6 марта 2019

Госдума запретила хостелы в жилых домах. Теперь они закроются? Как пострадают туристы? Отвечают петербургские хостельеры и эксперты

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект о запрете хостелов, мини-отелей и гостиниц в жилых домах. В Петербурге насчитывается порядка 1,5 тысяч таких объектов. Хостелам предлагают переводить помещения в нежилой фонд, но для некоторых это невозможно.

Кому навредит законопроект, многие ли гостиницы закроются и как это отразится на туристах? «Бумага» поговорила с представителями «Лиги Хостелов», Союза хостелов России, а также с петербургскими хостелами Soul Kitchen и «Страна чудес».

Алена Енова

Руководительница петербургского отделения некоммерческого партнерства «Лига хостелов», совладелица «Тайга Hostel & Hotel» и Hotelinstinct

— Законопроект о запрете размещения хостелов в жилых домах обсуждается уже много лет. Всё началось из-за борделей и ночлежек, которые вешали вывески «Хостел» или «Мини-отель», хотя такими не являлись. Но в сегодняшнем формате законопроект не повлияет на их работу, потому что они и так находятся вне правового поля. Законопроект лишь закроет или уведет в тень добропорядочные законные хостелы, мини-отели и апартаменты.

В Петербурге более 1,5 тысяч легальных малых средств размещений. Но в черном секторе экономики их также немалое количество — это комнаты в коммуналках, которые сдают мигрантам, бордели, ночлежки, которые, безусловно, не платят налоги и не следят за безопасностью помещений.

Некоторые хостелы смогут перевестись из жилого в нежилой фонд (зачастую размещается на первом этаже или на этажах выше при условии, что все квартиры снизу также нежилые — прим «Бумаги»). Так они будут легальными, но это дорого, долго и зачастую невозможно.

Затраты на перевод в нежилой фонд исчисляются миллионами рублей. Такие деньги можно найти, но в Петербурге это будет технически и документально осложнено из-за согласований с КГИОП и КГА, которые не дадут менять входы и выходы в исторических зданиях, которых в городе много.

На мой взгляд, выселить абсолютно все хостелы из жилых фондов практически нереально, да и абсолютно нелогично, бессмысленно. Просто невозможно закрыть 80 % рынка (примерное количество хостелов в жилом фонде в Петербурге — прим. «Бумаги») — это около 14 тысяч рабочих мест. В Крыму, например, который недавно присоединили к России, это чуть ли не 100 % рынка [малых средств размещений] — если всё закроют, это будет немыслимо.

В итоге кто-то закроется, кто-то уйдет в тень. Сейчас многие приостановили свои стройки, заключение договоров и подписание сделок. Тем, кто выкупал коммуналки под сдачу для малых средств размещения, будет выгоднее сдавать их мигрантам и под бордели. Когда добропорядочные отели и хостелы съезжают, на их месте всегда появляются другие «приятные соседи», с которыми уже действительно много проблем.

Из-за законопроекта пострадают люди из регионов и деревень, которые не могут оплатить крупный отель и поэтому селятся в хостелах и недорогих мини-отелях. Приезжать в Петербург, если у вас невысокий достаток, станет сложнее: придется идти за услугами к теневому бизнесу — к примеру, в частные квартиры, которые как минимум не заботятся о безопасности потребителей. Пожарные датчики, постановка на миграционный учет, кнопка вызова вневедомственной охраны — ничего этого у них нет.

Владельцы хостелов — это незащищенный класс предпринимателей: у нас в индустрии нет таких денег, чтобы лоббировать свои интересы, нанимать дорогих адвокатов и так далее. Многим непонятно, почему государство вкладывает огромные деньги в поддержку малого бизнеса, но хостелы и отели, которые как раз относятся к нему, запрещает. Мы считаем, что нужно грамотное отделение в законодательном поле легальных хостелов и отелей от ночлежек и борделей.

