Петербургскому учителю угрожают судом за сообщения о массовой утечке заданий ЕГЭ. Он рассказывает, где их опубликовали и чем эта утечка отличается от предыдущих

Неделю назад учитель из Петербурга Дмитрий Гущин рассказал о массовой утечке заданий ЕГЭ по математике. По его словам, в соцсетях стали распространять варианты второй, более сложной экзаменационной части. О сливах Гущин сообщил в Рособрнадзор, однако там всё отрицали, а на учителя пообещали подать в суд.

Гущин — победитель конкурса «Учитель года России — 2007», в 2016 году он сообщил, что его уволили из Петергофской гимназии за отказ подделывать оценки. После увольнения он опубликовал видео с директрисой школы, ругающейся матом при учениках. За это в отношении учителя возбудили уголовное дело.

Гущин рассказал «Бумаге», как он узнал об утечке и чем она отличается от предыдущих случаев, когда задания экзамена публиковали в интернете.

— Как вы узнали об утечке заданий по математике?

— Я узнал об этом 31 мая — мне стали писать об этом на почту. В это же время задания, которые должны были появиться на экзамене, стали повсюду публиковать во «ВКонтакте». Я связался с Рособрнадзором и переслал им эти файлы, чтобы они проверили, подлинные это задания или нет, и чтобы они были в курсе ситуации и могли отреагировать на происходящее в интернете.

— Кто вам начал писать на почту? Ваши ученики? Ученики из других школ и городов?

— Их мне прислали учителя из других школ и городов. У меня в этом году нет учащихся, которые сдают экзамен в формате ЕГЭ.

— Может, вы знаете, почему школьники стали писать именно вам?

— Ну как почему. Потому что когда появляются подлинные задания к ЕГЭ или похожие на подлинные, вести об этом передаются друг другу учащиеся, потом об этом узнают учителя, рано или поздно это становится всеобщим достоянием. Тут ничего особенного нет.

— А учителя об утечке узнали от учеников?

— Смотрите, 31 мая, накануне экзамена в соцсетях стали распространяться задания. В обрезанном виде, чтобы не показывать условия задач, но чтобы зафиксировать, что варианты были накануне экзамена, я их опубликовал на своей странице с комментарием «Надеюсь, я завтра узнаю о том, что это ошибка».

После этого, 1 июня, прошел экзамен. И вот после того, как учащиеся вышли с экзамена, они стали массово сообщать, что в интернете были те самые задания, которые им встретились на экзамене. Причем об этом, наверное, говорили и те, кто их видел накануне, и те, кто не видел.

После того, как Рособрандзор заявил, что не зафиксировал никаких заданий в интернете, в комментариях под моим постом с вариантами учащиеся стали сотнями писать, какие задания у них были на экзамене из опубликованных до экзамена и из какого они региона. И тут выяснилось, что эти задания были из самых разных часовых поясов, самых разных регионов и городов России.

— Вы анализировали эти комментарии учеников? Можно ли оценить, насколько массовой оказалась утечка?

— Я думаю, что это трудно отследить. Потому что одно дело, когда ученик говорит, что он видел такое задание на экзамене, а другое дело — попытаться понять, сколько точно человек видел варианты до экзамена. По моим оценкам, это тысячи человек. Я бы не стал говорить, что десятки тысяч. Но то, что не 100 и не 200 учеников, это абсолютно точно.

Понимаете, сейчас школьники общаются друг с другом во «ВКонтакте», а не публикуют что-то на сайтах и в группах. Ограничение на количество человек в беседе — 500. Школьники состоят в одной беседе и перебрасывают новости в другую. Если бы таких бесед было десять, то школьников, которые получили задания до экзамена, было бы 5 тысяч. Но мы понимаем, что всё это больше на порядок.

— Вы говорите, что утечка происходит не первый год (Гущин в одном из постов писал про утечки в 2011, 2012 и 2013 годах — прим. «Бумаги»). Чем эта утечка отличается от предыдущих?

— Прежде всего, двумя вещами. Первое — заданиями. Потому что в 2011-2012 годах задания были либо те, что попадались конкретному ребенку —  у него как-то был вскрыт конверт или он во время экзамена что-то сфотографировал и успел получить ответ.

В 2013 году была утечка всего набора экзаменационных заданий по всем предметам и всем часовым зонам. А в этом году — набор рабочих материалов, на основе которых были созданы задания для учащихся. В них при тиражировании подставляли разные числовые данные, и после этого задание включали в КИМ для школьника. В нынешнем году мы видим 30 прототипов экзаменационных заданий.

И второе. Одно дело, когда утечка не в широком доступе: кто-то что-то тихо пересылает своему знакомому. А другое дело, когда всё рассылается в соцсетях: и в распечатанном виде, и написанное от руки.

— Как стало известно об утечке задач по химии? И что это за скриншот с желтым листком? (Гущин 4 июня опубликовал снимок желтого листка, где якобы были написаны заранее задачи, которые попались школьникам на ЕГЭ — прим. «Бумаги)

— История такая: в интернете есть группа, которая называется «Поступашки», куда школьники присылают задания, которые считают экзаменационными. В группе их публикуют. Задания по химии — это не только этот желтый листок, как меня поправляют в комментариях ученики, которые пишут, что по химии была опубликована вся вторая часть, как и по математике. Но я пишу только о том, что я точно знаю. Желтая бумага с вариантами была опубликована первый раз в этой же группе.

— Расскажите про коммуникацию с Рособрнадзором. Сначала они пообещали провести проверку, теперь угрожают судом. Вы в промежутке как-то общались?

— Нет, в промежутке ничего не было. Мне сейчас один вопрос интересен. Они преследуют непонятную для меня цель не будоражить общественность, но при этом все всё хорошо понимают и пытаются решить этот вопрос, или они искренне не верят в то, что произошло, и считают, что их очерняют?

Действий никаких я не вижу. Какие-то очевидные вещи можно было предпринять: обратиться к администрации «ВКонтакте» и попросить заблокировать группу, которая распространяет ответы, например. Я спросил у группы: «Почему вас не блокируют? Неужели о вас не знают?». А администратор группы сказал: «Ну как же не знают, наверняка знают. Но раз не блокируют, значит, их это устраивает».

Можно было бы, осознав, что математику уже выкрали из какой-то базы, работать со следующими экзаменами. Создать 30 или 130 фальшивых вариантов по следующим предметам и наводнить ими интернет, чтобы никто уже не понимал, где настоящее, где поддельное. Но и этого не было сделано. Угрозами ничего не решить, проблемы не у меня, а у них.

— Есть ли у вас предположение, где начался слив?

— Возможно, слил кто-то, кто разрабатывает задания, или те, кто их придумывает,  или те, кто их печатают, то ли те, кто их заносит в компьютер. Не знаю, как у них всё устроено, но понятно, что это не какой-то конкретный регион.

— Кто-то еще подтверждал информацию об утечках?

— Сейчас информацию могут подтвердить два типа людей. Это ученики, которые написали экзамен. И учителя, которые его проверяли. Через неделю, когда экзамены будут проверены, сканы работ школьников будут доступны на сайте результатов проверки ЕГЭ. Тогда можно будет взять отсканированную работу и сравнить. Но эксперты, которые проверяли работы, и учащиеся, которые писали экзамен, всё подтверждают.

Фото на обложке: РЕШУ ЕГЭ

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.