стало частной собственностью: распоряжение Собчака и продажа квартир с жильцами

Дом 15/2 на улице Ильюшина достроили в начале 90-х как малосемейное общежитие. Квартиры в нем получили сотрудники предприятий «Главленинградстроя»: для этого они должны были по договору отработать на заводах и в строительных организациях несколько лет. Прожив в общежитии больше 10 лет, жильцы впервые узнали о строительной фирме «Четвертый трест», которая, как оказалось, перевела общежитие в частную собственность. Трест потребовал от жителей дома выкупить квартиры либо освободить их. В 2007 году, когда истек срок аренды, фирма через суд начала выселять жильцов. — Одной из первых выселили Портянкину, пришли приставы, ОМОН, и пенсионерку выселили в коридор. Вещи она им не отдала, сказала, что тогда что-нибудь с собой сделает. Вещи не тронули, оставили в коридоре — там она прожила около двух месяцев, — вспоминает Тамара Кирсанова, закончившая голодовку около недели назад. На заводе она проработала 13 лет и, чтобы переехать в новый дом, оставила комнату в общежитии квартирного типа, которую затем смогли приватизировать соседи.
Инфографика: Екатерина Чуракова/ «Бумага»
Перевести целый дом в частную собственность в 1991 году стало возможно благодаря распоряжению Анатолия Собчака, в котором указывалось: организации-инвесторы после оплаты строительства получают дома в собственность, а заселение должно производиться по спискам Жилищного комитета. Однако в перечне инвесторов в распоряжении Собчака «Четвертый трест» не указан. Жилищный комитет же, по словам жильцов, заявил, что тогда даже не получил списков заехавших в дом. Поэтому, как утверждают «ильюшинцы», площадь перевели в собственность как нежилую.

«Чиновникам удобно отправить нас в суд, зная заранее, что мы проиграем»

— Всё это абсолютно незаконно, и распоряжение Собчака было незаконным, но, к сожалению, тогда его не удалось отменить. Трест не имел на эти квартиры никакого права. Жильцы их честно получили, получили ордера — вся вина лежит только на городских властях, — уверен депутат Законодательного Собрания Борис Вишневский, который вместе в депутатом Ириной Комоловой выступает в поддержку «ильюшинцев».
Тамара Кирсанова (слева) и Людмила Чулой
Большинство, чтобы переехать в дом, в свое время оставили городу комнаты в коммуналках. Многие «ильюшинцы» сами помогали строить общежитие. — Мы все лето ездили по выходным бесплатно работать на этот дом, здесь шла отделка, поклейка — все это мы делали своими руками. Мы просим лишь вернуть то, что мы заработали. В том, что город позволил это жилье украсть, только вина правительства. — Людмила Чулой, тоже закончившая голодовку раньше, с сожалением оглядывает стены своей квартиры, в которой сейчас живет с дочерью. Людмила проработала на заводе больше 10 лет, а ее муж получил квартиру как договорник от Советской Армии.

Что предлагают взамен: временное жилье или однокомнатная квартира за три миллиона

Сейчас власти предлагают голодающим согласиться на специализированное жилье. Так «ильюшинцы» становятся в положение погорельцев или беженцев. Однако жильцы настаивают на том, чтобы им предоставили квартиры в социальный найм: он не ограничен в сроках и дает возможность приватизации. Голодающие опасаются, что, согласившись на спецжилье, они рано или поздно все равно окажутся на улице, потому что так им придется постоянно доказывать, что они оказались в тяжелой жизненной ситуации. Другой же возможный вариант — коммерческий найм — лишает их места в городской очереди на жилье. Многие, тем не менее, были вынуждены принять и такие предложения властей. —Я здесь уже больше 30 лет живу, у нас дети здесь родились, понимаете? И они сейчас не прописаны нигде. Они вместе с нами — бомжи. Новые питерские бомжи. Получается, мы даже ничего не сможем им оставить, — вздыхает Тамара. Ей пришлось согласиться на спецнайм из-за ребенка: приставы пригрозили, что если она, как предыдущие жильцы, выселится в коридор, ее лишат родительских прав.
Когда в 2007 году начались первые выселения, Валентина Матвиенко заявила, что около 30 семей «максимально политизированы и пытаются давить на власть», однако дело все-таки сдвинулось с мертвой точки и выселенные жильцы получили полную компенсацию. В 2011 году несколько семей получили частичную компенсацию, но теперь, по словам жильцов, субсидии им не предлагают. Больше 30 семей наотрез отказываются подписывать договор на спецжилье — они уверены, что таким образом они соглашаются «на бомбу замедленного действия», потому что спецнайм решает жилищный вопрос лишь на время.