Яна Бабина

Президент Гильдии малых средств размещения

— Это необоснованный и непроработанный законопроект. В Петербурге много легальных малых средств размещения. Во время чемпионата мира все они прошли обязательную классификацию. Однако сейчас их заставляют уходить в теневой бизнес.

Ключевая проблема, которая заключалась в появлении непонятных ночлежек, где проживают асоциальные личности, осталась нерегулируемой. Поэтому жалобы от жильцов, которыми [автор законопроекта Галина] Хованская аргументирует необходимость законопроекта, продолжатся.

За четыре года подготовки законопроекта Хованская ни разу не встретилась с представителями отрасли и не обсудила существующую проблему. А мы неоднократно старались это устроить, чтобы навести на рынке порядок. На наши вопросы о количестве жалоб нам давали ответ: «Много», — без какой-либо конкретики. Проведя свой анализ, мы узнали, что жалобы в основном поступают именно на черный, теневой бизнес.

Представители малых средств размещения сами борются с подобными ночлежками, так как из-за них страдает вся индустрия. Так, при проверках полиции практически ни одна ночлежка не пострадала — были закрыты лишь цивилизованные хостелы. Из-за законодательного вакуума [относительно определения хостела] сложилась отрицательная юридическая практика.

В рамках законопроекта предлагается решение в виде перевода [хостела] из жилого фонда в нежилой. Но в Петербурге эта процедура осложнена, как и во многих других регионах. К тому же сейчас существует закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, который запрещает краткосрочное и долгосрочное проживание в нежилом фонде. Никакого четкого понятного решения для бизнеса не предоставили.

Малые средства размещения в жилом фонде — это общемировая практика. Легальные бизнесы хотят иметь хорошие отношения с соседями, поэтому они следят за порядком, чистотой, безопасностью в помещении.

Пока непонятно, как законопроект отразится на внутреннем и внешнем туризме. Потребитель не будет разбираться, кто легально ведет свою деятельность, а кто нет. При данном законе формат хостелов продолжит работать, но уже в теневом секторе, не развивая экономику и туризм.

Нужно смотреть, как всё в действительности будет работать после вступления в силу законопроекта.

Михаил Рогалев

Управляющий хостелов «Страна чудес» на Невском проспекте, 23, Невском проспекте, 10 и Загородном проспекте, 15

— Два наших объекта находятся в жилом фонде, один — в нежилом. Очевидно, что теоретический перевод помещений в нежилой фонд не избавит от тех проблем, о которых говорит Хованская. Нарушение тишины, миграционного законодательства, санитарных норм и другие проблемы, которыми прикрываются инициаторы законопроекта, могут быть в любом месте.

Мы знали, что законопроект может коснуться нас, но надеялись на благоразумие властей. Мы были уверены, что будет введено разумное регулирование, а не тотальный запрет, потому что видели поддержку властей Петербурга. Комитет по развитию туризма говорил о нашей значимости и необходимости, что законопроект приведет к потере рабочих мест, потере налогоплательщиков, повышению цен. Но документ приняли.

Ночлежки, бордели и притоны — это большая проблема, которую легальные средства размещения хотят разрешить так же, как и власти. Потому что они портят репутацию всей индустрии, прикрываясь названием «Хостелов» и «Мини-отелей».

Закрытие законных объектов, прошедших классификацию, то есть имевших лицензию на работу, в жилом фонде не решит эту проблему. При этом также пропадет важная функция малых средств размещения — расселение коммуналок. Индустрия мини-отелей и хостелов все эти годы помогала в этом Петербургу. У администрации на это не хватало ресурсов и возможностей. Проблема в том, что огромные 10-комнатные коммуналки с окнами во двор-колодец не подойдут никому, кроме хостелов и мини-отелей. Если нас запретят в жилом фонде, непонятно, кто будет дальше расселять эти коммуналки и во что превратятся наши уже расселенные квартиры.

У нас нормальные отношения с соседями, все вопросы мы стараемся мирно урегулировать, не доставляя друг другу трудностей. Но под нами жилые квартиры, поэтому по закону мы не можем перевестись в нежилой фонд вообще.