Георгий Полтавченко:

«Они требуют выдать им жилье по социальному найму без очереди. А как быть тогда с остальными 180 тысяч очередников?»

В октябре прошлого года Георгий Полтавченко пообещал разобраться: первоначально город планировал выкупить квартиры у «Четвертого треста» в свою собственность. Однако цена оказалась слишком высокой для городского бюджета, как, впрочем, и для большинства жителей — «Четвертый трест» предложил им выкупить квартиры (все — однокомнатные) за 3-4 миллиона рублей.

Почему не удовлетворить требования жильцов: проигранный городом суд и 180 тысяч очередников

В 1998 году Комитет по управлению городским имуществом подал в арбитражный суд, пытаясь оспорить право собственности, однако из-за истечения срока давности в иске отказали. Жильцы уверены, что иск изначально был составлен так, что дело было не выиграть, зато теперь, по их словам, на основании того, что город уже проиграл спор за собственность, оспорить решения о выселении «ильюшинцы» не могут.
Татьяна Полозова
— Мы запрашиваем документы на дом, документы, которые бы подтвердили правомерность действий чиновников — в суде говорят, все к делу не относится. Чиновникам удобно отправить нас в суд, зная заранее, что мы проиграем, — одна из голодающих, Татьяна Полозова, кивает на толстую папку с документами. —За восемь лет мы уже провели такую большую работу и знаем, где и какие законы нарушены. Но чиновники не апеллируют к законам, они либо говорят «ну-у начинается!», либо «давайте не будем возвращаться в 92-й год, вам все было разъяснено».

Борис Вишневский:

«Трест не имел на эти квартиры никакого права. Жильцы их честно получили, получили ордера — вся вина лежит только на городских властях»

Больше всего голодающие сейчас раздражены официальными заявлениями чиновников, вспоминая которые изнуренные голодовкой, ожиданием судебных приставов и бесконечными попытками достучаться до властей жильцы мгновенно приходят в гнев. Недавно Георгий Полтавченко заявил: «Они требуют выдать им жилье по социальному найму без очереди. А как быть тогда с остальными 180 тысяч очередников?» В действительности многие из жильцов стоят в очереди еще с 80-х годов. — Подавляющее большинство стоит в очереди уже четверть века, поэтому есть все основания дать им как очередникам социальное жилье. Я думаю все, кто в этой очереди столько стоит, уже давно это жилье получили, — считает Борис Вишневский. Для тех же, кто встал на очередь недавно, депутаты Борис Вишневский и Ирина Комолова предложили губернатору поправки в договор спецнайма: депутаты считают, что, прежде всего, его необходимо сделать бессрочным, а в случае продажи квартир жильцам — предусмотреть понижающий коэффициент (не более 0,01% от рыночной стоимости). За десять дней голодовки к «ильюшинцам» так и не пришел никто из петербургских чиновников. Регулярно к ним заходят только гражданские активисты, помогающие жильцам пикетами, да приезжает скорая. Голодающие время от времени подходят к бутылке с водой, кто-то звонит по телефону, мужчина с усами и в клетчатой рубашке, подперев голову, сидит над газетой с кроссвордами. Когда начинается эфир с одной из жителей дома, все вскакивают с мест и усаживаются вокруг телевизора.

«Я здесь уже больше 30 лет живу, у нас дети здесь родились. И они сейчас не прописаны нигде. Они вместе с нами — бомжи. Новые питерские бомжи»

Бывшие заводские рабочие сильно осунулись и вымотались. Из двадцати человек, начинавших голодовку, акцию продолжают лишь одиннадцать. Все чувствуют сильную слабость. У некоторых случаются галлюцинации. Заканчивать голодовку пока никто не собирается.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.