На наш взгляд, логично было бы дать право вето соседям, чтобы они могли сами решать, быть малому средству размещения в их парадной или нет. А за общим порядком можно следить уже с помощью давно существующих законов.

Мы до сих пор рассчитываем на поддержку властей города и страны и надеемся, что они примут благоразумное решение в регулировании области. Будем следить за развитием ситуации, всё происходит очень стремительно. Пока продолжим работу как и раньше.

Сергей Сорокин

Сооснователь хостела Soul Kitchen на набережной реки Мойки, 62/2

— Мы находимся в многоэтажном жилом доме на втором этаже. Единственная претензия от жильцов поступила нам три года назад: окно, выходящее в колодец, было открыто, и из-за шума около 22:00 соседи позвонили нам — мы сразу же закрыли окна и конфликт закончился.

Сейчас мы планируем советоваться с юристами и смотреть, насколько этот законопроект для нас страшен. Мы, видимо, будем озадачиваться переводом в нежилой фонд: под нами находятся лишь рестораны, поэтому это, вероятно, реально сделать. Но это будет сложно: по нашим подсчетам, потребуется минимум один год и не менее 2 миллионов рублей.

Законопроект на индустрию повлияет, на мой взгляд, негативно. Если закрыть 80 % хостелов (которые находятся в жилом фонде — прим. «Бумаги»), рынок схлопнется. Бюджетным путешественникам из регионов останется жить разве что в трехзвездочных гостиницах. К тому же не платившие налоги «серые» заведения так и останутся вне правового поля, их не закроют. Пострадают качественные хостелы и мини-отели.

Претензий к нам и другим порядочным хостелам до этого момента не было. Правительство Петербурга гордится тем, что у них работают качественные заведения. Например, когда мы получаем награды (Soul Kitchen уже четыре раза признавали лучшим в мире хостелом — прим. «Бумаги»), администрация Адмиралтейского района всегда размещает об этом новость у себя в соцсетях.

Пока мы не знаем, какую нам дадут отсрочку до вступления закона в силу. И какие нюансы будут позже, мы тоже не знаем. У нас уже есть бронирования на лето, многое распродано.

Пока работаем и ждем как минимум первых проверок. Если действительно пойдут рейды с предписаниями, будем думать. Самостоятельно закрываться пока не планируем.

Юнис Теймурханлы

Владелец и управляющий отеля «Гельвеция», цитата по «РБК»

— [Закон принят] в самом жестком его варианте — отметены все смягчающие поправки, предложенные бесконечными лоббистами, ассоциациями, комиссиями, ходившими по коридорам Госдумы более трех лет. «Нет» сказано и ряду влиятельных сенаторов и глав регионов, выступающим против жесткого варианта законопроекта. На защиту «закона Хованской» внезапно встало правительство, прежде выступавшее за поправки и даже грозившееся внести в Госдуму альтернативный вариант. <…>

Законодатели мучительно долго решались на этот шаг — аж с мая 2016 года. И конечно, не из жалости к предпринимателям. Чемпионат мира по футболу 2018 требовал огромного количества недорогих средств размещения. <…>

Удивляет другое. У инвесторов было целых три года для решения судьбы своего бизнеса. Не каждый закон принимается так долго и осторожно. После первого чтения в 2016 году разумные собственники давно нашли для себя решение — некоторые бросились переводить активы в «нежилуху», остальные избавлялись от них либо перепрофилировали объекты. Остались лишь «горячие головы». Предпринимательство — это не дебаты на просторах соцсетей. И не сборы подписей. Это чутье, работа с юристами, поиск связей, выходов и решений, касающихся не отрасли или мира в целом, а конкретно твоего детища. И всегда на спокойную голову, без истерик и пикетов.

Мой отель «Гельвеция», кстати, вырос из жилого фонда. И еще в 2013 году работал в жилом здании. Но он мучительно и тяжело уносил ноги — плохие звоночки начали раздаваться еще восемь лет назад.

Оксана Дмитриева

Депутат Законодательного собрания Петербурга, цитата по «РБК»

— Я поддерживаю законопроект и считаю, что хостелы не должны быть расположены в жилых домах, поскольку соседство с ними нарушает интересы и права граждан. Кроме того, подавляющее число хостелов в Петербурге открывается в исторических зданиях. А это, как правило, сопровождается несанкционированными перепланировками, потерей интерьеров, а также наносит вред объектам культурного наследия.

Представители бизнеса активно сопротивляются принятию закона, но их аргументы не выдерживают критики. Например, они говорят о недополучении налогов в бюджет, но сегодня этот бизнес в Петербурге на 90 % нелегален, а значит, хостелы почти не платят налоги. И этот теневой рынок фактически эксплуатирует жилой фонд и живет за счет взносов жильцов, которые на свои деньги проводят ремонт и благоустройство подъездов. Например, жители дома за свой счет отремонтировали лестницу, а посетители хостелов ее разбивают.

Есть также аргумент о том, что с помощью создания хостелов можно расселить коммунальные квартиры. Но это не совсем так. Например, если в доме появляется хостел, то уже никто не захочет покупать в этом доме квартиру, потому что соседство с коммуналкой предпочтительней, нежели соседство с хостелом.

При этом законопроект предоставляет предпринимателям возможность переводить здания в нежилой фонд и создавать там временные места размещения. Например, можно отремонтировать и реконструировать аварийные расселенные здания и создать там хостелы. Таких зданий в городе очень много.

Роман Сабиржанов

Руководитель управляющей компании Hotel Consulting, цитата по «Би-би-си»

— Что сейчас сделают владельцы объектов? Они снимут вывески «Хостел» и «Гостиница», перестанут проходить классификацию и получать паспорта безопасности. Государство будет меньше контролировать эту сферу.

В Питере и Крыму большинство малых средств размещения находятся в жилом фонде. Проект приведет к срыву туристических сезонов, снижению объема инвестирования в полуостров, а также полной маргинализации рынка размещения.

Ирина Тюрина

Пресс-секретарь Российского союза туриндустрии, цитата по «Ведомостям»

— В прошлом году Санкт-Петербург посетило 7–8 млн туристов, 35 % из них останавливаются в мини-отелях и частных хостелах. В сезон в городе очень дорогие гостиницы. Город просто потеряет этих туристов. Недорогие места размещения бронируются за полгода, заменить их нечем. Люди не приедут, а хостельерам придется возвращать деньги.

Елена Лысенкова

Директор Hospitality Income Consulting, цитата по «РИА Недвижимость»

— По нашим оценкам, закроется около 10–15 % объектов. Многие тянули в надежде, что закон не примут, и не легализовали хостелы. <…> Скорее, стоит говорить об обновлении рынка. Закрывающиеся объекты будут искать новые помещения и делать новые объекты.

Обновлено: 

Совет Федерации отклонил законопроект о запрете размещения хостелов в жилом фонде. Его отправили на доработку, чтобы изменить дату вступления в силу на 2020 год.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Будут ли США и Евросоюз предоставлять убежище россиянам, бегущим от мобилизации? Вот что известно сейчас
Путин подписал указ об осеннем призыве. Его проведут на месяц позже из-за «частичной» мобилизации
Каким IT-специалистам могут дать отсрочку от мобилизации, как ее получить и какие риски
В Петербурге зарегистрировали первый иск об оспаривании мобилизации
«Дальше — всеобщая, потом — ядерное оружие». Что российские чиновники говорят о «частичной мобилизации»
Визовые ограничения
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Давление на свободу слова
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
В Кремле подпишут «договоры о вхождении новых территорий» в состав России. На церемонии выступит Владимир Путин
Активиста Егора Скороходова приговорили 3 годам и 8 месяцам лишения свободы. Вот что нужно знать о его деле
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.